ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


Скотту пришлось кричать, чтобы его услышали за воем ветра.
– Тридцать секунд!
– Джеймс! Что ты делаешь?
Кирк дотянулся до руки Тейлани, пытаясь ее успокоить.
– Исчезаю, – ответил он. – Они не смогут нас засечь в зоне ионизации, которую мы создали.
– Но на такое время! Какой в этом смысл?
– Достаточно нескольких секунд. Приготовиться к прыжку, мистер Скотт.
Кирк не услышал ответа Скотти. Он предполагал, что ответ будет прежним.
Но Изис, не прошедший обучения в Звездном Флоте, снова переспросил Кирка.
– Но вы не можете перейти в искривленное пространство в атмосфере!
– Кому вы больше верите, мистер Изис: учебникам, или тому, кто это неоднократно проделывал? – Кирк улыбнулся ему. – Проложите курс на отметку два четыре пять, точка один восемьдесят.
Кирк увидел, как Скотт в расстройстве покачал головой.
– Не бойся Скотти, корабль выдержит! – прокричал Кирк.
– Ага, – ответил Скотти, – А вот выдержу ли я?
– Первая скорость… давай! – скомандовал Кирк.
«Энтерпрайз» застонал, когда его внезапно выдернули из атмосферы со скоростью света, и лег на обратный курс, который должен был вывести его всего в нескольких километрах позади «Эксельсиора» и клингонского эскорта.
– На стандартной орбите! – крикнул Скотт, еще не осознавший, что вой воздуха прекратился.
– Выруби этих клингонов! Фотонные торпеды – полное распыление!
Это было уже слишком для Скотти. Даже у него нашлись вопросы к плану Кирка.
– Сэр, но дизрапторов будет вполне достаточно.
– Никаких дизрапторов! – приказал Кирк. – Торпеды – пли!
Скотти снова что-то пробормотал, но еще четыре торпеды ушли, перегружая щиты клингонов.
– Они нас никогда не заметят! – воскликнул инженер. Затем его тон резко изменился, когда он добавил, – «Эксельсиор» на подходе!
– Клингоны должны быть между ним и нами, мистер Изис.
«Энтерпрайз» содрогнулся, когда Изис не рассчитал и чуть не врезался в один из крейсеров.
Тот увернулся, заставив второго поменять курс.
Кирк наблюдал на экране цепную реакцию. Теперь крейсеры заставили потесниться «Эксельсиор».
Но первый клингонский крейсер прекратил вращение и начал стрелять.
«Энтерпрайз» спокойно поглотил первые выстрелы.
– Мне отвечать? – настойчиво спросил Скотт.
– Подождите второго крейсера.
– «Эксельсиор» наводит фазеры.
– Ждите второго крейсера, мистер Скотт…
– Они готовятся к стрельбе! – Предупредил Скотт Ногти Тейлани впились в руку Кирка.
«Энтерпрайз» содрогнулся от выстрелов наконец-то подошедшего второго крейсера и первого.
– Все дизрапторы – огонь! – крикнул Кирк.
Оранжевые лучи четырежды сверкнули из-под тарелки «Энтерпрайза».
Они прошли сквозь щиты первого крейсера так легко, как будто щитов не было вовсе.
Мостик крейсера взорвался маленькой сверхновой, а его корпус, медленно вращаясь, попал в лучи, бившие во второй крейсер.
Пойманный этими лучами, главный корпус первого крейсера взорвался серией маленьких взрывов, когда начала взрываться антиматерия.
Но поглотив второй набор лучей, он дал второму крейсеру возможность скрыться.
– Что случилось? – спросила Тейлани.
– Они предположили, что у нас на вооружении фазеры, – ответил Кирк, – и соответственно настроили щиты. – Он вздохнул. – Всегда хотел попробовать сделать это.
Он вновь открыл канал с «Эксельсиором».
Дрейк сидел в кресле капитана. Выражение у него было точно такое, как на Тичо IV, когда он сообщил Кирку о смерти Фейт Морган.
– «Эксельсиор», – сказал Кирк. – Еще раз предлагаю вам отступить.
Ответ Дрейка был безэмоционален.
– Ты – труп, Кирк. Ты меня слышишь?
– Верни Сулу. Я буду говорить только с ним.
– Стрелок, – приказал Дрейк. – Прицелиться в «Энтерпрайз». Все фазеры в боевую готовность.
– Нас потрепало в атмосфере, – прошептал Скотт. – Щиты выдержат не больше минуты такой атаки.
Но Кирк знал, что «Энтерпрайзу» и не придется этого делать. Изменив свой приказ, Дрейк дал Сулу и команде возможность отступить. Что предполагало, что они видят ситуацию так же, как Кирк.
– Адмирал Дрейк, я правильно понимаю: вы только что отдали приказ уничтожить корабль, принадлежащий независимому миру, только за то, что он пытался предотвратить вторжение на свою территорию?
– Ваши атомы будут кружить по орбите Чала, пока его солнце не станет сверхновой, – пообещал Дрейк.
– Мистер Спок – разве приказ адмирала Дрейка не является прямым нарушением политики Федерации?
Спок выступил вперед. Поднял бровь.
– Звездный Флот учитывает, что в случае самообороны корабль Звездного Флота может ответить равносильным применением силы, но не больше.
Прекрасно, подумал Кирк. Спок знает, куда я клоню.
– Он атаковал нас, – сказал Дрейк Споку.
– Нет, – поправил его Кирк. – Я атаковал клингонов. Мистер Спок, мой корабль стрелял в сторону «Эксельсиора» или любого другого корабля Звездного Флота?
– Нет, сэр.
– Итак, имеет ли по вашему мнению адмирал Дрейк право приказывать уничтожить «Энтерпрайз»?
Спок на сантиметр наклонил голову, давая Кирку понять, что он нашел выход.
– Технически дело может быть представлено так, что приказы адмирала идут вразрез с приказами командования, – проинформировал Спок.
– Я знаю, что теперь я не офицер Звездного Флота, – сказал Кирк, видя, как закипает Дрейк, – но в мои времена такие противоречия служили основанием для внутреннего расследования.
– Так и есть, сэр, – согласился Спок.
– Огонь! – приказал Дрейк.
Кирк приготовился к удару.
Ничего не произошло.
– Проклятье, огонь! – крикнул Дрейк, вскакивая на ноги. – Огонь, или вы все будете объявлены мятежниками!
Сулу повернулся к экрану.
– Адмирал Дрейк, сэр. Вы нарушаете командные директивы Звездного Флота. Я вынужден требовать от вас сдачи полномочий для проведения расследования.
– Это не сработает, и ты знаешь это, – сказал Дрейк. – Мы на военном положении.
– Отключи дизрапторы, – приказал Кирк Скотту.
Сулу посмотрел мимо экрана.
– Коммандер Чехов, «Энтерпрайз» угрожает «Эксельсиору»?
Чехов тоже там, подумал Кирк. Не удивительно, что «Эксельсиор» не выстрелил по команде Дрейка.
– Нет, сэр, – ответил Чехов. – Дизрапторы «Энтерпрайза» отключены.
– Адмирал, пожалуйста, – настаивал Сулу. – Мне не хочется прибегать к приказу один-четыре, раздел С.
Дрейк уставился на Сулу.
– Вы не посмеете.
– А ему и не придется, – сказал Маккой, присоединяясь к офицерам, противостоящим Дрейку. – Я главный корабельный хирург, и мне не терпится провести пару медицинских тестов, чтобы выяснить состояние вашего разума.
Чехов показался на экране.
– Мне нужно выяснить, правомерны ли приказы, которые он мне отдал.
Даже Ухура была там. Она присоединилась к Чехову.
– Я собрала все записи с мостика в сообщение, капитан Сулу, и готова послать его командованию Звездного Флота.
Кирк наблюдал, как Дрейк смотрит на бывших офицеров Энтерпрайза, объединившихся против него.
Без следа эмоций он отступил.
– У вас будет шанс провести свое расследование, – сказал он Сулу.
– После того, как мы уйдем из этой системы. – Сулу занял свое кресло. – Капитан Кирк, это может занять несколько часов. Но мне кажется, что мы вернемся.
– Понятно, капитан Сулу, – подтвердил Кирк. – Спасибо.
– Спасибо вам, сэр. Я не видел способа выбраться из этого. Сулу, конец связи.
Экран переключился на Чал.
«Эксельсиор» исчез в световой вспышке перехода в искривленное пространство.
Не было видно ни следа второго клингонского крейсера, лишь обломки первого.
Скотт повернулся в кресле. Его лоб был мокрым от пота.
– М'гу п'клястся: в' удачливы, как дьяв'л.
– Не по адресу, мистер Скотт. Это же рай, забыли?
Кирк поднялся и направился к Тейлани.
Он пытался быть помягче.
– Время лжи кончилось, и ты это знаешь. Что бы ты от меня не скрывала, Федерация уже знает об этом. И клингоны. Сколько пройдет времени, прежде чем это откроется ромуланцам? И скольким еще?
Тейлани не могла смотреть ему в глаза.
– Тейлани, твои анархисты здесь ни при чем. Те, с которыми я вчера разговаривал, были готовы скорее умереть, чем допустить, чтобы кто-нибудь узнал о том, что лежит в Арсенале. Что бы они ни пытались скрыть, больше они этого не контролируют. И это делает их опасными.
– Я не знаю, что мне делать, Джеймс.
Она поднял ее голову, чтобы заставить ее посмотреть в его глаза и увидеть, что в них нет гнева.
– Теперь я понимаю, зачем я был тебе нужен. Ты хотела, чтоб я справился с проблемой, которая оказалась тебе не по силам. Но это проблема Чала. Твоя проблема. Не моя.
Паника сверкнула в ее глазах.
– Ты улетаешь?
– Нет. Но я могу только помочь тебе. Я не могу принять на себя твою ответственность. Это ты должна сделать сама.
– Как? – спросила она.
По этому простому вопросу Кирк понял, что она все еще была ребенком, не смотря ни на что.
Но она не может вечно оставаться ребенком.
Никто не может.
– Что такое Чалчадж ' кмей? – спросил Кирк.
Тейлани сделала глубокий вдох.
– Я… не знаю, Джеймс. Это… то, что хранится в Арсенале.
– И ты там никогда не бывала?
Она покачала головой.
– Мне было страшно, Джеймс.
– Это часть взросления. Это то, что ты и все твои люди должны сделать.
Она взяла его за руку – не чтобы отвлечь, а ища поддержки.
– Ты когда-нибудь боишься?
Кирк улыбнулся ей. Он наклонился, чтобы прошептать свой секрет ей на ухо.
– Все время.
Она удивленно посмотрела на него.
– Просто я не разрешаю страху мешать мне.
Новое выражение появилось в глазах Тейлани. Кирк предположил, что это разочарование. Но в этом не было ничего плохого. По большому счету, именно так и меняются люди.
Тейлани посмотрела на свою полупрозрачную шаль.
– Мне кажется, что мне стоит переодеться.
– А потом мы пойдем в Арсенал? – спросил Кирк.
– Вместе, – ответила она.
Кирк взял ее за руку.
Будущее ждало. На сей раз их обоих.
Глава 37
Когда «Эксельсиор» отошел на несколько световых лет от территориального пространства Чала, в комнате для совещаний собрались офицеры для проведения расследования.
Большой экран больше не показывал схему корабля. Вместо этого кадры с мостика корабля заполнили его. Они показывали те события, которые привели к просьбе Сулу к адмиралу Дрейку оставить командование. Под каждым изображением был код времени. Ухура была занята.
Как и все, кто собрался в комнате, Чехов еще не занял свое место. Адмирала Дрейка еще не было. Все были слишком взволнованы, чтобы делать вид, что это всего лишь формальность.
– Ну и в чем на сей раз странность, Спок? – спросил Маккой.
Ухура, Сулу и Чехов прервали свой разговор, чтобы услышать ответ Спока.
– О чем вы, доктор?
– Как мы собираемся из этого выпутываться?
Спок на секунду задумался.
– Если проанализировать нашу ситуацию с точки зрения формализированного подхода, мы все сделали правильно. А следовательно, нам не из чего 'выпутываться', как вы выразились.
– А если смотреть с другой точки? – поддел Спока Маккой.
– Все возможно.
Маккой закатил глаза.
– Спасибо за эти успокаивающие слова.
– Я не предполагал вас успокаивать.
– Шутишь?!
– Доктор, даже вам должно быть абсолютно ясно, что наша позиция весьма ненадежна.
– Ну, – сказал Маккой, – ты в любом случае собирался уйти из Звездного Флота, так что тебе-то какая разница – месяцем раньше, месяцем позже…
– Это никак не отразится на нашем положении в Звездном Флоте. Мы поступили по уставу, и мы имели право указать адмиралу Дрейку на то, что его приказы не правомерны.
– Тогда что ты имел в виду под ненадежностью?
– Адмирал не принимал участия в миссии Звездного Флота.
Это привлекло всеобщее внимание.
Сулу присел на край стола. Он знал, как работает мозг Спока.
– Что мы упустили, Спок?
– Когда адмирал противостоял капитану Кирку, он приказал командиру нашего клингонского эскорта приготовить их торпеды к запуску, – сказал Спок. – Не важно, как далеко зашел мирный процесс, крайне мала вероятность того, что клингонский офицер поставит свой корабль в такую ситуацию, когда он будет вынужден выполнять приказы офицера Звездного Флота.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...