ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


– Ты должен гордиться сыном, – сказал Дрейк. – Благодаря его революционным работам и великим жертвам Звездный Флот возобновит исследования протоматерии. Под моим чутким руководством. Знаешь, когда мы протестируем первую протобомбу, можешь быть уверен: я отдам дань уважения заслугам Дэвида.
– Он был ребенком! – сказал Кирк. – Он не осознавал опасности!
– Как и ты, Джимбо, – Дрейк презрительно покачал головой. – А теперь либо убей мою дочь, либо брось оружие. Хоть раз в жизни сделай хоть что-нибудь!
Кирк подумал о Дэвиде. Он усилил давление на спусковой курок.
Он хотел увидеть Дрейка сломленным.
Подавленным величайшим горем родителя.
Как был подавлен Кирк на планете «Бытия».
И сейчас это было достижимо.
Но какой ценой?
Кирк бросил фазер, и отодвинул его ногой. Отпустил Ариадну.
Она на секунду замешкалась, а затем бросилась к отцу.
Дрейк ухмыльнулся.
– Я всегда знал, что ты трус, Кирк.
Тейлани оставалась с Кирком. Держала его за руку. Ища защиты. Не защищая.
– Я знаю, что значит потерять ребенка, – сказал Кирк. – И не сделаю этого. Даже ради того, чтобы остановить тебя.
Дрейк подошел, чтобы вернуть фазер Ариадны.
– Я ужасно тронут. Как будут тронуты и мои сообщники в Штабе Звездного Флота. – Дрейк поменял установки фазера. Прицелился в Кирка. – Нас осталось семеро. Даже Картрайт не знал всех. Так безопаснее.
– И кто они? – спросил Кирк.
– Тебе надо лишь знать, что все они патриоты, желающие оградить Федерацию от вмешательства инопланетян. А этого в последнее время стало чересчур много. – Дрейк помахал фазером Тейлани. – Все в порядке, Тейлани. Все кончено. Можешь возвращаться ко мне.
Кирк знал, что Дрейк говорит это лишь для того, чтобы сделать ему больно. Но он тут же почувствовал, как Тейлани прижалась к нему.
– Вот именно, – весело продолжил Дрейк. – Она все время работала на меня.
Кирк посмотрел Тейлани в глаза. Огни от горящих дисплеев отражались в них. И истина.
– Прости меня, Джеймс.
Это многое объясняло, так что Кирк даже не был удивлен.
– Поэтому ты и не подошла ко мне на приеме, не так ли? Потому что со мной был Дрейк. И ты его знала.
– Он сказал, что ты не поймешь.
– Я понимаю.
– Моим людям нужна была помощь, чтобы выжить под атаками анархистов. Мои помощники сказали, что адмирал будет новым командующим Звездным Флотом. И что я должна отправиться к нему. Но Дрейк сказал, что Федерация не может вмешиваться во внутренние дела клингонов и ромуланцев. Он сказал, что ты выходишь на пенсию. И ты примешь вызов.
– Я дал ей твою психологическую характеристику, – ухмыльнулся Дрейк. – Ты был для нее открытой книгой.
Кирк не доставил Дрейку удовольствия увидеть, как он себя чувствует в действительности.
– Ты сделала то, что должна была, – сказал он Тейлани. Невинная пешка в игре между ним и Дрейком.
Она сжала его руку.
– Но я действительно в тебя влюбилась. Ты должен в это верить.
Кирк поднес ее руку к своим губам и поцеловал.
– Я верю.
Затем Кирк повернулся к Дрейку.
– Думаю, остальное я могу понять и сам. Как же тебе был нужен кто-то, не на службе Звездного Флота, чтобы обнаружить Чал!
Дрейк высокомерно кивнул.
– Любопытно. И что ты собирался сделать с «Детьми Небес»? – спросил Кирк. – Подкупил бы официальных лиц Федерации вечной молодостью? Использовал бы их, чтобы остановить переговоры о мире? Остановить подписание мирных договоров?
– Все имеют свою цену, Джимбо. Твоей всегда было твое тщеславие.
– Мне кажется, что ты недооцениваешь личный состав Звездного Флота, – сказал Кирк. – Они не потерпят таких противозаконных действий.
Фазер Дрейка ни на секунду не дрогнул.
– Подумай еще разок, Джимбо. Картрайту почти удалось. Несколько убийств, парочка инцидентов на границе, и паранойя, так недавно похороненная, вновь будет править бал! Я это гарантирую. Я сделал исчерпывающий анализ. Под моим руководством, с моими взглядами, Федерация станет сильнее, чем когда бы то ни было раньше. Это единственный ее шанс на выживание.
Кирк прижал Тейлани ближе к себе.
– Изучи историю, Дрейк. Если угроза войны, взяточничество и убийства – единственный шанс на выживание Федерации, то она не заслуживает жизни.
Дрейк улыбнулся. Он передал фазер дочери.
– Такое отношение лишь подчеркивает твою трусость, Джимбо. Знаешь, в чем твоя проблема? Ты никогда не видел будущего. Не видел. И не увидишь.
Кирк прижал к себе Тейлани мертвой хваткой.
– Я прекрасно вижу будущее. – Как бы поправляя воротничок, он дернул за лацкан куртки. Дрейк даже глазом не успел моргнуть. – Поэтому я даже не думал о том, чтобы придти сюда, не зная, как буду выбираться.
Дрейк тревожно нахмурился. Повернулся к дочери.
И Кирк отдал приказ, который не отдавал никогда раньше:
– Одного на борт, Скотти.
Когда Арсенал растворялся в энергии, Кирк мимолетно почувствовал, как разряд фазера прошел через то место, которое он занимал мгновение назад.
Но это никак не повлияло ни на него, ни на Тейлани.
Дрейк проиграл битву.
Настало время ему убедиться в том, что он проиграл и войну.
Глава 41
Кирк спустился с платформы транспортера, как только закончилась фокусировка луча.
– Скотти, скажи кому-нибудь на мостике, чтобы немедленно связались с «Эксельсиором». Нам нужно передать послание командованию Звездного Флота.
Скотт за панелью широко улыбнулся.
– Мне каж'тся, что вам стоит самому связаться с мостиком.
У Кирка было отнюдь не игривое настроение. Он ударил по панели связи.
– Кирк вызывает мостик.
– Спок слушает, капитан.
– Спок? – Кирк осознал, что стоит с отвисшей челюстью. – А что ты там делаешь?
– Похоже, я жду ваших приказаний.
Кирк посмотрел на Скотта.
Скотт пожал плечами.
– К'питан Спок и остальные р'шили, что вам может понадобиться кое-какая помощь.
– И остальные?
– Так точно. Если б меня спросили, я б сказал, что эт' весьма похоже на прошлые времена.
Кирк приказал Тейлани следовать за ним. Он кинулся к дверям ближайшего турболифта. И минуты не прошло, как он был на мостике.
Спок сидел в кресле капитана, освободив его, как только Кирк вышел из турболифта.
Ухура была на связи.
Чехов занимал место за боевым пультом.
А Маккой пытался не вмешиваться в работу инженерного пульта. К которому направлялся Скотт, что заставило доктора тут же пожаловаться на окружение и окружающих.
Кирку понадобилось какое-то время, чтобы все это осознать.
Он вернулся.
Они все вернулись. Кроме Сулу.
– Я… Я не знаю, что сказать, – начал Кирк.
Внезапно «Энтерпрайз» потряс удар от прямого попадания дизраптором.
– «Тревога» было бы вполне приемлемо, – предложил Спок.
Кирк прыгнул в свое кресло.
– Тревога! Щиты на полную мощность! Мистер Чехов – доклад!
– Дрейк транспортировался на клингонский корабль, капитан! Он атакует!
Кирк вцепился в ручки своего кресла, когда «Энтерпрайз» потрясло еще раз.
– Мистер Изис, уводите нас. Чехов, наведи фазе… дизрапторы на корабль Дрейка. Спок, что случилось после вашего отступления?
– Адмирал Дрейк не стал расследовать наше неподчинение на формальном следствии.
– Дизрапторы наведены, сэр!
– Посмотрим, на что они способны, мистер Чехов. Огонь!
На главном экране клингонский крейсер вздрогнул, а его щиты сверкнули оранжевым.
– Их щиты настроены на отражение зарядов дизрапторов, – с разочарованием доложил Чехов.
– Фотонные торпеды, мистер Чехов. Цельтесь в главный отсек.
Кирк повернулся к Споку.
– Не провел расследования? И вы немедленно поняли, что ему есть что скрывать.
– Именно, – ответил Спок.
Маккой вышел из-за кресла Кирка. Кирк развернулся.
– Тейлани, позволь представить тебе доктора Леонарда Маккоя. Доктор Маккой – Тейлани.
Тейлани, в изумлении подняв брови, посмотрела на Кирка, когда Маккой церемонно поцеловал ее руку.
– Очарован, моя дорогая, – сказал Маккой со своим южным произношением.
– Джеймс много мне о вас рассказывал, доктор.
– Лишь малая часть его рассказов обо мне – правда, я вас уверяю.
– Торпеды заряжены!
– Стреляйте по готовности.
Двойное эхо от запуска торпед достигло мостика.
Два взрыва расцвели на щитах клингонского корабля.
– Их щиты на девяноста процентах, – доложил Спок. – Как и наши.
– Полное равенство? – спросил Кирк. Он был удивлен, как же хорошо вновь оказаться в центре событий. Даже битвы.
– Не совсем, – ответил Спок. – У нас есть еще «Эксельсиор».
– Ухура, вызови капитана Сулу.
– Есть, капитан.
Мгновением позже Сулу появился на главном экране. На его лице было написано раскаянье.
– Капитан Кирк, мне кажется я должен извиниться.
Но Кирк не принял извинений.
– Не обязательно, капитан Сулу. Я прекрасно осведомлен о служебной субординации. Вы справились со сложной ситуацией…
Огни на мостике мигнули, когда клингонские торпеды ударили в щиты «Энтерпрайза».
– Повреждений нет, – доложил Спок.
– Ответный огонь, мистер Чехов, – приказал Кирк. Затем он переключился на Сулу. – Как я уже говорил, я прекрасно знаю, каково быть пойманным в такую ловушку.
Сулу выглядел успокоенным.
– Спасибо, сэр. С адмиралом Дрейком с одной стороны…
– О, я не имел в виду Дрейка, – прервал его Кирк. – Я имел ввиду Спока и Маккоя.
Сулу засмеялся.
– Ты сделал то, что должен был, – продолжил Кирк, посерьезнев. – У тебя, как у капитана, не было иного выбора.
– Наши дизрапторы не наносят ни малейшего ущерба щитам противника, – сказал Чехов. Он посмотрел на Кирка. Затем на Сулу. После всего, что они пережили, между ними не было вражды.
Чехов вздохнул. Похоже, ему еще много предстояло узнать о капитанах кораблей.
– Капитан, приготовьтесь обнаружить свое присутствие, – сказал Кирк. – Ухура, вызови клингонский корабль.
Сулу на экране сменился Дрейком.
– Хочешь узнать условия сдачи, Джимбо? – спросил Дрейк.
– Этого не потребуется, Дрейк. Капитан Сулу, пожалуйста, вырубите этого клингона.
Дрейк вцепился в свое кресло, когда мостик клингонского корабля начал изламываться под воздействием огня с «Эксельсиора». Дрейк пролаял несколько команд на клингонском.
Кирк услышал запуск нескольких фотонных торпед из аудио канала клингонов.
– «Эксельсиор» избежал попадания, сэр, – доложил Спок.
– Прекрасно, – сказал Кирк адмиралу. – Но вы не сможете поддерживать такую огневую мощь вечно.
– А мне и не потребуется, – ответил Дрейк. – Я уверен, ты проиграл эту битву в тот день, когда прилетел сюда.
Экран переключился на изображение ближайшего к орбите Чала пространства. Крейсер Дрейка начал разворот.
– Он разогревает сверхсветовые двигатели, – сказал Чехов.
Кирк был заинтригован. Это было не похоже на Дрейка – спасаться бегством.
Клингонский корабль растянулся в радужную полосу и исчез.
– Направление, мистер Чехов?
– Вне нашей системы, сэр. Точка выхода не определена.
Тейлани схватила Кирка за руку и поцеловала. Кирк увидел удивление на лицах Маккоя и Ухуры.
Но его это не волновало.
– Джеймс! Ты его победил!
– Еще нет, – сказал Кирк. Он взглянул на Спока. – Мы должны принять меры, чтобы Дрейк не смог связаться со своими сообщниками в штабе Звездного Флота. Начинайте отслеживать его, мистер Изис.
На экран вернулся Сулу.
– Капитан Кирк, вы анализируете курс Дрейка?
Кирк посмотрел на Чехова.
– Мистер Чехов?
Чехов покачал головой.
– Эти сенсоры не могут отследить его на высоких скоростях.
– Есть проблемы, Сулу?
Сулу выглядел так, будто бы они у них были.
– Я передаю показания наших сенсоров на пульт Спока.
Через несколько секунд Спок поднял глаза от своего пульта. После тридцати лет дружбы Кирк смог уловить признаки беспокойства на его безмятежном лице.
– Адмирал движется по разветвленной траектории.
– Нет, – произнес шокировано Маккой.
– Что это значит, Джеймс?
Кирк стукнул кулаком по ручке кресла.
– Он пытается вернуться в прошлое. Возможно, для того, чтобы напасть на нас до того, как я сумею уничтожить компьютер в Арсенале. Это он и имел в виду, когда сказал, что я проиграл в тот день, когда прилетел сюда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...