ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Совершенно неподходяще, но бесспорно весело.
Кирк рассмотрел густые джунгли, которые промелькнули сбоку, расцвеченные яркими взрывами красок цветов, что не походили на земные.
Он увидел россыпь наземного транспорта, припаркованного на берегу внизу. Жители Чала смотрели на них с песка, на котором лежали, и из воды, в которой купались.
Различные виды спорта и игры стояли высоко среди занятий, принятых на Чале, объяснила им Тейлани. Свободно организованные комитеты подготавливали минимальные планы работы. Более официальная группа добровольцев составляла правительство планеты, так что оно существовало. Тейлани отвечала за установление контактов с другими мирами.
При отсутствии индустрии и экспорта Кирк не был уверен в том, откуда в действительности поступают торговые кредиты Чала. У Тейлани тоже не было ответа. Она просто занимала свою должность, поддерживая положение вещей, сложившееся изначально. Компьютеры давали почти все предложения и советы для поддержания рабочего хода колонии. И поскольку удовлетворялись требования всего лишь около тысячи обитателей, поскольку пища, кров и развлечения были в изобилии, реальное участие правительства в повседневной жизни было редким и незначительным.
Кирка удивило, что колония была с самого начала устроена так стабильно. Большинство колоний служили лабораториями для создания новых форм общественного взаимодействия.
Яхта скользнула вправо, следуя изгибу берега. Перед ними оказался город, укрытый зеленью. Отчетливые чистые полосы бежевых, кремовых и бледно-розовых стен и крыш расположились как россыпь морских ракушек, они возвышались над небольшим участком выходящих на поверхность черных скал, захватывая кромку джунглей, обозревая изгиб защищенной гавани и километры просторного белого пляжа.
Центральное здание превосходило размерами все остальные постройки – Кирк решил, что это крытый стадион. Но вокруг него все было низким и незатейливым. Выше двух этажей ничего не было. Ничего, что могло помешать сияющему солнечному свету, омывавшему эту картину.
Изис вел яхту, постепенно снижаясь.
Кирк увидел несколько круглых посадочных площадок, высеченных в черной скале на окраине города.
Светились желтые концентрические круги. Их помечали цифры, написанные ромуланским шрифтом.
Яхта мягко коснулась земли.
В тот же миг откинулась крышка люка яхты. Кирк задохнулся, когда в кабину хлынул насыщенный воздух Чала.
Он вдыхал аромат океана, цветов, влажной зелени джунглей.
Через мгновение у него закружилась голова. Покалывало кожу. Заколотилось сердце.
Изис и Тейлани уже стояли.
Он вылез из кресла.
Это место было каким-то другим.
– Какая тут гравитация? – спросил Кирк.
Тейлани улыбнулась ему, стоя у люка. За ней Кирк видел качающиеся от бриза буйные заросли джунглей.
– 9,8, – сказала она.
Кирк посчитал. Это означало разницу в весе всего лишь около полутора килограммов. Недостаточно, чтобы объяснить ту легкость движения, которую он ощутил.
– А содержание кислорода в атмосфере? – спросил он.
Улыбка Тейлани стала озадаченной.
– Двадцать один процент.
И снова лишь немногим отличается от земной нормы. Но недостаточно, чтобы объяснить ту скрытую энергию, что пронзала его тело.
– С тобой все в порядке, Джеймс? – спросила Тейлани.
Он присоединился к ней около люка, подхватил на руки, сжал в объятьях, покрыл поцелуями ее смеющееся лицо. Это был его ответ.
Изис засмеялся, проходя через люк.
Кирк знал, что на этой планете услышит много смеха.
Он решил, что попал сюда ради чего-то похожего.
Все было обновленным.
Из-за Тейлани.
Глава 25
«Эксельсиор» сбросил скорость до импульсной тяги, переходя на стандартную орбиту Престора-5.
На просторном капитанском мостике Чехов поднял глаза от своего пульта шефа службы безопасности.
– Они попались, – заявил он.
Сулу развернулся в своем капитанском кресле, чтобы посмотреть на Спока.
Пульт офицера по науке был полностью под контролем Спока.
Чехов знал, что некоторые члены экипажа Сулу были недовольны тем, что им пришлось оставить свои места на мостике и в расчете команды – они совершенно справедливо считали это вмешательством в свои дела. Но та легкость, с которой члены команды «Энтерпрайза» управлялись со своими обязанностями, была непостижима для свидетелей. Казалось, что не прошло и дня с тех пор, как они были в своей первой пятилетней миссии.
Даже лейтенант Дженис Ранд, когда-то служившая под началом Кирка, а теперь занимавшая место офицера связи на корабле Сулу, прекрасно сработалась с Ухурой за их общим пультом связи.
Спок подтвердил данные Чехова.
– Сенсоры регистрируют импульсную ионизацию, характерную для двигателей «Энтерпрайза». Предположительно он был здесь 8-12 дней назад.
– Есть предположения, сколько он здесь пробыл? – спросил Сулу.
– Судя по остаточной ионизации и количеству орбит… по крайней мере два или три дня, – ответил Спок.
Сулу посмотрел на главный экран. Престор-5 под ними выглядел неприятно в красно-коричневой цветовой гамме.
– Это значит, что у них было здесь какое-то дело.
Он постучал пальцами по ручке своего кресла. Чехов видел, что он пытается сформулировать свой приказ. Выражение его лица, то, как он сидел в кресле – все напоминало Чехову Кирка.
– Мистер Чехов, – начал Сулу. – Продолжайте поиск остаточного излучения сверхсветовых двигателей «Энтерпрайза». Если они все же оставались на орбите чуть дольше, мы сможем узнать их пункт назначения. Коммандер Ухура, пошлите запрос на орбитальные доки. Спросите, не запрашивал ли «Энтерпрайз» место на стоянку в течение последних двух недель.
– Спросить? – удивилась Ухура. – Сэр, это окраинный мир клингонов. Здесь никто не станет отвечать на вопросы корабля Звездного Флота.
Чехов постарался спрятать улыбку, увидев, как нахмурился Сулу, потеряв нить своих приказов.
– Хорошо, – сказал, вздыхая, Сулу. – Узнайте, что используется здесь в качестве денег, возьмите это из запасов корабля, сформируйте команду для высадки на причальные станции, чтобы выяснить все об «Энтерпрайзе» лично.
– Вы хотите, чтобы мы подкупили докеров, – уточнила Ухура.
– Чего бы это ни стоило, – подтвердил Сулу.
Он встал напротив экрана.
– «Энтерпрайз» заходил сюда с какой-то целью. Я считаю, что это было сделано для того, чтобы заменить кое-какое оборудование, снятое с него Звездным Флотом. Пока нет никаких причин считать, что капитан Кирк пытался скрыть свои следы. Но поскольку «Энтерпрайз» был переоснащен, его тактика могла измениться.
«Тоже мне, новость», – подумал Чехов. Единственная неизменность тактики Кирк состояла в той частоте, с которой он ее менял.
Спок поднял глаза от своего пульта.
– Капитан Сулу, если капитан Кирк действительно заменил все снятое с корабля оборудование, то в этот список должны были попасть системы вооружения.
– Естественно, – кивнул Сулу.
– Тогда я предполагаю, что нам придется иметь дело с нелегальными каналами.
– Это окраинный мир клингонов, – напомнила Ухура. – На всей планете нет ничего легального.
Спок не дал сбить себя с толку.
– Есть несколько видов нелегальной деятельности, коммандер. Для того, чтобы заменить системы вооружения, по моим предположениям, капитан Кирк вынужден был войти в контакт со старыми поставщиками клингонских гарнизонов, которые были здесь когда-то. Логично предположить, что они единственные, у кого могли остаться доступы к военным запасам.
– Или с теми, кто их украл, – добавил Чехов.
– Как я уже сказал, есть несколько видов нелегальной деятельности, – согласился Спок.
Сулу кивнул, принимая логичные доводы Спока.
– Также я хотел бы, чтобы несколько групп высадились на планету. Чтобы проверить возможности нелегального снабжения. – Он взглянул на Спока. – Этого будет достаточно?
– Опять же, обитатели Престора-5 могут не захотеть помогать офицерам Звездного Флота в их поисках.
– Не стоит афишировать свою принадлежность к нему, не так ли, капитан Спок? – спросил Сулу.
– Это логичное решение.
Сулу посмотрел в сторону Чехова. Чехов мог точно сказать, о чем думает капитан.
– Павел, я думаю, что вы будете назначены нашим личным уголовником, – решил Сулу.
Чехов услышал, что Ухура посмеивается за своим пультом.
– Ладненько, – согласился он, – только деньги на сей раз будут у меня!
Глава 26
Кирк пронесся по пескам Чала.
Он пригибался к седлу, пока его конь несся по пляжу, с каждым шагом вздымая облака сверкающего песка.
Тейлани скакала рядом, ее волосы развивались от ветра, бьющего им в лицо.
Он посмотрел на нее.
Отблески солнц Чала сверкали в ее волосах. Страсть их соревнования, вспышка страсти всего час назад, наслаждение домом – все это вместе изменило ее лицо, делало ее красоту возвышенной. Она ударила вожжами и прикрикнула на своего «коня», чтобы подогнать его. Похожее на лошадь создание блестящего коричневого цвета, с одной из далеких колоний ромуланцев, всхрапнуло, и мощные ноги животного понесли его по пляжу еще быстрее.
Кирк тоже подгонял своего скакуна, жадно вдыхая воздух, словно он тонул. Он и представить себе не мог, что дышать может быть так тяжело.
Даже сокращая разрыв между ними, Кирк не переставал думать, что мог бы показать полный атмосферный анализ Чала. Он пробыл здесь всего один день, но он ощущал влияние планеты с первых секунд своей высадки.
Тейлани, сокровище этого мира, позвала его.
Быть вечно молодым…
Чуть впереди него Тейлани подвела своего скакуна к зазубренной черной скале и накинула на нее вожжи, чтобы прекратить гонку.
Кирк все еще привыкал к этим странным созданиям. Они были лишь слегка похожи на лошадей с Земли. Он проскочил мимо Тейлани и был вынужден повернуть назад.
Она ждала его, прекрасная в простой белой одежде, которая служила скорее украшением, чем необходимой защитой в мягком климате Чала – свободная, открытая, невинно простая, но в то же время пленяюще сексуальная.
Кирк носил другой вариант той же одежды – как и все, кого он встречал на Чале. Все, даже эта одежда, была празднеством свободной любви и жизни.
Похоже, что этому миру было нечего скрывать, нечего отрицать.
Кирк спешился и подошел к Тейлани. Он задыхался. Она поддразнила его и затем попросила прощения поцелуем. Они подошли к кромке воды.
Мягкие волны, обозначенные полупрозрачной пеной, выплескивались на белый песок.
Крошечные летающие создания гонялись за брызгами воды. Некоторые легко и быстро неслись на не правдоподобно маленьких ногах, оставляя еле заметные следы на песке, другие грациозно скользили на легком бризе.
Этот мир был не курортом, а площадкой для игр.
Все в нем изначально было предназначено для того, чтобы предложить мир без стрессов и нужд.
Кирк одной рукой обнял Тейлани. Она положила свою голову ему на плечо.
– Теперь я понимаю, почему ты не хотела, чтобы об этом мире узнали, – сказал ей Кирк.
– Правда?
Солнца-близнецы Чала висели в чистом голубом небе, как песочные часы. Главная звезда была светло-желтой, тогда как вторая – оранжево-желтой. Из космоса Кирк видел раскаленный мостик плазмы, соединяющий их, как и окружающее его спиралевидное газовое облако, образуемое выбросами второй звезды.
Но свет, исходящий от солнц, казался здесь, на чужом берегу, теплым и приветливым.
– Если бы кто-нибудь узнал, каково здесь, в течение года здесь не осталось бы ни одного свободного места из-за отелей и туристических компаний, – произнес Кирк. Ему эти слова показались банальными по сравнению с великолепием, которое их окружало.
– И этой красоте пришел бы конец. – Она прижалась к нему. – Поэтому ты здесь.
Кирк посмотрел в ее глаза. Лицо, в котором непостижимым образом смешались черты его старых врагов – клингонов и ромуланцев – повернулось к нему.
Но больше они не враги.
В объятиях Тейлани он забыл о своем прошлом.
– Я здесь из-за тебя. – Кирк пригладил взлохмаченные волосы. – Ты сказала мне, что тебе нужен кто-нибудь, чтобы спасти твой мир, помнишь? И потом ты привела меня… в рай.
Она поднесла его руку к своему лицу и прижала свои раскрытые губы к его теплой от солнца коже.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...