ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Ощутил маленькие металлические трубки, скрученные внутри него.
Тейлани именно его поправила перед началом атаки.
Он увидел ее стоящей у окна на кухне, рука на ее воротнике, за мгновение прежде чем реактивный заряд ударил ее в плечо.
Задел ее плечо.
Желудок Кирка сжался.
Что еще было перед ним, чего он не заметил?
В его голове, Спок, Маккой и Скотти, все, казалось, заговорили сразу.
И ответ, который они дали, был «Тейлани».
Глава 32
Кирк оглядел лагерь анархистов. Никого из чалцев не было видно. Звуки борьбы уже стихли – битва была завершена и выиграна. Но Кирк знал, что на Чале продолжалась другая война, и устройство, спрятанное в его воротнике, служило наглядным тому доказательством. Он рывком поставил на ноги бессознательного анархиста и откинул крышку коммуникатора.
– Кирк вызывает «Энтерпрайз».
– Скотт на связи, капитан.
– Скотти, со мной тут пленный. Транспортируй нас обоих в тюремный отсек.
Скотт не отвечал так долго, что Кирк чуть не добавил: «это приказ, Скотти»
– Похож', у вас там внизу происходит нечто большее, чем вы говорили мне, не так ли?
– Пожалуйста, мистер Скотт, – Кирк уже слышал шаги, раздававшиеся из-за ближайшей хижины.
Из коммуникатора послышался вздох Скотта:
– Включаю!
Темные джунгли, окружавшие лагерь, растворились, уступив место светлым монотонным стенам тюремного отсека «Энтерпрайза».
Пленный застонал, приходя в себя. Кирк осторожно усадил его на скамье в одной из камер, после чего вышел из нее и включил силовое поле. По периметру входа в камеру замерцали синим генераторы поля.
Анархист затряс головой, приходя в себя. Он огляделся, увидел Кирка и с ненавистью оглядел его. Затем с заметным усилием встал, намереваясь встать лицом к лицу с захватившим его человеком.
– Куда вы меня сюда поместили?
– Вы находитесь на «Энтерпрайзе», – сказал Кирк. – На орбите Чала. Меня зовут Кирк.
Анархист удивленно моргнул и еще раз осмотрелся.
– Корабль Федерации?
Кирк услышал страх в голосе пленного, но не понял причины.
– Нет, это частное судно. На службе у Тейлани.
Услышав о Тейлани, анархист сплюнул Кирку под ноги. Плевок с треском испарился, едва коснувшись силового поля.
– Вы в безопасности. Вы сможете вернуться на Чал, как только мы поговорим.
– Поговорим о чем? – спросил сбитый с толку анархист, настороженно взглянув на Кирка.
– Для начала, как вас зовут?
Вопрос, казалась, удивил анархиста.
– Торл.
– Хорошо, Торл, сколько вам лет?
Этот вопрос удивил его еще больше.
– Сорок два ваших стандартных года.
Кирк пристально посмотрел на пленного, надеясь увидеть что-нибудь, что выдало бы ложь в его словах. Но не увидел ничего. Перед ним стоял молодой человек не старше двадцати лет.
– Значит, это правда. Есть что-то такое на Чале – в воздухе или в воде, – что сохраняет людям молодость.
От удивления Торл раскрыл рот:
– Что?
Кирк онемел. Он не ожидал такого поворота событий.
– Вы все выглядите одинаково молодо. Ваше поколение и поколение Тейлани. Разве причина этому – не ваша жизнь в этом мире?
Торл улыбнулся, как будто понял, в чем дело. Улыбка делала его до безобразия похожим на чистокровного клингона:
– Расскажи мне, человек, о чем тебе говорила Тейлани.
Кирк принял решение почти моментально. Пока Торл сидел в камере, Кирк ничего не терял, раскрыв то, что он знал. Или думал, что знал.
– Колония на Чале была основана совместно клингонами и ромуланцами, – начал Кирк.
– Верно.
– Результат посчитали неудачным, и обе стороны забросили его.
Торл насмешливо фыркнул:
– Результатом был ошеломляющий успех.
Это не вписывалось в картину, сложившуюся в представлении Кирка.
– Но почему обе империи забросили проект?
– Нас не забросили. Нас спрятали.
– Почему?
Торл подошел ближе к силовому барьеру, словно теперь уже он оценивал искренность Кирка.
– Ты ведь правда не знаешь, кто мы, так ведь? – спросил Торл. – Ты ведь понятия не имеешь о том, что мы такое.
– Вы дети первых колонистов – клингонов и ромуланцев.
– Дети первых колонистов!? – рассмеялся Торл. – Правильно, но лишь наполовину. Мы Дети Небес.
– Дети… Чала? – Кирк попытался увязать услышанное с тем, о чем ему поведала Тейлани.
Улыбка исчезла с лица Торла.
– Чалчадж' кмей.
Кирк понял, что фраза была на клингонском, но смысла ее он знать не мог.
Пленник Кирка выглядел обеспокоенным. Он протянул вперед руку, словно хотел потрогать практически невидимый силовой экран.
– Человек, что ты делаешь здесь? Что привело тебя на Чал?
– Я пытаюсь остановить вражду.
– Зачем?
– Чтобы планета могла жить в мире.
– Зачем?
Кирк перехватил инициативу:
– Неужели вам хочется бесконечно сражаться?
– Нет, – просто ответил Торл. – Я хочу уничтожить Тейлани и ее людей. Тогда вражда прекратится.
– И вы сможете распродавать секрет Чала по всей галактике.
Торл со злостью ударил по барьеру, но поле с треском оттолкнуло его, и он тут же отлетел назад. Он упал на скамью, посмотрел на Кирка и зарычал:
– Она сказала, что наши намерения заключаются в этом?
– Да, что вы собираетесь эксплуатировать Чал.
– Человек, мы хотим уничтожить Чал, стереть сами следы его существования.
– Зачем? Это же рай.
Торл в гневе вскочил:
– Это мерзость!
Такой ответ не устроил Кирка.
– Я был там, я чувствовал воздействие планеты. Это один из самых прекрасных миров, которые я когда-либо видел, населенный умными, здоровыми людьми.
Опять в глазах Торла вспыхнули огоньки гнева:
– Но какова цена!
– Об этом я должен спросить у вас.
Торл на мгновение задумался.
– Она показывала тебе Арсенал.
Кирк покачал головой. Он и не слышал, чтобы на Чале был арсенал.
– Большое здание, в центре города.
– Это и есть арсенал? С оружием внутри?
– Если ты веришь, что правда может быть оружием.
С Кирка было довольно:
– И какова же правда?
Неожиданно выражение лица пленного опять изменилось. Теперь оно выражало скорбь и сожаление.
– Это зло, человек. Не чалчадж' кмей должно быть название этого мира, а чалвутлх. Преисподняя, а не небеса, – он опять со злостью посмотрел на Кирка. – Я не знаю, кто ты или что ты здесь делаешь, но ты должен знать, что между нашими расами устанавливается мир. Клингонская Империя и Федерация тянутся друг к другу. Если их хрупкая попытка окажется удачной, ромуланцы не смогут выстоять перед ними. Им также придется сложить оружие. Ты веришь, что это благо?
– Да.
– Тогда ради шанса на мирное существование дай этому миру умереть, а с ним и его секретам.
– Каким секретам? – спросил Кирк.
Кирку показалось, что Торл в момент состарился. Его плечи опустились, руки безвольно повисли.
– Прошу тебя, пожалуйста. Прости меня за то, что я тебе скажу. Помни, что все прошедшие десятилетия наши правители учили нас ненавидеть вас, считать ваш вид не более чем животными.
Он сел на скамью, устало прислонился к стене. И заплакал. Кирк почувствовал, как волоски на руках встали дыбом. Торл рыдал, как если бы испытывал невыносимые страдания. Стыд.
– Какие секреты? – переспросил Кирк, боясь того, что он может услышать в ответ.
В отсеке раздались новые голоса:
– Мистер Кирк, отойдите!
Кирк обернулся. В проходе, ведущем в коридор стояли два чалца. И у каждого был дизраптор, нацеленный куда-то за спину Кирка. Кирк их узнал.
Это были нападавшие с фермы.
Нападавшие, которые погибли.
Он прочитал в их глазах их намерения.
– Нет! – крикнул Кирк и встал перед Торлом, загораживая нападавшим обзор.
Один из них повернул рычажок переключения режимов на своем оружии. И через мгновение Кирк почувствовал, что летит назад, и каждый его нерв горел от до боли знакомого удара дизраптором, установленным на оглушение. Он упал на силовой экран.
Новая волна боли прошла по его спине, а он сам уже летел вперед, и в ушах звенел треск силового поля. Он с силой ударился о палубу, так как не мог руками смягчить падение. Грудную клетку свело, он не мог дышать. Нападавшие прошли мимо него. Несмотря на непередаваемое жжение в легких, Кирк через силу перекатился на спину. Как раз чтобы увидеть, как два луча дизрапторов ударили в Торла. Как раз чтобы увидеть, как Торл падает, светясь белым светом тяжелого оглушения.
Нападавшие посмотрели на Кирка и с неохотой убрали оружие. Кирк почувствовал, что кто-то третий вошел в тюремный отсек. Тейлани. Лицо ее было еще темным от камуфляжа. Она села около него на колени и тихо заговорила:
– Все кончено, Джеймс, – он еле слышал ее сквозь звон в ушах. – Теперь они наши пленники. Все они.
Кирк наконец смог вдохнуть. Воздух разлился по его легким, как жидкий огонь. Палуба под ним закрутилась, и он почувствовал, что проваливается.
– Спасибо, Джеймс, – сказала Тейлани. – Мы победили.
Проваливаясь в темноту, Кирку казалось, что он еще слышит рыдания Торла.
Глава 33
– Иди к черту, – сказал Сулу командиру клингонов. И для своей команды добавил:
– Красная тревога. Всю энергию на щиты. Фазеры в боевую готовность.
«Эксельсиор» готовился к битве.
Чехов проверил свои тактические дисплеи:
– Все три крейсера нацелили свои орудия на нас.
Сулу встал перед экраном.
– Командир клингонов, я капитан Сулу звездолета «Эксельсиор». Мы разыскиваем корабль Федерации, в соответствии с полномочиями…
– У вас пять секунд чтобы снять щиты и подготовиться к абордажу, – зарычал клингон.
Сулу его проигнорировал.
– … в соответствии с полномочиями, данными Советником Азетбуром.
Клингон хлопнул глазами.
– Как осмеливаешься ты оправдывать именем нашего Советника свои грязные преступления?
– Я снова повторяю – у «Эксельсиора» полный дипломатический допуск для проведения поисков на клингонской территории. Свяжитесь с вашим центральным командованием для проверки. После чего я буду более чем счастлив принять ваши извинения. – Сулу повернулся к Ухуре. – Закрыть канал связи.
На экран вновь вернулось изображение трех клингонских кораблей, зловеще висящих в пространстве.
– Орудия все еще нацелены, – сообщил Чехов. Его интересовало, насколько далеко Сулу готов зайти в конфронтации. – Ты ведь знаешь, «Эксельсиор» может их обогнать, – добавил он, стараясь быть полезным.
Сулу уселся назад в кресло командира.
– Я знаю скорость своего собственного корабля, Павел. Но куда нам лететь? Дальше вглубь клингонского пространства – там непременно будут другие крейсера, чтобы перехватить нас. Единственным открытым для нас направлением является возвращение в Федерацию. После чего мы потеряем хоть какой-то шанс поймать след двигателей «Энтерпрайза».
– Я думал, адмирал Дрейк персонально уладил все это через Азетбура, – сказал Маккой.
– Вероятно, мы вот-вот в этом разберемся, – произнесла Ухура. – Я перехватываю шквал закодированных сообщений. Все они направлены с главного клингонского корабля. Они пытаются связаться с центральным командованием.
– Можешь раскодировать? – спросил Сулу.
Дженис Рэнд активировала подпрограммы транслирования.
– Странно, – сказала она. – Это старый код. Мы можем его взломать. Минуты две, может три.
– Какие идеи насчет того, сколько времени им понадобится, чтобы получить ответ? – спросил Сулу.
Чехов заметил, как Ухура уставилась на потолок, прикидывая время и расстояние.
– Если они должны получить сообщение, которое пройдет весь путь до их родной планеты, то это может занять полдня.
– Мы не можем ждать полдня, – произнес Сулу.
Маккой предложил свое мнение:
– Поскольку мы можем обогнать их, почему бы нам просто не продолжать следовать за «Энтерпрайзом»? Пока они будут за нами гоняться, они получат извещение от командования и во всем этом разберутся.
Спок поднялся из-за своей научной консоли.
– Доктор, что если адмирал Дрейк не получал для нас необходимого допуска?
Маккой резко произнес:
– Что ты хочешь сказать? Он самолично сообщил нам, что Азетбур дал добро на эту миссию.
– Адмирал Дрейк рассказал нам множество вещей, – мягко проговорил Спок. – Это не делает их истинными.
– В любом случае это не имеет значения, – сказал Сулу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...