ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Павел решил, что не удивится, если так все и есть.
Но что продолжало его удивлять, так это то, что Спок и Маккой вели спор, даже когда транспортер разложил их на составные части.
«Некоторые вещи никогда не меняются», – подумал Павел. Но кто хотел их менять?
Глава 29
Кирк поднял ящик с запасными соединениями к экстренному убежищу, развернулся и бросил его на верх грузовой платформы.
Идентификационные модули на дне ящика сцепились с такими же на ящиками под ним, закрепляя оба на месте. Платформа была заполнена.
Кирк провел рукой по лбу, вытирая пот. С таким количеством работы в грузовой транспортерной «Энтерпрайза» воздух становился все жарче.
Но Кирк был не против жары. Она не замедляла его работу.
Кирк повел плечом, поднял руки над головой.
Мышцы и связки не протестовали. Он чувствовал свободу и радость движения.
Он стукнул по стенке одного из ящиков.
– Эти готовы, – сказал он персоналу транспортера.
Молодой клингоно-ромуланец за пультом транспортера активировал перемещение.
Платформа засверкала и исчезла.
Секундой позже с планеты пришло подтверждение получения груза.
Кирк хлопнул в ладоши и оглядел свою команду рабочих – семерых людей Тейлани. Их простая одежда, намокшая от пота, липла к телам. Но никто не выглядел уставшим.
«Вообще-то, – подумал Кирк, – они выглядят так, как я себя чувствую.»
Готовыми к большему.
– Осталось еще две, – сказал он им.
Они с рвением устремились к двери, ведущей в один из грузовых отсеков «Энтерпрайза». Кирк последовал за ними, заряженный их энергией.
Двери открылись.
Скотти вошел и нахмурился.
Кирк сбился с шага.
– Ты искал меня? – спросил он, уже зная ответ.
Скотт бросил на него хмурый взгляд.
– Не, я искал принца Чарльза. Но и ты тож подойдешь.
Кирк велел своей команде заканчивать без него и вышел в коридор вслед за мистером Скоттом. Инженер ждал его.
Кирк почувствовал плохое настроение Скотти и попытался его исправить:
– Скотти, ты выглядишь почти таким же счастливым, как клингон, которому запустили триббла в штаны.
Инженера это не рассмешило.
– Мы больше н' офицеры Звездного Флота, сэр.
– Правильно, – с опаской согласился Кирк.
– Поэт'му я чувствую себя вправе спросить: что ж здесь, черт побери, происходит?
Кирк немного успокоился. Он-то считал, что у Скотти серьезная проблема.
– Скотти, мы спасаем мир.
– Эт' мне и сказала Тейлани, когда предложила эт' работу. Но пока я не вижу никакого спасения мира. Все, чт' я вижу – эт' данные диагностики, которые показывают, чт' несчастные транспортеры перегружены. Кап'тан, у нас вообще-то для таких грузов шаттлы есть. Почему б не использовать их, пока я н' приведу «Энтерпрайз» в норму?
Кирк наклонился над шахтой. Странно было смотреть на коридоры «Энтерпрайза» и не видеть людей в форме Звездного Флота. Корабль казался пустынным, когда на нем находилась всего лишь горстка людей с Чала.
– Город Тейлани в осаде. Шаттл могут сбить.
– А кто осаждающие? – спросил Скотт. – Я думал, чт' мы должны быть частью системы об'роны планеты, которая пытается отстоять свою независимость. Говорю вам, я н' чувствую себя шибко счастливым от превращения «Энтерпрайза» в канонерку просто для т'го, чтоб решить местные политические разногласия. Эт' не правильно.
Кирк понимал Скотта, но тем не менее он начинал злиться.
– Прежде всего, мистер Скотт, «Энтерпрайз» никогда не был и никогда не будет канонеркой. И угроза миру Тейлани вовсе не в «местных политических разногласиях». Они там борются за свои жизни.
– Кто бор'тся, капитан? Я знаю, чт' вы давн' ждете, когда же я транспортируюсь на план'ту и увижу вс' своими глазами, но у м'ня здесь столько работы…
Кирк видел, что Скотти готов принять окончательное решение.
– Капитан, я должен знать, является ли то, чт' мы здесь делаем, правильным.
– Скотти, ты мне не доверяешь?
Инженер выглядел так, словно его ударили.
– Не говорите так. Но все дело в том, что когда вы так ведете себя с этой молодой девушкой…
– Не настолько уж она и молодая.
– …мне начинает казаться, чт' вы не понимаете, чт' творите, – Скотт глубоко вздохнул, как будто то, что он только что сказал, потребовало от него неимоверных усилий. – Вы ведь знаете, как сложно мне было эт' сказать.
Кирк решил, что только горсть людей во всей вселенной могла сказать ему то, что сказал сейчас Скотт. Инженер бывал весьма ехиден, иногда неоправданно груб, но те годы, что они провели вместе, сражаясь на одной стороне, наложили на их дружбу глубокий отпечаток.
Кирк положил руку на плечо Скотта.
– Извини, Скотти. Ты пытался высказать мне свои соображения в баре на Престоре-5, и мне следовало получше слушать тебя. Просто ты настолько хорошо делаешь свое дело, что иногда мне кажется, будто и без меня все останется по-прежнему.
– Вы часть команды, сэр.
Кирк кивнул.
– И я воспринимал это как должное. Слишком долго.
Он оглядел свой прекрасный пустой корабль. Из-за всего, чего он достиг с его помощью, он лишь недавно начал понимать, сколь многое он упустил.
Кирк посмотрел на свою одежду. Ему следовало бы переодеться.
– Пойдем со мной, Скотти. Я расскажу тебе то, что рассказала мне Тейлани.
Капитан и инженер пошли по коридору. Кирк чувствовал себя так, словно он в форме и направляется на совещание.
– Чал был обычной объединенной колонией клингонов и ромуланцев, основанной во время одного из их перемирий.
– Пока вы не прибавили ниче нового к тому, что есть в компьютере.
– Но на планете не было полезных ископаемых, так что когда империи опять поссорились, они обе отказали планете в поддержке.
– Оставив на планете только детей первопоселенцев, – сказал Скотти нетерпеливо. – Я знаю о планете достат'чно, чтоб спросить у Тейлани о ее мире.
Кирк и Скотт подошли к турболифту, подождали, когда приедет кабина и двери откроются.
– Их не оставили. Они сами пожелали остаться, – заметил Кирк. – Для их родителей этот мир был колонией, отличной от их родины. Но для первого же поколения, родившегося там…
– Да, эт' был дом.
Двери турболифта открылись, и Кирк со Скотти вошли.
– Пятая палуба, – сказал Кирк. Турболифт понесся по кораблю, а Кирк продолжил. – В течение сорока лет они жили мирно, игнорируемые остальной Галактикой.
– Прост' потому, чт' никто не знал, чт' там кто-то есть, – заметил Скотт.
Лифт замедлил движение, а затем остановился. Двери открылись. Кирк и Скотти продолжали разговаривать.
– Тейлани не знает, как так получилось, что все упоминания о Чале были изъяты из хранилищ информации обеих империй. Некоторые думают, что это был прощальный подарок первопоселенцев, чтобы они могли быть уверены, что их детей никто не побеспокоит.
– Оптимисты.
– В любом случае – время помогло Чалу. Он стал забытым раем.
– Но тут…
– Я уже подхожу к этому, – сказал Кирк.
Они подошли к дверям каюты Кирка. Дверь открылась. Кирк увидел, что Скотти поджал губы, явно не одобряя такой беспорядок. Но с этим Кирк ничего не мог поделать. Сказать, что они с Тейлани весьма энергично пользовались каютой – значило ничего не сказать.
Скотт оставался у открытых дверей, пока Кирк рылся в шкафу в поисках чистой одежды.
– Вышло так, что у Чала все же оказался один весьма полезный ресурс. И из-за споров по поводу того, что же с ним делать, обитатели планеты разделились на два лагеря. По поколениям.
– И чт' же эт' за сокровище? Пока чт' мои сенсоры н' обнаруживают ниче такого, за чем стоило бы лететь в такую даль.
– Поверь мне, – сказал Кирк. – Это действительно стоящая вещь. И если об этом узнают, то обе империи заявят свои права на планету. Чал будет разорван.
– Ни один секрет такой важности не может долго оставаться тайной, – скептически заметил Скотт.
Кирк обнаружил комплект гражданской одежды, который он привез с Земли. Кирк натянул его. Одежда была довольно свободной.
– Но в этом случае, – сказал Кирк, – даже старшее поколение, ратующее за эксплуатацию планеты, знает, что случится, если об этом узнают. Они хотят сохранить секрет, но немного поэксплуатировать планету. Продавать то, что у них есть, но никому не рассказывать, откуда это берется.
– Но что продавать?
Кирк продолжал игнорировать вопросы Скотти.
– Тейлани принадлежит к молодому поколению – которое против любой эксплуатации Чала. Они боятся, что даже ограниченный допуск к сокровищам их планеты в итоге приведет к тому, что о ней узнают все. И итогом станет все та же возможная война между империями.
* * *
– Капитан, – перебил его Скотт, – что ж эт' все-таки за «сокровище»?
Кирк поднял руку в знак того, что вопрос услышан, и чтобы остановить дальнейшие.
– Сейчас группа Тейлани держит под контролем город, маленький космопорт и станцию передачи подпространственных сообщений. Пока они этот контроль удерживают, секрет остается на Чале. Тут входим в игру мы.
– Так ты мн' скажешь ил' нет?
– Старшее поколение, которое хочет эксплуатировать Чал, теперь стало анархистами. Они хотят разобщить чалцев, посеять хаос, чтобы получить возможность либо украсть космический корабль, либо взять под контроль станцию. Пока что они отказывались вести переговоры с детишками.
Лицо Скотти было красным от ярости.
– В конце-то концов, ты мн' скажешь ил' нет?!
Кирк одернул рубашку и взялся за застежку.
– Я тебе все расскажу, если ты проявишь чуточку терпения.
Скотт в раздражении скрестил руки.
– Скотти, «Энтерпрайз» здесь для того, чтобы усадить анархистов за стол переговоров. Ты видел, как просто мы сегодня утром остановили атаку. И ты прекрасно знаешь, что даже с простейшим оборудованием «Энтерпрайз» может легко выследить любую группу анархистов на планете. А с дизрапторами он может также и уничтожить их.
Скотт выглядел встревоженным.
– Тока не со мн'й на б'рту.
– Расслабься, Скотти. Я тоже не могу этого допустить. Даже Тейлани не хочет, чтобы это произошло. Она просто хочет быть уверена в том, что анархисты остаются прикованными к Чалу и что однажды они поймут необходимость прихода к какому-нибудь компромиссу. Поскольку, пока «Энтерпрайз» здесь, они просто будут не способны победить при помощи насилия.
Скотти подергал себя за ус.
– А каким боком сюда вписывается Первичная Директива?
– Она ни при чем, – ответил Кирк. – Чал – независимый мир, обладающий технологией сверхсветовых двигателей. Облеченные властью члены здешнего правительства попросили помощи. Первичная Директива ни при чем.
– Так мы здесь дл' того, чтоб пред'твратить войну, а не развязывать?
– Именно.
Скотт резко поднял руки.
– И чт' же здесь все-таки так'го чертовски необходимого?!
Кирк одернул рубашку.
– Ты во мне никаких изменений не замечаешь, Скотти?
Скотт не понял вопроса.
– Что? Кром' того, чт' ты шляешься по кораблю как влюбленный школьник за… школьницей?
– Посмотри, – сказал Кирк. Он сделал мах руками.
На лице Скотти было написано, что он вообще ничего не понимает.
– Две недели назад я этого сделать не мог, – объяснил Кирк. Он потер плечо. – У меня не действовало плечо. Слишком много встрясок и ушибов, наверное. Я был обижен на весь мир и напряжен.
– Кому т' рассказываешь, – с неожиданной симпатией сказал Скотт. – Мн' давно нужно заменить колени, а спина н' разгибается посл' рабочего дня.
Кирк сделал паузу. Он не собирался превращать этот разговор в сравнение старых боевых рассказов.
– Дело в том, – сказал он, – что теперь у меня прекрасно работают оба плеча.
Скотт посмотрел на Кирка, готовый задать вопрос. Но все, на что он оказался способен, было: «Ну и?..»
– Посмотри на меня, Скотти! Я прекрасно себя чувствую! Полон энергии! Готов к… ко всему! А я пробыл на Чале всего три дня.
Скотт постучал ногой по покрытой ковром палубе.
– Лучш' все же скажите, сэр.
– Это и есть сокровище Чала, Скотти. Восстановление. Омолаживание. Молодость.
Скотти выглядел встревоженным.
– К'питан, нет. Не можете же вы и вправду в эт' верить.
– Мне не надо верить, Скотти. Я был там. Я знаю, как я себя чувствую.
– Хотел бы я, чтобы док'тр Маккой был здесь, чтоб пров'сти полное медицинское сканирование.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...