ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


Кирк передвинулся так, чтобы Тейлани шла впереди. Она пригнулась под низким потолком туннеля и пошла вперед.
Кирк в последний раз прислушался к шагам. Они направлялись вниз. Быстро.
Он присел. Вошел в туннель. Потянул дверь, закрывая ее за собой. Задвинул засов.
– Беги, – сказал он. Время тишины прошло.
Они пробирались по туннелю, проходя через темные участки, где осветительные секции окончательно иссякли. Туннель резко изогнулся через тридцать метров, где был вход в бомбоубежище. Кирк чувствовал, что это была маленькая победа. По крайней мере, врагу было не достаточно только открыть дверь и стрелять прямо по туннелю. Теперь он был бы способен услышать их, как только они приблизятся к повороту.
Тейлани остановилась, увидев вход в бомбоубежище. Но для Кирка это не было местом назначения. Если бы они вошли в укрытие, это было бы только ловушкой Ничто не смогло бы защитить их от того, что один из нападавших останется наверху начеку, в то время как другой воспользуется фазером, который мог легко прожечь тяжелую металлическую дверь.
Поэтому Кирк понуждал Тейлани продолжать бежать. Давно неиспользовавшаяся входная дверь амбара была впереди. Там она отодвинулась в сторону, чтобы позволить пройти Кирку. Он видел, что она нахмурилась, озадаченная неуклюжими экспериментами в ромуланском языке, которые Кирк и его брат писали на стене туннеля в детстве.
Кирк не потрудился прислушаться к их преследователям в туннеле. Он толкнул открытую дверь, провел в нее Тейлани, затем закрыл дверь за собой.
Они стояли в подвальной лестничной клетке, которая была открытая из амбара. Кирк посмотрел наверх на стропила. Достаточно солнечного света просачивалось сквозь старые перекрытия, чтобы он мог видеть, куда идет.
Он взбежал по поликретовой лестнице, больше не беспокоясь о шуме. Тейлани сопровождала его. Наверху лестницы Кирк приостановился, огляделся. Несколько старых тюков сена все еще лежали в пустых лошадиных стойлах. Он направился к ним.
Вместе он и Тейлани бросили пять тюков сена в лестничную клетку. Нападавшие должны были бы пройти их путем, как только бы поняли, что они не смогут открыть дверь.
– Я не слышу их, – прошептала Тейлани.
В течение краткого момента, который он смотрел на нее, Кирк не мог не заметить соломинки сена в ее волосах.
– Возможно, они все-таки не нашли подвал, – шепнул Кирк, обернувшись. Он вытянулся на соломе, вспомня романтичные приключения, которые он имел в этом амбаре. Из своих волос он вытряхнул все сено. Затем услышал снаружи глухой стук дверцы машины.
Он подполз к узкому промежутку между двумя досками в высокой стене амбара. Тейлани подползла следом. Плечом к плечу они глядели сквозь щель.
Машина-антиграв была припаркована во дворе, на полпути между амбаром и фермой. Это была последняя модель, с автопилотом, который мог лететь по запрограммированному маршруту.
Нападавшие носили неприметную гражданскую одежду, которая не будет привлекать внимание в любом мире. Один, с пустым взглядом, мускулистыми руками, в длинном, без рукавов жилете, сидел на месте пассажира, настраивая какое-то устройство, лежащее на коленях. Другой, в тусклой серой тунике, стоял около открытой двери, держа наготове сверкающее серебром оружие и тревожно оглядываясь.
Но их одежда, их оружие, и их оборудование были не теми важными подробностями на которых сфокусировал внимание Кирк.
Лбы нападавших были изборождены, как у клингонов.
Но их уши были заострены.
Точно такие же, как у Тейлани. Юноши не старше нее. И точно также подготовленные.
– Ты знаешь их? – прошептал Кирк. В этот момент он отвел глаза от юноши с пушкой. Тейлани покачала головой.
Кирк не был уверен, что он может верить ей.
– Но они – ваши люди, – сказал он.
– Таких как я, много. Я не знаю всех.
– Но ты знаешь, кто послал их, – упорствовал Кирк. – Скажи мне, зачем ты им нужна.
Ее темные глаза загорелись при взгляде на него.
– Им нужна не я, Джеймс. Им нужен ты.
Глава 12
Кирк ей не поверил.
Не было никакой причины для того, чтобы эти молодцы преследовали его. Он их не знал. Он никогда не знал никого, похожего на них.
– Зачем? – спросил он.
Но Тейлани покачала головой, пододвинувшись к нему поближе и прижав палец к губам. Внимательно прислушалась.
Юноши о чем-то говорили. Кирк не понимал ни слова. Их слова были слишком тихими, язык неизвестен.
Но уши Тейлани были, видимо, такими же чувствительными, как и у Спока. И она знала их язык.
– Они думают, что мы могли транспортироваться, – прошептала она.
– Как бы мы смогли? Они же заглушили мой коммуникатор.
– Вот как раз это они сейчас проверяют.
Кирк наблюдал за горячей дискуссией двух клингоно-ромуланцев. Тот, что находился в машине, со стуком захлопнул крышку какого-то устройства, лежащего у него на коленях. Кирк решил, что это была глушилка субпространственной связи. Они должны уже убедиться, что она работает как надо. Они должны знать, что он и Тейлани все еще где-то поблизости.
Кирк уставился на антиграв. Внезапно он сообразил, что именно упустил.
– Как ты добралась сюда? – спросил он ее.
– На машине, – сказала Тейлани. – Я припарковала ее у ворот.
Кирк прикинул шансы. Ворота были в трехстах метрах ниже по подъездной аллее. Даже в возрасте Тейлани он не смог бы опередить реактивную пулю на таком расстоянии.
Парень, сидевший в машине, вылез наружу. Кирк увидел, как нетерпеливо шевельнулись мощные мускулы на его руках, когда он вытащил блестящий пистолет откуда-то из недр жилетки.
Теперь оба юноши стояли во дворе, темные глаза прочесывали пространство, оружие в руках – и наготове.
– Они найдут нас, – тихонько произнес Кирк.
Тейлани в тревоге посмотрела на него.
– Ты сдаешься?
Кирк почувствовал себя оскорбленным.
– Нет. Я утверждаю неизбежное. Если мы собираемся взять контроль над ситуацией, то мы должны заставить их отыскать нас на наших условиях, а не на их.
Тейлани понимающе приподняла бровь. Кирк почти улыбнулся – настолько знакомым было это ее выражение.
– Говори, что делать, – произнесла она.
Кирк окинул взглядом конюшню. Все было таким привычным. Он и Сэм спасали здесь Федерацию тысячу раз.
Он решил, что у врага не будет шансов.
Меньше минуты ушло на то, чтобы соорудить ловушку. А приманка не была дополнительной проблемой. Клингоно-ромуланцы уже двинулись по направлению к конюшне.
Кирк следил за ними со своей тактически выгодной точки на сеновале. Тейлани притаилась в пустом лошадином стойле. Он подал ей знак. Она пригнулась, невидимая глазу. Кирк швырнул маленький отломанный кусочек поликрета так, чтобы тот ударился в дверь конюшни.
В ту же секунду оба клингоно-ромуланца выпалили в дверь, разнеся в щепки старое дерево. Двойной взрыв эхом отразился внутри.
Затем юноша в серой тунике пробежал вперед и пинком вышиб остатки двух досок, проделав новый вход в закрытой двери.
Он медленно и осторожно стал пробираться сквозь него, выставляя вперед поблескивающее оружие. Оказался внутри, оглядывая все вокруг.
– Спасения нет! – выкрикнул клингоно-ромуланец на правильном стандарте Федерации. Кирк не мог определить и следа какого-либо акцента. – Примите свою судьбу! Умрите с честью!
Кирк занял свою позицию, зная, что невидим. В изречениях этого молодца было что-то большее, чем просто налет клингонской щепетильности. Но Кирку показалось интересным то, что охотник не назвал имени своей предполагаемой жертвы – ни Тейлани, ни Кирка.
Молодец оставался все в той же позиции, не двигаясь. Кирк понимал стратегию. Жди, пока твой противник сделает ошибку.
Но ошибки были для нетерпеливых молодых. Кирк их больше не делал.
По крайней мере, не в подобной ситуации. В конце концов терпение Кирка, его опыт одержали победу.
Юноша в сером сказал что-то через плечо, продвигаясь дальше вглубь конюшни. Его напарник осторожно проскользнул сквозь разбитую дверь.
Кирк дождался, пока два клингоно-ромуланца не встали плечо к плечу, каждый проверяя свою сторону помещения. Затем Кирк швырнул второй обломок поликрета. Он шлепнулся далеко позади, в глубине конюшни.
Моментально, едва обломок отскочил от деревянной стойки, последовали два взрыва – это выстрелили клингоно-ромуланцы. Их рефлексы Кирка впечатлили.
Но обломок предназначался не для того, чтобы вынудить их стрелять. Это был второй сигнал для Тейлани. Она сделала свой ход.
Подобно расплавленной тени она вылетела из стойла, сделав сальто в воздухе над дверью, развернулась, приземлившись точно на ноги, и продолжила в том же духе.
Конюшня огласилась звуками разрывов, выстрелы атакующих следовали за Тейлани по пятам, все время лишь на волосок позади.
Но Кирк не остановился, чтобы полюбоваться ее акробатикой. Он не сомневался, что ее прыжки завершатся на тюках с сеном на просевшей лестничной клетке, благополучно и вне досягаемости каких-либо еще разрывных снарядов. К тому времени враг больше не будет угрозой.
Кирк за этим присмотрит.
Подошла его очередь.
Одним прыжком с сеновала. Ракетой вниз по веревке, накинутой на старый подвесной блок. Подтянуть ноги так, чтобы ударить каждого клингоно-ромуланца прямиком в спину сапогом.
Голорукий молодец только-только начал поворачиваться. Умудрился даже увидеть сапог Кирка, когда тот врезался в него.
Резкий удар отозвался в ногах и спине Кирка огненным электрошоком. Зубы клацнули, челюсти пронзило мерцающими искрами боли.
Но о боли легко можно было позабыть, чувствуя удовлетворение от вида своих врагов, мертвым несопротивляющимся грузом вповалку лежащих после его атаки.
Кирк отпустил веревку и с разбегу приземлился. Развернулся, готовый нырнуть вперед. И ему пришлось нырнуть.
Молодец в серой тунике лежал ничком на полу из поликрета. Но его голорукий напарник стоял на коленях и целился из своего оружия.
Кирк плечом стукнулся об пол. Напряженное плечо хрустнуло от удара, и он задохнулся от шока.
Рефлекторно он хлопнулся на землю, чтобы смягчить момент инерции и защитить от дальнейших унижений спину и руку. Эта неожиданная остановка спасла ему жизнь – разорвавшийся снаряд проделал дыру в поликрете прямо перед ним.
Лицо слева обожгло вихрем каменных осколков.
Кирк вскочил на ноги, готовый снова увернуться от выстрела.
Стоящий на коленях парень поднял оружие.
Тейлани атаковала. Ее предсмертный клингонский вопль, от которого кровь сворачивалась в жилах, заполнил конюшню. Оружие юноши дернулось.
Это мгновенное отвлечение – все, что Кирку было нужно. Он прыгнул вперед.
Тейлани упала на пол и перекатилась, точно и незамедлительно выпущенная реактивная пуля разорвалась в воздухе прямо над ней. Кирк ударил юношу плечом в грудь.
Это было последнее издевательство над измученными мускулами Кирка. Что-то вонзилось ему в плечо. Кирк заскрежетал зубами. Почувствовал вкус крови от порезов на лице. Но тем не менее он сграбастал голорукого за отвороты жилетки и изо всех сил крепко врезал ему головой.
Звезды вспыхнули перед глазами Кирка от резкого хрусткого удара лбом о массивные надбровные гребни этого парня…
Но из носа нападавшего хлынула зеленая кровь. Его темные глаза потеряли фокус.
Кирк отпустил ткань жилетки.
Его противник со стоном отвалился назад.
Кирку со страшной силой хотелось сделать то же самое. Однако он продолжал сидеть на полу, производя инвентаризацию своих ноющих суставов и конечностей.
Было очень противно слышать собственные хрипы, пока он старался восстановить дыхание.
В данный момент он чувствовал себя достаточно старым, чтобы сгодиться Тейлани в прадедушки.
Она встала рядом с ним на колени. Оба пистолета нападавших были у нее.
– Ты поранился, Джеймс.
Кирк рассмеялся над подобным преуменьшением. Это действо вызвало новую волну агонии, пронзившую плечо, от которой перехватило дыхание. Но он рассмеялся вновь.
Тейлани нахмурилась.
– Ты находишь это… забавным?
Кирк покачал головой, почти не способный говорить.
– Нет… – выдохнул он. – Я… я просто подумал… что несколько лет… не чувствовал себя… так хорошо.
Он увидел недоуменное выражение в ее глазах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...