ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


– Как ты считаешь, где будет военная зона?
– Нет ни одного признака нависшей угрозы, – сказал Кирк. Его пальцы погладили выступы у нее на лбу.
– Опасность вокруг нас, Джеймс.
– Я думал, что присутствие «Энтерпрайза» положит этому конец. Что одного только его присутствия будет достаточно, чтобы вторая сторона – анархисты – села за стол переговоров. – Он провел пальцами по ее лицу, отодвинул прядь волос с уха и поцеловал его, впитывая смешанные ощущения от солнца, песка, моря и Тейлани.
– Но так только здесь, на Чале, – прошептал он ей в ухо. Ее дыхание, согретое солнцем, заставляло его трепетать.
Кирк провел руками по ее спине, и мягкий шелк ее легкой туники не мог скрыть тепла, исходящего от ее тела.
– У вас есть другие враги? – спросил он.
– Ты же ощущаешь на себе эффект Чала, не так ли? – спросила она, делая вид, что не услышала вопроса.
– Да, – признал Кирк. Нечего скрывать, нечего отрицать. – Я чувствую себя… молодым… моложе… более живым, чем чувствовал себя в течение… многих лет.
– Чем можно пожертвовать для этого? Не только для тебя, а для целых планет, империй? – она отпустила его руку. Медленно подняла руку к вороту своей туники. – Молодость – ограниченный ресурс. Чал не был разорен в течение этих лет только потому, что о нем никто не знал. Но теперь, с изменениями в Клингонской Империи, раскрываются старые секреты.
Она расстегнула верхнюю часть туники и перешла ко второй.
– Чал не может вечно хранить свои секреты. Но другого пути выжить нет.
Расстегнута вторая часть.
Ее кожа опьяняла.
Туника сползла с плеч.
Она опьяняла.
Это доконало Кирка.
Он обнял ее и приблизил свои губы к ее губам.
Но не поцеловал ее, как она ожидала.
– Ты чего-то не договариваешь? – прошептал он.
– Люби меня, Джеймс.
Она расстегнула его тунику и отбросила ее. Теперь, когда она прижалась к нему, их тела соприкоснулись.
– Кто ваш враг?
– Джеймс, пожалуйста.
Она погладила его по спине. Это движение гипнотизировало.
Но Кирк отступил, разрывая контакт.
Они стояли, балансируя на краю своих желаний.
– Тейлани, мне нужно с тобой поговорить.
Поддразнивая его, она потянулась.
– А мне нужен ты.
Кирк сдался. Как он мог сопротивляться?
Пока рядом с ним Тейлани, ничего больше не имеет значения.
Они могли говорить когда угодно, любить когда угодно и делать все, чего им захочется и когда захочется.
Кирк нашел Рай.
«Возможно», подумал он, «я нашел свой дом».
Внезапно грохот пронесся по небу.
Кирк развернулся и посмотрел мимо зазубренного камня на город.
Он был очень далеко, скрыт за джунглями.
И там расцветало множество огненных шаров, вздымающихся в небеса с хвостами черного дыма.
Лицо Тейлани было белым от страха. Или от ярости. Кирк предпочел не выяснять.
– Они снова атакуют! – закричала она. – Они сказали, что будут вести переговоры, а теперь снова напали!
– Кто атакует? – потребовал ответа Кирк. – Анархисты?
– Да, – ответила она. – Анархисты. Старые. Наши родители.
Глава 27
Кирк на мгновение уставился на Тейлани, потом решил, что сейчас не время и не место задавать дальнейшие вопросы.
Он побежал по песку назад, к своему скакуну.
В седельной сумке он обнаружил свой коммуникатор.
Он активировал его.
– Кирк – «Энтерпрайзу».
Ответил Скотти.
Кирк отдал приказ.
Все произошло молниеносно.
Не прошло и секунды, как Кирка и Тейлани транспортировали по лучу в город, на посадочные платформы рядом с яхтой Тейлани.
Кирк почувствовал жар от взрыва не более чем в километре от них, в джунглях.
Дым пронесся от пышных зарослей до окраинных строений города. Кирк слышал крики, принесенные ветром.
Рядом сверкнула еще одна колонна транспортера. Кирк бросился туда.
Он надел куртку, которая лежала поверх оборудования, которое прислал Скотти. Вторую он передал Тейлани. Затем он застегнул на себе пояс для оборудования, поправил клингонский дизраптор, свисавший с него.
Кирк активировал экран своего сканера.
– Передавайте, – сказал он в коммуникатор.
Экран ожил и показал несколько движущихся точек.
Тейлани заглянула в экран через плечо Кирка, как только натянула куртку.
– Что это, Джеймс?
– «Энтерпрайз» прочесывает окрестности своими сенсорами. Этот экран показывает позиции атакующих.
Похоже, что нападавших было двадцать человек, и они двигались из джунглей.
Внезапно он услышал в небе звук летящего снаряда. Инстинктивно он толкнул Тейлани на площадку и закрыл ее своим телом.
Взрыв потряс соседнюю посадочную площадку, рассеивая осколки камней во все стороны.
– Скотти, – закричал Кирк в свой коммуникатор, – вы можете сбивать эти снаряды в воздухе?
– Никак нет, кап'тан. Мы не могем точно прицелиться.
Кирк затащил Тейлани в относительное укрытие яхты. Он изучил показания экрана.
– Какая у города защита? – спросил он.
Тейлани выглядела беспомощно.
– Личные дизрапторы. Снаряды.
– И это все?
Она кивнула. Выражение шока исказило ее черты.
– Что им нужно?
Тейлани слепо уставилась на него.
– Анархисты! Что является объектом нападения?
Тейлани была испуганна. Кирк удивился такой реакции. Она вела себя по-другому, когда их атаковали на ферме.
– Тейлани! Я не смогу помочь тебе, если ты не скажешь что они собираются сделать!
– Генераторы, – ответила она. – В середине города.
– Большое сводчатое здание?
Она кивнула.
Кирк нашел его на экране. Оно было похоже на крытый стадион. Анархисты были примерно в трех километрах от него. Если бы они хотели запустить разрывные снаряды, то могли бы сделать это уже давно. Тот факт, что они не стреляли, указывал на то, что они хотят захватить генераторы, а не разрушать их.
Это делало оборону легче.
– Скотти – ты можешь навести транспортеры на двадцать или около того жизненных форм в джунглях к северу от города?
Это был бы легкий способ, и Кирк знал это. Транспортировать всех анархистов прямо на «Энтерпрайз».
– Извините, сэр. В джунглях полно признаков жизни – птиц и зверей, я думаю, – и у нас нету достаточно четкого признака, чтоб выделить атакующих. Ежли тока вы н' уговорите их надеть коммуникаторы.
– А как насчет удара малой мощности?
– Есть, – ответил Скотт. – Ежли только вы н' против того, чтоб заодно вырубить несколько мелких бестий.
Кирк посмотрел на Тейлани.
– На что похожи здешние формы жизни? Излучение на них подействует?
– Я… Думаю, да, – ответила Тейлани.
Она отклонилась, когда еще один взрыв потряс платформу. Кирк закашлялся от налетевшей пыли и грязи.
– Давай, Скотти.
– Прицеливаюсь, сэр. Устанавливаю дизрапторы на минимальную мощность. Мож, закроете глаза?
Кусок неба над северным концом города внезапно сверкнул оранжевым цветом.
Кирк проверил экран.
Точки, обозначавшие анархистов все еще горели, что означало, что те живы.
Но они не двигались.
– Прекрасный выстрел, мистер Скотт.
– Птичка в клетке, сэр.
Кирк приказал Скотти оставаться на связи и выключил коммуникатор.
– Все кончено, – сказал он Тейлани. «Энтерпрайз» прекрасно сработал.
– Только на время, – сказала она. – Они не единственные, кто нам угрожал.
Кирк отряхивал свою куртку и штаны от пыли. Куртка, которая была на Тейлани, была ей велика.
На секунду она показалась ему маленькой, одинокой и испуганной девочкой.
Кирк обнял ее. На сей раз с состраданием и без каких-либо других мыслей.
– Каникулы кончились, – мягко сказал он ей. – Секретов тоже не должно быть.
Он почувствовал, как она кивнула.
– Расскажи мне все.
Тейлани ничего не скрывала.
Глава 28
В главном городе Престора-5 была ночь. Моросил легкий дождь, окутывая ржавеющие улицы маслянистым желтым блеском. В воздухе плавала серная вонь.
Все главные улицы были собраны поблизости от склада космопорта, и вдоль каждой шли фонари. Но ни один из них не работал. Свет проскальзывал только случайно – через окна, прикрытые искореженными ветром ставнями.
Клингонские инженеры, которые строили этот город 50 лет назад, не рассчитывали эти временные здания надолго. И не получили этого «надолго».
Внизу на узкой улице суматошно искрились светящиеся неоновые знаки, создавая омут трепещущего красного света.
Чехов помедлил в этом свете, чтобы в последний раз проверить своих «товарищей». Нет, он не был преисполнен оптимизма.
– Пожалуйста, – попросил он, поправляя воротник Маккоя, – постарайся выглядеть более… угрожающим.
– И как я согласился на это? – проворчал Маккой.
– Нахмурься, – сказал Чехов, – ссутуль плечи. Веди себя так, чтобы у них создалось впечатление, что ты доведенный до отчаяния человек, которого ищут власти.
Маккой застегнул воротник и свое длинное темное пальто выше собственной шеи, запихнул руки в карманы. Он бросался в глаза выражением… досады. Чехов вздохнул. Посмотрел на Спока. После секундного колебания тот тоже поднял и застегнул воротник.
– Как вам это? – спросил он.
Он по-прежнему выглядел нейтрально.
– Безупречно, – без энтузиазма откликнулся Чехов. Он надеялся, что Ухуре больше повезло с десантным отрядом на другой стороне космопорта.
– Пошли со мной, – он повел Спока и Маккоя в бар.
Запах серы снаружи пропитывал помещение с низким потолком, в которое они вошли. Так же как и туман.
Чехов вгляделся сквозь него, подсчитывая уши, уже прибитые за стойкой.
– По крайней мере, – шепнул Чехов, – никто из них не обращает на нас внимания.
– В таких местах поначалу всегда так, – бодро откликнулся Маккой, взглянув на Спока.
Чехов прошел к пустому столику и сел, стараясь выглядеть развязным, насколько возможно.
Как только Маккой и Спок присоединились к нему, клингоны, сидевшие за ближайшим столом, демонстративно сменили столик на более дальний, чтобы не чувствовать «ужасной вони землян».
Барменша, отвесная старая клингонка с копной густых белых волос, приблизилась к столику Чехова. Прежде, чем тот мог что-либо заказать, она хлопнула на стол медный кувшин, наполненный чем-то синим и пенящимся. За ним последовали три выщербленных стакана.
– Две кредитки, – прохрипела клингонка.
Ну, поехали, подумал Чехов. Он встретился с ней глазами.
– Кредитки Федерации? За кого вы нас держите? – Чехов бросил на деревянный стол монету клингонской колонии. – Мы имеем дело только с талонами.
Барменша достала из-под своего запятнанного фартука маленький сканер – не больше, чем один из медицинских сенсоров Маккоя. Подержала аппарат над монетой, один конец того осветился оранжевым. Клингонка спрятала и сканер, и монету.
– Что-нибудь еще? – прорычала она. Ее тон стал менее воинственным.
Чехов придвинулся к ней и наклонился ближе:
– Нам нужно некоторое… оборудование.
Барменша хрюкнула:
– Это бар, а не торговый центр.
– Возможно, я не правильно понял совет моего друга, – сказал Чехов.
Клингонка подозрительно смотрела на него:
– Кто твой друг?
– Корт, – Чехов понизил голос, – Из Имперских Прогнозистов.
Чехов был порадован тем процессом, в котором барменша старалась не показать своего удивления.
– Корт! Как там сейчас этот старый пузырь?
– Не слишком хорошо. Жизнь на «Темной Зоне» стала… сложной. Его источникам снабжения угрожала разведка Звездного Флота, и собственные Имперские внутренние миротворческие силы.
– И он послал тебя сюда?
Чехов мог сказать, что она заинтригована, хотя все еще не убеждена. Он выложил финальную карту:
– Тропа дозорного дракона ранга четыре?
Рот барменши раскрылся в изумлении: Чехов цитировал предсмертную поэму Молора.
А Павел даже представить себе не мог всей важности этих слов. Знал только, что они произвели мощный эффект на Корта, когда Джейд произнесла их в грузовом отсеке. Судя по реакции клингонки, они все еще действовали.
– Ну? – подсказал он.
– Светом Праксиса в свой час все же прибудет, – пробормотала она нервно.
– Очень хорошо, – он положил на стол еще 5 талонов и подтолкнул их барменше.
Клингонка села, опустив ладонь на монеты. Они исчезли без единого звяканья. Годы практики, решил Чехов.
Затем клингонка кивнула на Маккоя и Спока.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...