ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Ему было интересно, что бы подумал сегодняшний молодой техник из виртуальной реальности.
Затем, во внезапной вспышке молнии, он увидел себя и Кэрол в то время, когда им было столько же, сколько и технику. Полные надежд и обещаний. Как бы сказал об этом Спок – полные возможностей.
Но так же быстро, как потухла молния, улетела прочь и их молодость.
Кирк вздохнул. Болело плечо после утренней голографической тренировки. Он почувствовал себя усталым. Почувствовал себя… старым. Кэрол обняла Кирка.
– Думаешь о ферме?
Кирк затряс головой. На самом деле он совсем забыл об этом. Адвокаты взялись за поместье родителей и ожидали его решения о том, что с поместьем делать. Его племянники не собирались возвращаться на Землю. Кирк был единственным членом семьи, кто мог быть в этом заинтересован. Но необходимость заниматься бумажной работой сразу после принятия решения была непрерывной. Удручающе. Это отбивало всякое желание иметь с этим дело.
– Они ждут ответа только к концу месяца – сказал Кирк.
Они постояли минуту в тишине. Вдалеке предупреждающие воздушные огни на мосту Золотые Ворота слабо пульсировали сквозь туман. Кирк вздрогнул от боли.
– Все в порядке, – сказала Кэрол. – Действительно.
Из всех проблем, с которыми он сталкивался, живя на планете, эту он не хотел обсуждать. Он отодвинулся в сторону. Проглотил остатки виски.
Кэрол не правильно поняла его действие. Его молчание.
– Это происходит, Джим, с каждым. Рано или поздно.
У Кирка начали гореть щеки. Он знал, что его гнев не был правильным, но не мог изменить то, как он это воспринимал. Он не был «каждым». Он просто не мог быть.
– Джим, я знаю кем мы стали друг для друга после стольких лет. Больше чем друзья. Конечно… – Она дотронулась до его лица, чтобы он смотрел на нее – …конечно, любовники. Но я знаю, что после всего, что мы прошли вместе, ты не можешь просто стоять здесь и… дуться.
– Я не дуюсь.
Кэрол убрала руку.
– Вставать посредине ночи, чтобы пить виски и таращиться на дождь не соответствует моему пониманию хорошо проводить время.
– Мне нравится виски. И дождь. Особенно, если он не запрограммирован.
Кэрол покачала головой. Приблизилась, зашептав:
– Пойдем спать.
Она попыталась развязать пояс, который удерживал халат, чтобы он упал с плеч.
– Попробуем еще раз. – Она поцеловала его шею. – Столько, сколько ты захочешь.
Она обняла его.
Но все что было, то прошло.
Страсть улетучилась так же, как и их молодость.
Остался только пепел.
– Кэрол, не надо. – Кирк отшатнулся, запахивая халат. Отвернулся от ее слез, неспособный с ними смириться.
– Почему ты так поступаешь со мной? С нами? – ее голос дрожал – Зачем ты вернулся?
Кирк пристально смотрел в окно. Он уже спрашивал себя об этом. Он не знал, что ответить.
– Чего ты хочешь? – Кэрол спрашивала, требуя ответа.
Но Кирк был слишком холодным, слишком усталым, слишком старым, чтобы отвечать.
Сверкнула молния. Сейчас послышится гром.
Он взывал к нему.
Последний раз…
– Чего ты хочешь, Джим?
Загромыхало, долетевший гром оглушил его. Он напрягся. Ожидая. Но это ничего не изменило.
– Я не знаю, – промолвил Кирк. Голос побежденного. Такое чувство, что кто-то говорил за него, и он не мог остановить слова. – Больше ничего нет.
Кэрол медленно вернулась в свою спальню. Закрыла дверь.
Кирк налил себе еще виски. Подвинул стул так, чтобы можно было смотреть в окно.
Дождь шел всю ночь.
Слезы, которые он не мог пролить.
Глава 4
Чехов дрожал. В похожем на пещеру транспортном отсеке «Темной Зоны» было холодно.
Здесь не было силовых полей, которые бы сохраняли в ангаре атмосферное давление и температуру, а лишь огромные металлические люки на сотни метров вокруг. Весь воздух должен был откачиваться из отсека перед их открытием. На покрытых пятнами, шершавых стенах не было панелей управления буксировочными лучами. Но в отсеке стояло четыре шаттла – каждый следующий старее и в большем количестве заплат, чем предыдущий. И каждый должен был, стало быть, вылетая отсюда под ручным управлением, маневрировать либо двигателями поддержания стационарной орбиты, либо импульсными двигателями. Одно неверное движение, и можно было врезаться в стену или покорежить створки люка…
Чехов изучил сваренные между собой панели и неровно прилегающие друг к другу, покрытые инеем металлические листы облицовки отсека. Оказалось, что такие оплошности не были нечастыми.
Ужасающе примитивно, решил он. Но затем он вспомнил, как стара была «Темная Зона». Удивительно, что вообще хоть что-то на ее борту еще могло работать.
Позади него, за грудой модульных грузовых ящиков, помеченных ромуланскими предупредительными знаками, Ухура подняла воротник. Мгновение ее зубы стучали. Можно было разглядеть пар от ее дыхания. Одна из немногих работающих ламп на потолке прекрасно выхватывала этот образ из темноты – бледный призрак, сияющий будто бы вопреки глубоким теням вокруг.
А вот их «спонсор» не выказывала никаких признаков дискомфорта. Молодая девушка стояла метрах в трех от них в распахнутом жакете.
Заметив, что Чехов пристально смотрит на нее, она также стала смотреть ему в глаза. Очаровательно, подумал Чехов. Четко очерченное лицо, смуглая кожа, в глазах сильный ум. И рот, который никогда не улыбался.
Что касается ее волос, их не было видно. Она носила плотный летный капюшон, какие носят пилоты, проводящие слишком много времени в условиях малой гравитации, но при этом не желающие бриться наголо.
В данный момент ее лицо выражало вызов. Чехов слишком долго смотрел на нее.
– Вас что-то интересует? – спросила она.
Ее звали Джейд. По крайней мере, Чехову и Ухуре было сообщено только это имя. Но гораздо раньше Ухура окрестила девушку «спонсором». По ее заверениям, это было древнее земное понятие. Еще тех времен, когда люди полагались на деньги при финансовых операциях.
Чехов считал термин подходящим. В такой дали от границ Федерации, экономика ее по большому счету должна была как-то сказываться, и такие архаичные институты, как банки, имели свои резоны на существование.
В сумке Джейд было достаточное количество кредитов, чтобы купить небольшую планету. Не говоря уж о клингонской боевой флотилии, или двух.
Чехов и Ухура выполнили свою часть сделки. И теперь им оставалось только наблюдать, если только их клингонский контрабандист выполнит свою часть. А Корт уже опаздывал.
Чехов взглянул на датчик времени в своем хронографе – маленькой карманной модели с несколькими встроенными датчиками, которая на любом гражданском рынке могла сойти за скромный трикодер.
– Возможно, он и не собирается появляться, – проговорил он.
Взгляд черных глаз Джейд пронзил его.
– Он появится, – сказала она. – Даже если у него и нет доступа к военным крейсерам, он не сможет удержаться от соблазна захватить их ради этого, – и она приподняла свою сумку.
– Об этом я не подумал, – тихо пробормотал Чехов.
– Возможно, ты не так скроен, чтобы быть преступником, – произнесла в ответ Ухура.
– А ты об этом подумала? – спросил Чехов, начиная злиться. С тех пор, как он ушел из Звездного Флота шесть месяцев назад, он уже не раз чувствовал себя чрезвычайно преступным типом.
Вместо ответа Ухура распахнула на мгновение плащ – так, чтобы Чехов мог разглядеть фазер, прикрепленный к ее поясу.
Чехов был изумлен.
– Но это незаконно, – прошипел он. – Не говоря уж об опасности.
Ухура закатила глаза.
– И это говорит человек, покупающий клингонскую военную технику!
Чехов оставил свой собственный фазер в каюте. Учитывая настойчивость, с которой Корт обыскивал их при каждой встрече, это было относительно несложно.
Джейд сделала Чехову и Ухуре знак замолчать.
Ухура услышала это первой. Тренированный слух офицера связи был также тонок, как и вулканский.
– Шаги, – прошептала она Чехову.
Чехов не слышал их. Он даже не слышал, чтобы открывалась дверь в отсек. Так как здесь мог быть кто-либо еще?
За исключением того, кто мог бы устроить здесь засаду.
– Руки вверх, – прогремел Корт позади него. – И повернитесь. Медленно.
Чехов вздохнул. Шесть месяцев. Он устал от всего этого.
Подняв руки, он обернулся. Ухура проделала тоже самое за его спиной.
Корт и два его андорианца стояли в метрах пяти от них, у каждого в руках был дизраптор. Окованные металлом ботинки Корта были обернуты упаковочной пеной и поэтому не производили никакого шума. Прямо за ними стоял избитый теларитский шаттл. След от фазера, чернеющий на его боку, наводил на мысль о разнообразии грузов, перевезенных им на своем веку.
– Я думал, мы собирались заниматься делами, – произнес Чехов. Он не счел нужным скрывать свое раздражение.
– Заткнись и выкидывай деньги, – рявкнул Корт.
– Заткнись и выкладывай деньги, – поправила Ухура. – Возможно, тебе стоит подумать о приобретении универсального перев…
Луч из дизраптора Корта вспенил настил палубы под ногами Ухуры. Затем он прицелился прямо в нее.
– Докажите мне, что вы в состоянии купить то, что я должен предоставить.
– Отлично, – проговорил Чехов. Он продолжил, глядя через плечо – Это… наш спонсор…
Но за его спиной никого не было. Джейд исчезла.
– У меня нет времени на земные игры, – огрызнулся Корт.
– Но она только что была здесь, – запинаясь, произнес Чехов.
– Кто – она?
Внезапно послышался звук выстрела, и длинный андорианец позади Корта изогнулся, объятый синим пламенем.
Чехов был потрясен. Все это могло означать только одно – Джейд все еще была здесь, и она настроила свой фазер на уничтожение.
Корт и худой андорианец покрыли огнем своих дизрапторов все пространство вокруг них. Чехов упал на пол, откатываясь за ромуланский ящик.
Голос Ухуры прокатился по грузовому отсеку:
– Даже не думайте об этом, мистер!
Чехов выглянул из-за ящика.
Фазер Ухуры был направлен на Корта и андорианца. А их дизрапторы в свою очередь были направлены на нее.
– Два против одного, – проговорил Корт. – Даже такая федеральная кталх как ты способна оценить эту разницу.
Однако он продолжал цепко следить за ней, не полностью уверенный, в чью же сторону последует первый выстрел.
– Что ж, по крайней мере я заберу одного с собой, – ответила Ухура. – И вряд ли это будет андорианец.
Чехов заметил, как чувствительные антенны андорианца заинтересованно шевельнулись. Корт сделал шаг назад, отступая за своего спутника.
Но увидев это, андорианец тоже подвинулся, вновь подставляя под удар Корта. Чехов прикинул траекторию и метнул свой хронограф в телларитский шаттл, метя как можно выше. Глубокий сумрак, царящий в помещении, отлично скрыл все это от чьих-либо глаз. Прогремел звук удара о корпус.
Корт и андорианец резко развернулись, расстреливая шаттл.
Мгновение спустя андорианец рухнул на палубу, оглушенный выстрелом из фазера Ухуры.
– Разница исчезла, – проговорила Ухура.
– Ты заманила меня в ловушку, – прошипел Корт.
– Ты начал первым, – прицел Ухуры не дрогнул.
Чехов начал медленно пробираться между ящиками, стараясь не производить шума. Что бы там не замышляла Джейд, он ее ждать не мог. Если бы только Ухура еще некоторое время поговорила с Кортом…
– И почему ж мне было не сделать этого? – воскликнул клингон. – Шпионы Звездного Флота повсюду, имперские внутренние службы от него не отстают. Это все не лучшие времена для занятий частным бизнесом.
Чехов медленно и осторожно продвигался вперед, чувствуя растущее беспокойство в голосе клингона. Ведь Ухура не была его единственным врагом. Он должен был знать, что здесь есть еще по крайней мере двое – Чехов и тот, кто поразил первого андорианца.
Чехов разглядывал пространство позади шаттлов. Глубокие тени протянулись между беспорядочными кучами ящиков. От Джейд так и не было никаких сигналов. Чехов не понимал ее тактики, но и не собирался тратить время на то, чтобы понять ее.
И сейчас он как раз собирался обезоружить Корта, не дожидаясь, пока тот выстрелит в Ухуру. Или пока Джейд выстрелит в клингона.
Если только какой-нибудь из беспорядочных выстрелов Корта или андорианца не настиг ее, подумал Чехов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...