ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Он смотрел непосредственно на Чехова. – Поверьте мне, коммандер, я ни на мгновение не предполагал, чтобы Джим был членом любого заговора во Флоте – даже если такой заговор существует. Но чего я боюсь, так это фактов, доказывающих, что он мог быть использован заговорщиками.
Дрейк откинулся назад на стуле.
– По крайней мере вы должны допустить возможность, что Джим мог не слишком подвергать сомнению мотивы этой молодой женщины. Его карьера была, по существу, закончена. Что он должен ожидать от жизни?. И тут внезапно красивая молодая женщина входит в его жизнь, дает ему цель и вещь, которая означает для больше, чем что-либо другое – его корабль. – Дрейк серьезно посмотрел на Чехова. – Независимо от того, кем Джим Кирк был в свое время, он все еще человек. Это означает, что он может делать ошибки.
Чехов не знал, что сказать.
То, что Дрейк сказал, казалось вполне вероятным – для любого, кроме Джеймса Кирка. Но Спок был за. И Маккой.
Мог капитан, в конце концов, просто сделать не правильный выбор, ослепленный желанием иметь последнее приключение в жизни?
И был ли действительно Кирк обычным человеком?
– Адмирал, что является мотивом для Тейлани? – спросил Сулу.
Дрейк посмотрел на Спока. Спок ответил еще раз.
– Адмирал считает, что капитан Кирк преднамеренно используется как заложник. Кто-то использует его в попытке превратить «Энтерпрайз» в систему доставки для оружия «Дети Небес». Что это за оружие, где предназначено использоваться… вот вопросы, на которые Флот должен ответить.
Но Чехов знал Спока достаточно хорошо, чтобы читать между строк.
– Капитан Спок, а каково ваше мнение?
Спок посмотрел на Чехова:
– Я озадачен вашим вопросом, коммандер Чехов. Конечно, вы знаете, что в этих условиях личные мнения не логичны.
Чехов не ожидал от Спока уклонения от ответа. Он был удивлен тем, что Спок вообще попытался уклониться таким образом. Но прежде, чем он собрался повторить, он увидел что-то в глазах Спока… что-то, чего он не мог определить.
Но они прослужили вместе почти тридцать лет. Спок явно хотел дать ему что-то понять…
Вдруг понимание того, что происходит в этой комнате, вспыхнуло перед Чеховым подобно сверхновой.
Спок врал.
Чехов отвернулся от Спока и посмотрел на Дрейка. Динамика этой встречи стала внезапно намного более ясной. Спок не доверял новому главнокомандующему Звездного Флота.
Маккой был противоестественно тих, так что Чехов был вынужден предположить что он был в невысказанном согласии со Споком.
Но Дрейк, казалось, не распознал недоверие Спока. Что не было удивительно. Люди, которые не знали вулканцев достаточно хорошо, не имели возможности правильно истолковать выражение их лиц. Они также верили старой истории, что вулканцы никогда не лгут.
Но Чехов-то знал, что вулканцы были чрезвычайно гибкими. Они могли в совершенстве использовать логику, чтобы запутать противника с целью ограничить его доступ к информации.
И у Чехова была абсолютная вера в Спока, как бы то ни было.
– Так, – сказал Чехов, подыгрывая Споку, – Рассматривает ли Флот капитана Кирка как угрозу безопасности?
– Я не хотел бы характеризовать ситуацию именно так, – миролюбиво сказал Дрейк.
Как будто он пробовал защищать доброе имя Кирка.
Чехов поймал взгляд Ухуры. Он видел ее скрытое сомнение. Она тоже ощутила то, что делал Спок. Только Сулу остался загадкой. Чехов все еще не простил его за промедление при спасении c платформы «Темная Зона». Бесспорно, каждый офицер обязан следовать приказам. Но на границе, в днях и неделях пути от командования, офицеры также должны были приспосабливаться к любым ситуациям. Отказ Сулу делать что-нибудь на «Темной Зоне», кроме как следовать приказам, раздражал Чехова. Он больше понятия не имел, о чем Сулу мог думать.
– Как все же вы характеризуете это, адмирал? – спросил Чехов.
Дрейк посмотрел на потолок, как будто правильные слова могли бы быть написаны на нем.
– Потенциальная угроза безопасности. – Он принял сочувствующее выражение лица, как будто он был опечален, что карьера Кирка закончилась этим. – Я знаю, как и вы, что Джим никогда не сделал бы преднамеренно чего-либо вредного для Флота или Федерации. Но, исходя из наших сведений, мы не можем исключать небрежности с его стороны. Только подумайте о тайнах Флота, к которым он имел доступ за время службы.
– Если он представляет такую большую – потенциальную – угрозу, – горько сказал Чехов, – тогда какого черта Флот позволил ему добраться до «Энтерпрайза»?
Дрейк посмотрел на Сулу.
– А как вы думаете, капитан? Вы служили с Кирком. Никто не знает его лучше.
Сулу не понимал. Чехов тоже.
Дрейк сказал как будто виновато:
– Мы не знаем, где находится Чал.
– Но Спок же сказал нам, – удивилась Ухура. – На клингонско-ромуланской границе.
– Которая включает больше чем тридцать три сотни звезд. Помните: Чал имел у клингонов малиновый уровень секретности. Разведка Звездного Флота никогда не сталкивалась ни с какими его упоминаниями во всех сведениях, полученных из клингонских или ромуланских источников.
– Итак, Флот фактически сделал капитана Кирка заложником, – подытожил Сулу, – и вы хотите послать «Эксельсиор» по следу «Энтерпрайза», чтобы найти Чал.
Дрейк кивнул.
– И затем возвратитесь с «Детьми Небес». Независимо от того, что это.
– Что относительно капитана Кирка? – спросил. Сулу.
– О, я хочу, чтобы он тоже вернулся, – сказал Дрейк. – Предпочтительно живым.
Впервые за встречу Чехов заметил у Сулу проявление эмоций.
– Хотите ли вы сказать, что капитан Кирк списан в расход?
Дрейк остался сидеть, его тон был спокоен. Хотя внезапный холод в его голосе стал угрожающим.
– Вы считаете, что один человек является более важным, чем безопасность Федерации? Если вы не можете поступать в соответствии с вашей должностью, капитан, сообщите мне, чтобы я передал «Эксельсиор» кому-нибудь другому.
Чехов задался вопросом, осталась ли еще у Сулу смелость спорить с властьимущими. И пережили ли бремя командования его упорство и страстное желание докопаться до истины, которые помогли его продвижению до звания капитана.
Но Спок разрядил бы любую потенциальную конфронтацию.
– Вы должны извинить капитана Сулу, адмирал. Доктор Маккой и я имели вполне достаточную возможность обдумать эти сведения. Но это по-прежнему немалый шок для тех, кто был с ними не знаком.
Отношение Дрейка смягчилось. Слегка.
– Что вы скажете на это, капитан?
Сулу вздохнул. Встал по стойке смирно.
– Капитан Спок прав, сэр, я приношу извинения. Конечно, я cогласно приказу последую за «Энтерпрайзом» и вернусь к Земле с «Детьми Небес» и капитаном Кирком.
Чехов был разочарован, но не удивлен готовностью Сулу к капитуляции.
Дрейк откинулся в кресле назад.
– Очень хорошо. Когда вы будете готовы к вылету?
– Через четыре часа.
– Даю вам два.
– Есть, сэр!
Тогда Дрейк посмотрел на других.
– Без сомнения у вас будут другие вопросы, но прежде, чем вы их зададите, капитан Спок обеспечит вас файлами данных на все, что нам известно относительно Тейлани, Чала и имперских секретов. После того, как вы подпишете документы о неразглашении полученной информации. – Дрейк провел пальцем по панели управления компьютера. Ни у кого не нашлось, что сказать.
– Я полагаю, что мы пока закончили. Спасибо всем.
Дверь открылась снова. Спок вышел первым.
Чехов был последним из уходящих. В дверях он посмотрел через плечо.
Дрейк смотрел на него, как будто ожидая, что Чехов вернется. Он помахал ему на прощание, как будто они были друзьями.
Он хорош, подумал Чехов, выходя за дверь, которая закрылась позади него. Но капитан лучше. Дверь щелкнула, и Чехов услышал слабое гудение экрана безопасности. Дрейк запер кабинет и запечатал его силовым полем. Чехов посмотрел на дверь.
Он задавался вопросом, какие тайны Дрейк скрывает за ней, и от кого.
Глава 21
«Эксельсиор» был кораблем Сулу, но в этот момент каждый смотрел на Спока.
Он, Чехов, Сулу, Ухура и Маккой собрались в зале совещаний, как только оказались на борту. В соответствии с невысказанным соглашением никто не обсуждал встречу у Дрейка, пока они не могли убедиться, что находятся в безопасном месте.
Но как только двери комнаты для совещаний скользнули на место, Спок начал говорить. Он встал рядом с большим экраном с цветной схемой «Эксельсиора».
– Как я вижу, – сказал он без преамбулы, – перед нами три возможности.
Каждый поудобнее устроился в своем конференц-кресле с высокой спинкой. Все доверяли логике Спока в течение многих лет.
– Первое: все может быть так, как Дрейк описал нам. Капитан Кирк, по личным причинам, стал невольным заложником в попытке украсть тайну клингонского оружия Судного Дня. Организаторы этой попытки, члены заговора в пределах Звездного Флота, хотят остановить процесс разрядки между Федерацией и Империей, и один из членов этого заговора – агент разведки Флота, известная под кодовым именем Джейд. Когда Джейд обнаружила информацию, имеющую отношение к «Детям Небес», капитан Кирк, не понимая своей роли, был приведен в движение кем-то, кто мог действовать исходя из этой информации, чтобы получить оружие.
– Но кто это мог быть? – спросил Сулу.
– По первому плану действий – предполагаемые заговорщики в пределах Звездного Флота, – объяснил Спок. – Однако вторая возможность заключается в том, что сама Тейлани может быть ответственна за вовлечение капитана. Когда они узнали, что наша разведка раскрыла назначение Чала, они, возможно, решили поискать защитника. Капитан Кирк и «Энтерпрайз» станут первой линией обороны.
– И третья возможность? – спросила Ухура.
– То, что ничего из сказанного нам адмиралом Дрейком не является правдой.
– Вы утверждаете, что главнокомандующий Флотом солгал нам? – Маккой был единственный за столом, кто не был, кажется, заверен анализом Спока.
– Это нельзя сбрасывать со счета, – сказал Спок. – Вот почему я не предлагал никаких теорий адмиралу во время нашей встречи. Однако, может быть, что сам адмирал не знает истинного состояния дел и передал нам неверную информацию без намерения ввести нас в заблуждение.
Маккой не был удовлетворен ответом.
– Но если то что Дрейк сказал нам – ложь, Спок, то где правда?
Спок подумал немного перед ответом.
– Я верю, что правда известна только одному человеку, вовлеченному в эти события. Капитану Кирку.
– Это что, ваша проклятая логика диктует? – спросил Маккой.
– Где появляется капитан, логика редко работает. Однако, основываясь на нашем прошлом опыте общения с ним, кажется разумным, что он не просто наблюдатель в этих событиях.
– Капитан Спок, – сказал Сулу, – в свете этих трех возможностей, вы можете предложить нам курс действия?
Независимо от всего, что было обсуждено, на этом судне решение было за Сулу.
– Вы должны, конечно, следовать приказам, – ответил Спок. – Я не считаю необходимостью подвергать сомнению честность главнокомандующего Звездного Флота. Вступление в контакт c капитаном Кирком желательно, чтобы помочь нам обнаружить истинное состояние дел.
* * *
Чехов достиг предела. Несмотря на его веру в Кирка, он был должен доверяться кому-то еще. Кому еще лучше довериться в этой комнате?
– Извините меня, капитан Спок, – сказал Чехов – но я чувствую, что это очень важно – узнать мотивы Дрейка. Особенно потому, что они так или иначе вовлекают капитана Кирка.
Все взгляды обратились к Чехову.
– Дрейк и капитан имели… разногласия в прошлом, – начал он.
– Мы знаем это, – сказал. Маккой – Джим и Дрейк были в одном классе в Академии. Они вместе служили на «Фаррагуте».
Лицо Маккоя омрачилось. Каждый, кто служил с Кирком на «Энтерпрайзе», знал, что случилось на «Фаррагуте». «Энтерпрайз» почти повторил его судьбу, когда смертоносное существо из облака вновь появилось и напало на него.
– И после они служили порознь, – продолжил Чехов. – Они стали капитанами с разницей в месяц. Каждый был назначен на один из первых двенадцати кораблей класса «Конституция».
Сулу с уважением кивнул. Соревнование за те места было жестоким.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...