ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Если, дорогуша, ты зарабатываешь деньги лежа на спине, то с этим вопросом не ко мне, – тихо проговорила старуха. – Ты ведь не хочешь этого делать? А? Держись этой стороны улицы, так гораздо спокойнее.
– О-о! – Федра прижала руку к груди. – Я не знала… Спасибо, миссис Вутен.
Из лица миссис Вутен совсем ушло напряжение, оно расслабилось и обмякло.
– Я и сама не слишком много знаю об этом доме, дорогуша, – прошептала она. – Но я знаю, что к черному ходу частенько подъезжают роскошные экипажи. А потом уезжают. И в тех экипажах увозят хорошеньких девочек, которые, бывает, и не хотят никуда ехать. И некоторые из этих девочек никогда не возвращаются назад. Так что держись этой стороны улицы, дорогуша.
К черному ходу… Значит, экипажи подъезжают со стороны переулка, а не к парадному крыльцу. Федра изобразила испуг и смущение.
– Спасибо, миссис Вутен, что предупредили.
Закрыв дверь, Федра вернулась к своему наблюдательному пункту, села на стул и отодвинулась как можно дальше к краю окна. Так можно было увидеть конец улицы и начало переулка, ведшего к черному ходу публичного дома.
В голове Федры мгновенно созрело решение. Она потушила лампу, быстро накинула плащ Агнес и, стараясь ступать как можно тише, спустилась по лестнице вниз. Выйдя на улицу, она свернула в переулок, который должен был привести ее к дверям публичного дома.
Тянувшийся вдоль улицы высокий каменный забор надежно укрывал подъезд черного хода от взглядов случайных прохожих, но высокие чугунные ворота были широко распахнуты. Падающий из окон свет освещал узкий двор без признаков какой-либо растительности, в воздухе явственно ощущался тошнотворный запах гнили и чего-то кислого.
Неожиданно из подъезда вышла полная женщина а просторной белой блузе. В одной руке она держала старомодный фонарь, а в другой ведро с помоями. Дойдя до выгребной ямы, женщина опрокинула ведро и вылила его содержимое в яму.
– Я… я ищу работу, – обратилась к ней Федра. – Я хотела бы работать в доме служанкой.
Женщина решительно покачала головой.
– Но может, что-нибудь найдется для меня? – продолжала настаивать Федра. – Может, мне с кем-то поговорить?
Не ответив, женщина подняла свою пухлую руку с фонарем, быстро повернулась и зашагала к подъезду.
Дверь с грохотом захлопнулась. Эта женщина не могла ей помочь, так же как не смог и Горский. Разумеется, служанка была испугана, да и Горскому было чего бояться…
Федра поежилась. Ее не покидала уверенность, что убитый русский следил за ней, возможно, искал случая поговорить с ней. Но почему? В тот день, когда она, набравшись смелости (или это было лишь глупостью?), постучала в дверь парадного подъезда публичного дома и стала расспрашивать о рыжеволосой служанке из Гемпшира, которая, возможно, там работала, швейцар сказал, что не знает такой девушки и что ее нужно искать в другом месте. Казалось, Милли приехала в Лондон, вошла в этот дом и затем просто исчезла с лица земли.
Может быть, так оно и было.
Нет, сказала себе Федра, не надо так думать. Она не сдастся. Конечно, Милли была наивной деревенской девушкой, но она отличалась твердым характером. Она знала, как выживать. Федра решила, что ей нужно каким-то образом проникнуть в публичный дом и убедиться во всем самой. Только так можно было найти Милли. Хотя, конечно, нельзя было исключать и того, что Милли могла оказаться среди тех несчастных, которых уводили через черный ход, увозили в экипажах и они никогда уже не возвращались обратно.
Эта мысль заставила Федру похолодеть, и она снова отступила в темноту переулка. В это самое мгновение ей вдруг показалось, что рядом с ней находится кто-то еще. Она не успела ни вскрикнуть, ни обернуться – большая сильная ладонь накрыла ее рот, другая рука обвилась вокруг талии. Неведомая сила увлекла ее к противоположной стороне улицы. В отчаянии она попыталась кричать, но ее крики были едва слышны.
– Тихо, не нужно кричать, – послышался хриплый глубокий голос. – Я не сделаю тебе ничего плохого.
Но Федра продолжала бороться, как дикая кошка. Она с силой толкнула мужчину локтем, стала наступать ему на ноги. Незнакомец рассмеялся ей в ухо и осторожно прижал Федру грудью к каменной кладке стены.
– Тише, Бога ради. – Теперь голос звучал мягко, почти нежно. И если бы не парализовавшая ее паника, она бы сразу обратила внимание на то, что голос, как ни странно, был ей знаком. – Послушай же…
– Нет! Пустите меня! – закричала Федра, но через мгновение ладонь снова закрыла ей рот.
Затем она почувствовала, что мужчина прижался своей грудью к ее спине. Исходивший от тела незнакомца жар проникал в ее тело. Сжав губы, Федра снова попыталась ударить его локтем в живот. Потом, изловчившись, она впилась зубами в тыльную сторону его ладони. Надетая на руку кожаная перчатка сделала этот укус не таким болезненным – незнакомец лишь снова рассмеялся:
– А ты, оказывается, кусаешься, лиса!
– Бандит! – глухо прокричала она в перчатку. – Помогите! На помощь!
– Перестань кричать, и я уберу руку, – предложил он. – Только скажи, что тебе известно об этом доме. Мни только это нужно. Мне нужна только информация. Я слышал, что ты разговаривала со служанкой.
Перейдя на шепот, он приблизил губы к ее уху. На Федру повеяло легким запахом бергамота, смешанным со свежим мужским потом. Этот возбуждающий запах был тоже ей знаком.
О Господи, неужели это?.. Чтобы осмыслить внезапно пришедшую ей в голову мысль, Федра перестала сопротивляться. Его тело, прижимавшееся к ней сразу обмякло.
– Очень хорошо, – тихо сказал он. – Я уберу руку. Будь так любезна, расскажи мне все, что тебе известно об этом доме.
– Н-н-н-ничего, собственно говоря, мне не известно. – Федра имитировала акцент кокни. – Просто я искала работу, хотела пойти в дом служанкой.
– Служанкой, значит? – Федра вдруг поняла, что одна его рука лежит на ее левой груди, и сильно смутилась. – Как-то мне с трудом верится в это. Не знаешь почему?
– Поверьте мне, сэр, прошу вас. Это правда.
Его губы все еще находились в дюйме от уха Федры, его нос щекотали выбившиеся из ее прически волосы. Федра почувствовала, что ее страх перерастает в нечто более опасное. Он втянул в себя воздух.
– Служанки, с которыми мне приходилось иметь дело, никогда так не пахли.
– Видимо, вам не часто приходилось иметь дело со служанками.
Откинув назад голову, он громко рассмеялся. Да, теперь Федра узнала этого человека. Ошибки быть не могло.
«О, пожалуйста, Боже, сделай так, чтобы он меня не узнал», – помолилась про себя Федра.
– Пустите меня! – Федра снова попыталась вывернуться из объятий мужчины. – Пустите же. Я говорю вам, пустите.
– Отпустить тебя? – пробормотал он. – Но мне так трудно расстаться с этой маленькой круглой задницей и такой роскошной грудью.
По спине Федры пробежал холодок, и она замерла. И вдруг его губы заскользили по ее шее. Федра вздрогнула.
– Ты действительно хочешь, чтобы я тебя отпустил? – пробормотал он. – В тебе есть что-то такое, чего я никак не могу…
– Отпустите меня! – потребовала она. – Немедленно.
– Ах вот оно что, – проговорил он, ослабляя свою хватку. – Леди выдвигает требования. Может быть, встретимся как-нибудь в другой раз?
Снова попытавшись освободиться, Федра бросила на мужчину осторожный взгляд, как будто она могла хоть что-то рассмотреть в непроглядной тьме. И это было большой ошибкой с ее стороны. Он снова рассмеялся и быстро накрыл ее губы своим ртом. Сначала это походило на шутку и выглядело почти невинно, но через мгновение его губы задвигались так, как будто он умирал от жажды и ее рот был единственным источником, способным удовлетворить его настоятельную потребность. Наконец он оторвался от ее губ, собираясь, по-видимому, что-то сказать.
Воспользовавшись этой заминкой, Федра с силой толкнула мужчину в грудь и вывернулась из его объятий. Быстро побежала вдоль стены, так быстро, как только могла. Если бы он бросился за ней в погоню, то наверняка бы догнал. Значит, он просто позволил ей убежать. Можно не сомневаться, что такой крепкий и ловкий мужчина, как Тристан Толбот, поймал бы ее, если бы захотел.
Глава 5
Что ж, говори, но если слов
Иссякла нить, займи свой рот
Горячим поцелуем.
– Элайза говорит… чтобы найти себе стоящего мужа, надо обучиться хорошо писать акварелью. – Прикусив губку белоснежными зубами, леди Фиби Нортемптон наклонилась вперед и стала водить широкой кистью по листу бумаги, по верхнему его краю. – Вот взгляните! – Она прищурила глаза и отклонилась назад. – По-моему, получилось отличное облако, мисс Армстронг.
– Мне нравится весь пейзаж, – с видом знатока проговорила Зоуи. – Обладая таким талантом, вы должны непременно поймать в свои сети кого-нибудь не меньше герцога к концу сезона, леди Фиби.
Они сидели во внутреннем дворике за домом Тони, после обеда стало совсем тепло, в просвете облаков появилось солнце. К Федре снова пришла Зоуи Армстронг, чтобы вручить ей приглашение на свой вечер и познакомиться с ее матерью и сестрой.
Прошел уже почти час с того времени, как пришла Зоуи, а леди Нэш все еще разглядывала приглашение и крутила его в руках.
– Что ж, эта идея не кажется мне слишком хорошей, мисс Армстронг, – сказала она. – Дело в том, что в этот вечер я и Фиби заняты. Мы ужинаем с друзьями. Позволить Федре идти к вам одной… Право же, я не думаю…
Федра взглянула на Зоуи, которая, продолжая ослепительно улыбаться, смотрела на леди Нэш.
– Вы все втроем должны непременно зайти ко мне как-нибудь, леди Нэш, – предложила Зоуи. – Мы выпьем по чашечке чаю. Да, еще вот что… Не стоит забывать, что за леди Федрой присмотрит у нас тетя Уинни. Могу уверить вас, что это настоящий дракон. Ничто не останется незамеченным ею. – Зоуи перевела свой озорной взгляд на Федру и подмигнула ей.
Фиби бросила свою кисть в деревянный ящичек.
– Отпусти ее, мама, – сказала она, поворачиваясь к мольберту спиной. – Фе должна хотя бы иногда выходить из дома и развлекаться, иначе она скоро превратится в предмет интерьера.
Неожиданно Федра быстро встала с кресла. Она вдруг обнаружила, что ей очень хочется пойти в гости к Зоуи. Мысль, что среди приглашенных гостей будет Тристан Толбот, приводила ее в крайнее волнение. На мгновение закрыв глаза, Федра снова представила себе, как к ней прижимается сильное тело Тристана. По ее груди пробежала волна мурашек. Господи, должно быть, она сходит с ума.
– Я не знаю, Зоуи, – пробормотала она. – У меня… нет подходящего наряда.
– Ты можешь надеть мое новое розовое платье, – предложила Фиби, закрывая ящик с красками. – Мама сказала, что оно слишком длинное для меня, а вырез у него чересчур низкий. – Последнее замечание Фиби сопроводила выразительным взглядом, брошенным на леди Нэш. – Пойдемте наверх, мисс Армстронг. Вы вместе с нами посмотрите, подходит ли оно Фе.
– Нет, – решительно запротестовала Федра, поднявшись в спальню. – Мне никогда не нравился розовый цвет. Я предпочитаю коричневое или серое.
– О-о, а мне это платье очень нравится! – восхищенно воскликнула Зоуи. – Примерь-ка его. – Она помогла Федре надеть платье.
Глядя на себя в зеркало, прикасаясь руками к струящемуся розовому шелку, Федра внезапно захотела окунуться в какую-нибудь авантюру. Светло-розовый цвет выглядел на ней почти опаловым, высокую талию изящно перехватывала синяя атласная лента.
– Ты должна забрать его себе, – объявила сестра. – К нему очень подойдет сапфировое ожерелье, которое тебе подарил Нэш на двадцатилетие. Просто стыд, Фе, что ты так ни разу и не достала его из коробки.
– Нет, – проговорила Федра, снимая платье и кладя его на кровать. – Я… я не могу. У меня большая грудь, и на мне это платье выглядит слишком откровенно.
– Ерунда! – запротестовала Зоуи, снова беря платье. – Фе, ты выглядишь в нем изумительно! Ты будешь самой красивой на вечере.
Федра с сомнением посмотрела на Зоуи.
– Почему ты делаешь это, Зоуи? – спросила она.
Прижав платье к груди, Зоуи окинула взглядом Федру, которая все еще стояла в нижней сорочке.
– Потому что я решила, Фе, сделать тебя сенсацией сезона, – сказала Зоуи с задумчивым видом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...