ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она надеялась, что у нее будет еще время подумать? Что Тристан подождет и снова сделает ей предложение? Но с какой стати ему это делать, если она так грубо отказала ему? Он последовал ее совету – на что же ей теперь обижаться? Он занялся своей жизнью, а жизнь, как известно, никогда не стоит на месте.
Встав с кресла, Федра подошла к окну и стала смотреть на улицу.
Карета была красивой и элегантной, хотя и немного старомодной, предназначенной для быстрой езды. Ее дверцы украшал герб Толботов, позади кареты стояли два лакея в париках и в серых, с красным, ливреях с золотыми пуговицами. Они быстро спрыгнули на мостовую, открыли дверцы и выдвинули лестницы.
И в эту минуту Федра увидела его. Он был одет, как и обычно, в черно-синее пальто, его ботинки начищены до блеска, волна черных волос спускалась к воротнику. Он повернулся и предложил кому-то руку. Леди взяла ее и посмотрела на Тристана снизу вверх. Во всех ее движениях ощущалась почтительность, широкие поля шляпы скрывали лицо женщины.
Она оказалась довольно высокой, в сером пальто в темную полоску. Пальто, отметила про себя Федра, было довольно скромным, да и вообще выглядела эта женщина невзрачно. Но кого она ожидала увидеть? Красивую и модно одетую женщину? Было бы тогда ей легче перенести эту встречу?
Федра принялась шагать по комнате и остановилась только тогда, когда в двери появился Стаблер. Он с торжественным видом протянул Федре поднос с лежащей на нем карточкой.
– Граф Хокстон, миледи.
На подносе лежала только одна карточка, Стаблер назвал только одно имя.
– Он спрашивал, конечно, леди Нэш, – сообщил слуга, – но раз ее нет дома…
Федра чувствовала себя немного виноватой за то, что пригласила Тристана специально в тот момент, когда ее мать была в отъезде. Но если бы леди Нэш присутствовала при встрече, то перенести ее было бы еще труднее.
– Зови их в гостиную, – распорядилась она, беря карточку. – И пусть подадут чай.
Стаблер поклонился и вышел из комнаты. Федра достала платок и стала быстро тереть свои щеки и подбородок. Сейчас с ней не было жизнерадостной Зоуи, которая могла бы пощипать ее за щеки, чтобы придать лицу более естественный и живой вид. Глубоко вздохнув последний раз, она вышла из библиотеки и направилась в гостиную. Она леди Федра Нортемптон, и она будет вести себя соответствующим образом.
Она приподняла подбородок и вошла в гостиную, ее щеки слегка пощипывало. Двери открылись, и Федра изобразила на своем лице улыбку. Но, пройдя пару шагов, она вдруг отпрянула назад и ее натянутая улыбка сменилась удивлением.
Перед ней стояла Агнес!
Тристан сидел поодаль в кресле, опершись локтями о колени и слегка наклонившись вперед. Перед ним стоял совсем маленький ребенок со светлыми слегка взлохмаченными волосами. Широко открыв глаза, ребенок смотрел на Тристана, словно тот был солнцем.
– Это Баннет, – сказал ребенок и протянул Тристану большого серого кролика. – Возьми его.
Тристан улыбнулся и стал таким, каким его всегда знала Федра.
– Спасибо, – сказал он. – Мне он нравится.
– Присс! – Федра поняла, что она произнесла вслух эти слова, только тогда, когда опустилась на колени и прижала к себе девочку.
– О! – пискнул ребенок. – Фе, больно же.
– Извини, Присс! – Федра ослабила свои объятия и провела рукой по головке девочки. – Я не хотела сделать тебе больно.
Но Присс уже улыбалась в ответ, сияя белыми зубками.
– Фе, у меня теперь много игрушек, – сказала она, поворачиваясь к стоявшей у ног Тристана корзинке. – Я тебе сейчас все покажу. – Присс принялась перебирать игрушки.
Продолжая стоять на коленях, Федра подняла голову и посмотрела сначала на Тристана, а потом на Агнес, пытаясь найти какое-то объяснение происходящему.
– Что случилось? – торопливо проговорила она, все еще задыхаясь от наплыва эмоций. – Где твоя тетя, Агнес?
Агнес опустила глаза.
– Все непросто, Федра, – проговорил Тристан. – Ты только скажи мне, Фе, что ты рада видеть ее. И нас.
– Разумеется, я очень рада! – воскликнула Федра. – Я рада видеть всех вас. Как может быть иначе? Но что происходит, Агнес?
Агнес бросила на Тристана странный взгляд и встала.
– Пусть его сиятельство объяснит, что происходит, – сказала она, наклоняясь к Присцилле. – А мы с маленькой мисс Шалуньей прогуляемся пока по саду.
Агнес взяла девочку на руки и бросила на Тристана заговорщический взгляд.
– Удачи вам, милорд, – пробормотала она.
– Агнес, подожди!
Но Агнес не стала ждать и направилась к двери. Федра проводила ее взглядом. Когда служанка с девочкой исчезла в глубине дома, Федра повернулась к Тристану. Тристан стоял рядом с корзинкой с игрушками, в руке он держал свернутые в трубочку листы бумаги.
Федра шагнула к нему.
Не говоря ни слова, он протянул ей бумаги. Федра стала быстро их просматривать.
– Но это… эти бумаги, как я вижу, подписаны Милли, – прошептала она. – Что же они значат?
– Они значат, что теперь я опекун Присциллы, – тихо сказал он. – Документы были подписаны моим адвокатом в Сити несколько дней назад. И если ты согласна, я подам прошение в суд, чтобы удочерить Присс как можно скорее.
Федра смотрела на него и не могла скрыть изумления. Увидеть Агнес с Присциллой вместо будущей леди Хокстон Федра никак не ожидала.
– Удочерить Присс? – с трудом проговорила она. – Ты… ты разве можешь сделать это?
Тристан поднял бровь.
– Могу, если Милли полностью отказывается от своих прав, – ответил он. – А она уже отказалась за вознаграждение, которое я ей предложил.
– Ты… ты, получается, купил Присс?
– Фе, это звучит ужасно, – сухо проговорил он. – Но я могу подождать некоторое время. Если твой брат заявит о своих правах на ребенка, я отойду в сторону. Я могу подождать до тех пор, пока…
– О, Тони никогда не захочет удочерить ее, – прервала Тристана Федра, возвращая ему бумаги. – Тристан, ты хотел подтолкнуть его к тому, чтобы он взял к себе Присс? Ты об этом думал? Ты хотел его… заставить?
Глаза Тристана потемнели.
– Черт возьми, Федра! – прорычал он, забирая у нее бумаги. – Неужели ты думаешь, что я такой дурак? Я просто хотел дать Хейден-Уэрту возможность исправить это положение, и я поступил как джентльмен. Но если бы твой брат и в самом деле намеревался удочерить Присс, он бы, мне кажется, давно это сделал. Разве нет?
Федре на глаза навернулись слезы.
– Но Присс… я не понимаю…
– Ребенку нужен дом, моя дорогая, – сказал Тристан уже более мягким тоном. – Заручившись разрешением Нэша, я взял Агнес в няньки к Присс. Они живут сейчас в моем поместье в Уилтшире, недалеко от Брайервуда.
Федра прикоснулась пальцами к виску, она была все еще не в силах до конца осознать происходящее. Господи милостивый! И как, интересно, отнесся ко всему этому Стефан? Считает ли он виновным Тони? Или, может быть, ее?
– Но, Тристан, что ты скажешь людям о Присс?
– Это никого не касается, – бросил он. – Разумеется, каждый будет придумывать историю в соответствии с мерой собственной испорченности. Люди всегда всех меряют по себе. Все будут считать ее моей незаконнорожденной дочерью и думать, что я усыновил ее так же, как лорд Раннок усыновил Зоуи.
– О-о, – пробормотала Федра. – Боже мой…
Тристан пожал плечами и положил бумаги на край стола.
– Разве для нас это имеет какое-то значение? – спросил он. – Она оказалась такой милой, очаровательной девочкой, и мне абсолютно все равно, что будут говорить об этом люди. А что касается Присс… Неужели ты думаешь, что ей будет лучше, если она останется жить в деревне и будет называться незаконнорожденной дочерью служанки из таверны? В том мире еще меньше совершенства, чем в нашем. Я сделал все, что было в моих силах.
Федра сглотнула.
– Я поняла, – прошептала она. – Но я знаю, Тристан, я знаю, что ты делаешь это для меня.
– Да, – согласился он, его голос стал совсем мягким. – Я делаю это для тебя.
– Не понимаю, – сказала она. – Для чего тебе это?
– Знаешь, Фе, со мной происходили странные вещи в последние недели. – Тристан грустно улыбнулся. – Жизнь стала казаться мне пустой и унылой. А Присс забавная…
Федра улыбнулась ему в ответ:
– Да, она всем сразу нравится.
– Я уже успел к ней привязаться, – признался он. – Да, я сделал это для тебя, для нее и, возможно, для Агнес. Но я знаю, Федра, что на самом деле я сделал все это для себя.
– Правда? – мягко спросила она. – О, Тристан, я так рада!
Тристан бросил взгляд на двери, за которыми некоторое время назад исчезли Агнес и Присс.
– Ты была права насчет того, что я обязательно захочу ребенка, – тихо сказал он. – Когда я смотрю на Присс, такую хорошенькую, живую и забавную, то понимаю, что по-другому и быть не могло. В моей жизни появилось солнышко, и она сразу же обрела смысл.
Федра не стала говорить ему о том, что ему нужен был наследник – мальчик, родной сын, а никак не приемная дочь. Тристан смотрел на нее с такой нежностью, что она не нашла в себе сил возражать ему. Он непременно задумается об этом, но позже.
Она сжала руки перед собой.
– Я очень рада, – сказала она. – Если ты действительно чувствуешь все это по отношению к Присс, то ей очень повезло.
Тристан внимательно посмотрел на Федру и слегка тряхнул головой.
– Но это не все. – Он усмехнулся. – Ты же знаешь, что я в душе игрок, и я снова попытаюсь сделать еще одну ставку.
– Да? – Ее сердце снова подпрыгнуло к горлу. – И что же это будет теперь?
Он подошел к ней ближе. В этот момент Федра вдруг увидела два небольших перевязанных красными лентами свертка, которые лежали на стуле, один поверх другого. Тристан повернулся к ним и снял ленту с одного из них, с того, который был меньше.
– Леди Федра Нортемптон, – тихо сказал он, глядя на Федру и держа сверток перед собой, и вдруг опустился на одно колено. – Первый раз я сделал предложение не так, как следовало бы…
– О нет! – Она испуганно взмахнула рукой, пытаясь остановить его. – О, Тристан, пожалуйста…
–…поэтому я решил предпринять еще одну попытку, – продолжил он. – Фе, я очень тебя люблю. Мне следовало сказать тебе эти слова раньше, два месяца назад. Прошу тебя, выходи за меня замуж. Я хочу, чтобы ты стала графиней Хокстон и матерью Присс. И сделала меня самым счастливым человеком на свете. Прошу тебя, выходи за меня замуж.
Федру так сильно била дрожь, что она была готова просто упасть на стоявший позади нее диван.
– Ради Бога, Тристан, поднимись, – сказала она. – Иди сядь около меня, и поговорим обо всем спокойно и рационально.
– Нет. – Он слегка наклонился вперед и посмотрел на коробочку в своих руках. – Я не хочу говорить об этом рационально, Фе. Давай лучше поговорим о том, как мы чувствуем себя в объятиях друг друга. О том, как мы понимаем друг друга. О том, как раздражаем друг друга. Неужели ты думаешь, Фе, что я смогу жениться без любви? Только ради наследника… Но этот несчастный наследник не заслуживает такого…
– Тристан, тебе нужно…
Его губы сделались тонкими.
– Фе, я очень уважаю тебя, но я устал слушать, что мне нужно делать и что не нужно, – сказал он. – К тому же не забывай, что в нас нуждается Присс. В тебе, во мне и, возможно, в Агнес. Я не знаю пока, как мы представим все это дело и что мы скажем людям, но я знаю точно, что проблема, которая тебя так волнует, я имею в виду то, что ты не можешь произвести на свет моего наследника, – это полная ерунда. Я уверен, тебя останавливает не это. Мы будем любить Присс. Часть наследства пусть отойдет к моему кузену Гарольду. Каким бы человеком он ни был, но, без сомнения, из него выйдет отличный граф.
У Федры дрожали руки.
– Я не… Тристан… я не думаю…
– Тебе не нужно думать, Фе, – прошептал он, глядя ей в глаза. – Просто скажи «да».
Она закрыла глаза и сжала пальцы в кулаки.
– Клянусь, Фе, из меня выйдет прекрасный муж, – сказал он. – Я и не посмотрю на других жен…
– Нет, не посмотришь, – резко сказала она. – Я не переживу этого…
– Тогда тебе лучше поскорее сказать «да». – Он улыбнулся.
– Тристан. – Она открыла глаза. – О, Тристан, какой же ты дурак!
Его лицо сделалось торжественным и в то же время мрачным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...