ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Вашу рану нужно осмотреть и обработать.
Тристан огляделся по сторонам в надежде отыскать свои вещи.
– Большое спасибо вам за заботу, но у меня назначена встреча здесь неподалеку, и мне нужно идти.
– Прекрасно, сэр, что вы в состоянии уже ходить, – сказала она. – У вас на удивление крепкая голова. Но, боюсь, вы не догадываетесь, как ужасно вы выглядите. У вас испачканы руки и брюки, а кровь все еще продолжает капать на белый шейный платок. Мне кажется, ваш внешний вид не слишком подходит для визита.
Она подняла руку, и к ней сразу подбежал один из лакеев.
– Да, леди Федра?
– Будь любезен, Стаблер, помоги этому джентльмену дойти до дома, – сказала она. – А потом принеси горячей воды и несколько полотенец. Все – в дальнюю гостиную. Думаю, так будет удобнее всего.
Все сказанное Тристан пропустил мимо ушей. Он услышал только одно: «Леди Федра».
Леди Федра?
Кажется, так звали ту леди, к которой ой направлялся с визитом. Или у него и в самом деле что-то с головой?
И еще Тристану показалось, что в облике этой леди было что-то странно знакомое.
О Господи! Его голова все еще нестерпимо болела. И по-прежнему ему на плечи давило данное отцу обещание, он должен был во что бы то ни стало выполнить свою миссию.
Леди Федра провела его в небольшую гостиную.
– Здесь всегда светло, и мы сможем все хорошо рассмотреть, – объяснила она.
В сравнении с теми комнатами, по которым они только что прошли, обставленным дорогой французской мебелью и щедро декорированным мрамором и позолотой, эта гостиная выглядела гораздо скромнее, но в то же время и уютнее. Здесь стояли стулья со слегка потертой обивкой, вдоль стен тянулись заполненные книгами и журналами шкафы, а на полу лежал ковер в красных и золотистых тонах.
Войдя в комнату, леди Федра благоразумно оставила дверь открытой. Подошла к окну и раздвинула парчовые шторы, чтобы впустить в гостиную свет. Двигалась она легко и уверенно. И экономно, если так можно выразиться. Никаких лишних телодвижений. Но в то же время эта скупость в движениях и жестах таила в себе очарование скромности и достоинства. Так могла вести себя женщина, у которой было много дел и она имеет привычку постоянно заниматься этими делами. Так могла двигаться серьезная женщина, сделал про себя вывод Тристан.
– Как я полагаю, вам уже известно мое имя, – заметила она. – А как зовут вас?
Тристан поднес руку к голове и изящным движением снял воображаемую шляпу.
– Тристан, – сказал он. – Тристан Толбот, леди, к вашим услугам.
На мгновение леди Федра напряглась.
– Тристан? – эхом повторила она, затем снова повернулась к шкафу и, достав из него корзинку с медикаментами, подошла к гостю. – Пожалуйста, пересядьте вон туда и посидите спокойно, я должна осмотреть вашу голову.
Она кивнула в сторону стула, стоящего в нише у окна. Там было больше всего света. Но внимание Тристана неожиданно привлекла обрамленная белыми кружевами маленькая желтая подвязка, лежавшая на аккуратно сложенных медикаментах. К середине подвязки была прикреплена шелковая розочка. Тристан быстро поднял голову и посмотрел леди Федре в глаза.
Румянец на ее щеках сделался ярче. Он снова бросил взгляд на подвязку. Как бы это ни выглядело неправдоподобно, но эта милая вещица принадлежала леди Федре. А это было даже очень интересно.
– Мне нужно лишь немного теплой воды, леди. Я сам все сделаю, – сказал он серьезно.
– Не говорите глупости, – возразила она. – Как бы то ни было, но швы все равно нужно наложить.
– Я все же думаю, что это излишне, – сказал он. – В конце концов, в моей не раз израненной голове не так уж много мозгов.
Она наклонила голову и посмотрела на него взглядом недовольной гувернантки.
– Ну же, мистер Толбот, – сказала она. – Не нужно; трусить.
Тристан засмеялся.
– Я не трус, – возразил он. – Я просто тороплюсь.
Губы леди Федры плотно сжались.
– Прекрасно. Тогда мне придется сделать это самой, и поскорее.
Немного помолчав, Тристан проговорил:
– Я согласен. Но вам когда-нибудь приходилось накладывать швы?
– Нет, – призналась она.
Тристан пожал плечами.
– А вот мне приходилось, – заметил он. – И это надо сказать, не самая приятная вещь на свете. У вас есть бренди?
Ее лицо просветлело.
– Да, конечно. Это может притупить боль. Да?
– Именно на такой эффект я и рассчитываю. – Он с ухмылкой посмотрел на нее.
Она снова сжала губы, но в ее внимательных голубых глазах появились озорные огоньки.
– Садитесь, – сказала леди Федра таким тоном, как будто Тристан был непослушным ребенком.
Что ж, он готов сыграть в эту игру. Он уже давно понял, что она и есть та самая Федра Нортемптон, с которой он должен поговорить.
Леди Федра вела себя в высшей степени сдержанно и строго, она была стопроцентной леди во всем, даже в мелочах. Дверь в комнату по-прежнему оставалась открытой, и время от времени по коридору проходил кто-нибудь из слуг. Но никто из них не проявлял ни малейших признаков ни удивления, ни беспокойства от того, что в компании леди Федры находится незнакомый молодой человек.
Она принялась постукивать ногой с задумчивым видом.
– У меня какое-то странное чувство, мистер Толбот… – сказала она. – Мы не встречались с вами раньше?
– Но где бы это могло случиться? – с сомнением в голосе спросил Тристан, хотя и ему показалось, что он уже где-то видел эти потрясающие глаза. И слышал этот низкий голос с едва уловимой хрипотцой.
Наконец в комнату вошел лакей с медным тазиком, кувшином, наполненным водой, и переброшенными через руку несколькими полотенцами. Через минуту появился еще один лакей с вычищенной шляпой Тристана, которая была тут же водружена на маленький столик у двери. Рядом с ней появились и потерянные во время драки перчатки.
Поставив таз на столик рядом с Тристаном и аккуратно разложив полотенца, лакей все с тем же невозмутимым видом взял пальто гостя и унес его, вероятно, для того чтобы почистить. Следовало отметить, что в этом доме прислуга была вышколена безупречно.
– Мистер Толбот? – обратилась к нему леди Федра.
– Что ж, я готов, – сказал Тристан, когда слуга вышел. – Я готов вытерпеть все, что нужно. Меня будет успокаивать мысль, что надо мной будет колдовать пара прекрасных рук.
Лицо леди Федры немного смягчилось. Она ткнула пальцем в сторону стула:
– Садитесь, пожалуйста. Спиной к окну, мне так будет удобнее. Больше света.
Тристан неохотно подчинился приказу леди Федры. О, леди Федра восхитительно умела краснеть! Сначала на ее щеках появлялись два розовых пятна, потом они темнели, румянец разливался по скулам и спускался к подбородку. Женщины, которых он знал, не умели так краснеть, они создавали румянец искусственно, при помощи румян.
Стоя позади Тристана, леди Федра подлила воды из кувшина в таз.
– Развяжите, пожалуйста, ваш шейный платок, – сказала она. – И наклоните вперед голову. Только делайте все медленно, не торопясь.
Леди Федра стала помогать ему, и их руки на мгновение соприкоснулись. Тристан отметил про себя, что ее пальцы были прохладными, и эти легкие касания доставляли ему необычайное удовольствие.
– Может, следует пригласить сюда вашу матушку, леди Федра? – проговорил он.
Она потерла полотенцем его шею.
– Моей мамы нет дома, мистер Толбот, – сказала леди Федра, снова проведя холодной тканью по шее Тристана. – И кроме того, как видите, слуги постоянно ходят по коридору. Поэтому, если мы побудем какое-то время здесь вместе, я уверяю, никто не поведет вас к алтарю.
– Вы говорите это так равнодушно. И вы, кажется, ничуть не торопитесь к алтарю? – Влажная ткань продолжала скользить по шее Тристана. – Неужели ни один из ваших знакомых джентльменов, леди Федра, не заинтересовал вас?
Похоже, она вдруг заколебалась.
– Вы задаете странные вопросы, мистер Толбот, – наконец сказала леди Федра прерывающимся голосом. – Джентльмен не может так разговаривать с леди. Это… это просто нелепо.
– Нелепо? – эхом повторил Тристан. Он и в самом деле не мог понять, с какой стати ему вдруг захотелось говорить с ней таким образом. – Вы сделали мне больно, леди Федра… ой-ой-ой! Осторожнее!
Она снова приложила влажное полотенце к его шее.
– Это вы сами сделали себе больно, мистер Толбот, – возразила она. – Вы дрались на улице как простолюдин, как какое-то примитивное существо. И, можно сказать, вы заслужили то, что с вами случилось.
– Вполне возможно, что я и есть примитивное существо, – легко согласился он. – Но я не мог позволить здоровенному детине избивать слабого.
Леди Федра продолжала промывать рану. Тристан не видел ее лица, но он мог поклясться, что ее губы снова плотно сжались.
– А вот мне показалось, – снова заговорила она, – что вы просто один из тех мужчин, которым нравится при каждом удобном случае пускать в ход кулаки.
– А вот мне показалось, – с усмешкой проговорил он, – что вы на самом деле не такая жестокосердная, какой хотите казаться. Как бы то ни было, но примитивное существо – ой-ой-ой! – сидит в вашей гостиной и вы им занимаетесь. А ведь вы даже не знаете, кто я.
Леди Федра снова заколебалась.
– Вы правы, я не могла знать, кто вы, когда видела вас дерущимся на улице. Но потом я увидела у вас на пальце массивное золотое кольцо, – Тристан почувствовал, что она выстригла у него на затылке несколько прядей волос, – и узнала на кольце герб Толботов.
– Ах вот в чем дело! – воскликнул Тристан, наконец поняв, почему его впустили в этот дом. Толботы, за исключением одного из них, пользовались в обществе безупречной репутацией.
– Пожалуйста, наклоните голову пониже, – сказала она. – Так который же вы из Толботов?
Она сняла руки с его головы, и Тристан сразу открыл глаза.
– Я тот из Толботов, который имеет вескую причину находиться в этом доме. Видите ли, именно к вам я шел с визитом.
Руки ее безвольно опустились вдоль тела, а в голосе появилась настороженность.
– Ко мне? Но я не знаю вас, мистер Толбот.
– Я шел к вам по поручению своего отца, – поспешно добавил он. – Меня послал к вам мой отец, граф Хокстон.
– Да, я знаю, кто такой граф Хокстон. – Ее голос неожиданно сделался слабым, как будто леди Федру внезапно покинули силы. Тристану отчаянно захотелось увидеть сейчас ее лицо. – Но он точно не знает меня, я уверена в этом. И у него есть только один сын, насколько мне известно.
– Да, – грустно улыбнувшись, согласился Тристан. – И этот сын – я.
Леди Федра быстро обошла вокруг Тристана, встала перед ним и, упершись одной рукой в бок, заглянула ему в лицо.
– Значит, вы… вы виконт Эйвонклифф? – спросила она. – Но почему вы сразу не сказали мне этого?
Виконт Эйвонклифф! И в самом деле, это был его титул.
– Моя слава бежит впереди меня? – со смутным неудовольствием проговорил он. Но почему? Впрочем, глупо спрашивать почему – он заслужил свою не самую лучшую в мире репутацию. – Виконт Эйвонклифф – мой официальный титул, а люди, которые меня хорошо знают, называют меня просто… Тристаном.
– Все это замечательно, но давайте вернемся к предыдущему вопросу. – Она снова зашла Тристану за спину. – Мне хотелось бы знать, что же все-таки потребовалось от меня лорду Хокстону.
Тристан кашлянул, прочищая горло, и снова поморщился от пронзившей его затылок боли.
– Дело вот в чем, – начал он. – Мой отец состоит на службе в министерстве иностранных дел и…
– Ваш отец и есть министерство иностранных дел, – поправила она. – И советник короля. Всем известно, как сильно его влияние.
– Что ж, не могу с этим не согласиться, – усмехнувшись, сказал он. – Итак, он отправил меня к вам, потому что его очень интересует тот человек, который был убит вчера. Я не могу точно сказать, чем вызван этот интерес… Возможно, все дело в том, что убитый был поляком.
– Поляком? – удивилась она. – Я думала, что Горский – это русская фамилия.
– Русский или поляк – какая разница, – бросил Тристан.
– Да нет, разница есть, – сказала леди Федра раздраженно. – И большая. А теперь, мистер Толбот, сидите и не шевелитесь. Я собираюсь наложить шов на вашу рану.
– Вы все-таки решились?
– Когда я закончу, – продолжала она, – я отвечу на все ваши вопросы, мистер Толбот.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...