ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– В голосе незнакомки послышалось сомнение. – Боюсь, когда вы протрезвеете, вам будет очень больно.
Что это? Неужели она проявила к нему сочувствие? Немного подумав, Тристан решил прибегнуть к другому трюку.
– Послушай, ты совершенно уверена? – Он посмотрел на нее сверху вниз долгим взглядом. – Тебе будет хорошо со мной, ты не пожалеешь.
– Я сказала «нет», – твердо повторила она.
Тристан продолжал ее рассматривать, склонив теперь голову набок.
– А может, все-таки…
– Прощайте, – бросила девушка и через мгновение исчезла в тумане. Но вдруг возникла снова. – И… и спасибо, сэр. Спасибо, что были так добры ко мне.
Он натянуто улыбнулся и приподнял пальцами свою шляпу. Его лошадь нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, Тристан слегка покачнулся в седле. Подняв на него глаза, девушка спросила:
– Вы часто предлагаете это женщинам в подобном состоянии? И… часто они соглашаются?
Тристан кивнул и слегка натянул поводья.
– Да, достаточно часто. Особенно когда я трезвый.
– И какие они? Старые? Молодые? Уродливые? По каким критериям вы их отбираете?
По каким критериям? Это слово резануло его слух так, что от неожиданности Тристан почти протрезвел. Слуги не знают таких слов.
– Я предлагаю это тем женщинам, которые мне нравятся, – ответил он.
Выражение лица девушки сделалось задумчивым и сосредоточенным. Она кивнула и снова зашагала вверх по улице.
Она такая хорошенькая, мрачно подумал Тристан, глядя ей вслед. В ней было что-то особенное, что трогало его необыкновенно. Впрочем, когда он совсем протрезвеет, вряд ли он вообще вспомнит о ней и о ее прелестях, которые сейчас показались такими привлекательными.
Неожиданно по спине Тристана пробежал холодок. Воцарилась странная тишина, а в воздухе появилась будоражащая неподвижность. Где-то вдалеке послышались шаги. Тристан быстро огляделся по сторонам. Нет, ничего подозрительного. Просто его интуиция солдата…
– Мисс? – позвал он.
Он не увидел, а, скорее, почувствовал, что девушка свернула за угол ближайшего дома и побежала.
– Будьте осторожны! – крикнул он ей вдогонку. – Может, все-таки примете мое предложение?
Ответа не последовало, сквозь туман доносилось лишь легкое постукивание каблуков.
Глава 1
Как трудно умирать,
мой милостивый Бог,
Когда не ждал ты смерти и не мог
Представить даже тот могильный холод,
Которым будешь ты навек объят!
Лондон
Апрель 1830 года
Леди Федра Нортемптон бодро и уверенно шагала по Чаринг-Кросс-роуд – мать всегда называла ее походку мужской, – без всякого интереса бросая взгляды на витрины книжных магазинов. Улица просто кишела множеством обитавших здесь клерков, которые, казалось, именно в этот момент все собрались обедать. Они толкались локтями, суетились, кидались прямо на дорогу, словно пытались помешать леди Федре пройти к Вестминстеру. Но она не обращала на этот кружащийся вокруг нее людской водоворот ни малейшего внимания.
Хотя со стороны она выглядела спокойной и уверенной, внутри ее сжигало отчаяние.
Запахнув плотнее свой теплый плащ, она поежилась. Позади нее бежала служанка, одной рукой придерживая шляпку, чтобы ее не сорвало порывом ветра. Федра прижала к себе портфель и прибавила шагу.
– О, мисс, пожалуйста, не так быстро! – взмолилась Агнес. – Мне хочется найти Милли, как и вам, но я не могу нестись с такой скоростью.
Федра обернулась. Ей стало жаль Агнес, девушка выглядела взволнованной и запыхавшейся, ее щеки порозовели от быстрой ходьбы, из-под шляпки выбились волосы.
Как только они пошли медленнее, Федра сразу увидела впереди знакомую черно-желтую коляску, остановившуюся у тротуара.
Через мгновение коляску увидела и Агнес.
– Это леди Блейн, мисс, – опасливо прошептала служанка.
И в самом деле, леди Блейн! Для Федры она по-прежнему была Элизой, той хрупкой девочкой из ее деревни. К сожалению, встречи с ней было не избежать.
– Фе! О-о, Фе! – послышался возглас, в котором к радости примешивалась изрядная доля искусственности, и из дверей галантерейного магазина навстречу Федре и Агнес бросилась Элиза. Позади Элизы шел ее муж, обвешанный горой пакетов. Элиза была одета в зеленый плащ, а в руках держала зеленый зонт. Воротник плаща был опущен, по его краю шла вышивка из белых и желтых маргариток, отдававшая детской наивностью. – Фе! Какая удача! – воскликнула Элиза. – Когда ты приехала в Лондон? Почему ты не сообщила мне о своем приезде?
– Здравствуй, Элиза, – просто, но несколько торопливо сказала Федра. – Мы приехали несколько недель назад.
– Как ты, наверное, рада! – Элиза встала прямо перед Федрой и Агнес, отрезав им пути к отступлению. – Просидеть всю зиму в Гемпшире – что может быть скучнее?
– Но я предпочитаю Гемп…
– Но Лондон, Фе! – прервала Федру Элиза. – Балы, приемы! С тех пор как я вышла замуж и приехала сюда прошлой осенью, я поняла, что это самое лучшее место на свете. – Она бросила быстрый взгляд на Блейна, совсем еще юного баронета, чью вызывающую молодость подчеркивала россыпь небольших прыщиков на лбу и щеках. Федра отвела взгляд в сторону, обдумывая предлог для побега.
Но Элиза, переполненная собственными эмоциями, продолжала восторженно щебетать:
– Послушай, Фе! У меня есть потрясающая новость. Угадай, что это! А ну-ка угадай!
– Даже и не представляю, что бы это могло быть… – сказала Федра.
– Мы даем бал! – Прервав Федру, Элиза порывисто обняла ее. – В последний четверг апреля! – Она слегка отстранилась от Федры. – Ты должна прийти, Фе! Вы все должны непременно к нам прийти. Пообещай, что придешь!
– Ты же знаешь, Лиззи, я не очень люблю развлечения, – тихо проговорила Федра. – Большое спасибо за приглашение. Мама и Фиби, думаю, очень обрадуются. Они обязательно приедут, я уверена.
Нижняя губка Элизы капризно выдвинулась вперед.
– Но, Фе, не нужно забираться в дальний угол на пыльную полку! – пылко проговорила Элиза. – Этот год может оказаться удачным для тебя, поверь. Я просто уверена в этом. Это будет твой год.
Федра улыбнулась:
– В этом году Фиби впервые выходит в свет. Это будет ее год. – Обняв Элизу за плечи, она не слишком вежливо сказала: – Иди, садись в карету. Не стоит так долго стоять на ветру. И приезжай к нам на чай на следующей неделе. Фиби с удовольствием покажет тебе все свои новые наряды.
Ресницы Элизы радостно вспорхнули.
– Я с удовольствием дам ей несколько советов, – сказала она, с нежностью погладив маргаритки на воротнике кончиками затянутых в перчатки пальцев. – Представляю, с каким нетерпением ждет Фиби свой первый сезон. Мне кажется, я сама только вчера впервые вышла в свет. Так хорошо все это помню.
Через минуту Элиза с мужем уже сидели в карете и лорд Блейн аккуратно укутывал ноги супруги пледом.
Неожиданно внимание Федры привлекла мелькнувшая впереди высокая мужская фигура в темном плаще с высоким воротником. На голове у незнакомца была необычного фасона шапка, обрамленная мехом. Выйдя из-под навеса небольшого магазинчика, он покрутил головой и вдруг, заметив Агнес, замер. В это самое мгновение с Чаринг-Кросс выехала красно-черная почтовая карета, запряженная четырьмя бодрыми лошадьми. Животные фыркали и нетерпеливо крутили головами. Карета остановилась, и из нее вышли несколько человек с горой багажа. Когда наконец лошади умчались, а поднятые клубы пыли улеглись, Федра огляделась по сторонам, пытаясь отыскать мужчину в черном плаще. Но теперь у табачной лавки никого не было.
– Ты не заметила вон там, у лавки, высокого мужчину? – спросила Федра Агнес.
– Какого мужчину, мисс?
– Я думаю… – Федра покачала головой. – Мне показалось…
Господи, она, похоже, становится такой же фантазеркой, как Фиби и их мать. Федра неохотно двинулась дальше. Прошла мимо своего любимого маленького книжного магазинчика, в котором можно было купить самые разнообразные книги по истории и географии. Миновала старинный магазин, торговавший медными подсвечниками, кочергами для каминов, подставками для поленьев, затем магазин канцтоваров, булочную, в витрине которой были выставлены вкусно пахнувшие ванилью и аппетитно выглядевшие рожки и крендельки. Наконец Федра и Агнес подошли к магазину, над каждым окном которого висело по фонарю, а по сияющей медной табличке вились две цепочки замысловатых букв:
Мистер Джордж Джейкоб Кембл
Поставщик экзотических товаров и безделушек.
Агнес с сомнением посмотрела на свою госпожу.
Федра взялась за медную ручку и толкнула дверь.
– Спокойно, Агнес. Вполне возможно, что именно мистер Кембл поможет нам разыскать твою сестру.
Войдя внутрь магазина, Федра сразу же почувствовала, как ее ноги тонут в мягком ковре. В воздухе висел густой запах камфоры, лака и уксуса – этой смесью, вероятно, протирали стеклянные шкафы, в которых хранились продаваемые товары. Взгляд Федры скользнул по японским вазам Имари, коллекции статуэток из мейсенского фарфора и ряду флаконов для духов, украшенных драгоценными камнями. Все стены в магазине были завешаны восточными коврами ручной работы, с потолка свисали тяжелые люстры, а по углам стояли подставки с мечами, саблями и деталями старинных рыцарских доспехов.
– Господи, – проговорила Агнес, – какие красивые вещи!
Через мгновение в магазине появился тот, кого Федра искала. Черная бархатная штора, напоминавшая занавес в театре, распахнулась, послышался мелодичный звон медного колокольчика, и перед глазами Федры и Агнес возник мистер Кембл, гибкий элегантный мужчина неопределенного возраста с темными пронзительными глазами.
– Добрый день, мистер Кембл.
На лице хозяина магазина появилось странное выражение.
– Леди Федра Нортемптон собственной персоной! – воскликнул он. – И в моей скромной лавчонке.
– Мне необходимо поговорить с вами с глазу на глаз, мистер Кембл, – сказала она, кладя свой портфель на стеклянную тумбу. – Это личное дело, которое…
В этот момент зазвенел колокольчик, висевший над входной дверью. Все разом обернулись – в магазин вошла молодая смуглолицая девушка с иссиня-черными волосами. Ее брови, сросшиеся на переносице, делали ее слегка похожей на индианку. Поверх желтого, в полоску, муслинового платья на ней был надет длинный бежевый плащ. Свою служанку она оставила на улице перед входом в магазин.
– Здравствуйте, Джордж, – сказала она и, проходя мимо Федры, кивнула.
– Мисс Армстронг, – мягко проговорил Кембл, выходя из-за прилавка. – Чему я обязан счастьем видеть вас у себя?
– Джордж, мне нужна еще одна из тех голов, – сказала она.
Кембл сложил руки перед собой и улыбнулся.
– Моя дорогая мисс Армстронг, но у вас уже есть голова, – заметил он. – Кто знает, в какую беду вы попадете, приобретя еще одну голову.
– Ах, Джордж, вы, как всегда, шутите! – Девушка предпочла не обижаться на это не слишком вежливое замечание. – Я говорю о той голове из белого китайского фарфора, которую отец выбросил в прошлом году из окна. Это была голова Георга, но не помню, какого именно.
– Это был бюст Георга Второго работы Чаффера, – сказал Кембл со знанием дела. – Мое дорогое дитя, боюсь, мне нечем вас порадовать. Чаффер – это редкость. И поэтому вы должны стоически воспринять гибель произведения искусства от руки вашего батюшки, дурное расположение духа которого и привело к столь печальному результату.
Разговор между девушкой и мистером Кемблом внезапно оборвался – послышался звон колокольчика. Но это был не дверной колокольчик, а, скорее, тот, который могли бы нести в руке. Тихое «клинь-клинь» доносилось откуда-то сверху.
– Джордж?.. – произнес чей-то бесцветный голос. – Джордж? Что с моей книгой сделала Джейн? – Раздалось несколько глухих ударов и звон бьющейся посуды.
– О Господи! – Кембл выразительно посмотрел на потолок. – Леди, прошу прощения. Мне придется покинуть вас на минуту.
Он нырнул за бархатные портьеры, на этот раз оставив их приоткрытыми. В глубине виднелась поднимавшаяся на второй этаж лестница. Чуть дальше за лестницей находилась большая комната с несколькими высокими окнами и ведущей во внутренний дворик дверью, вдоль стен которой стояли рабочие столы. Мистер Кембл стал подниматься по лестнице и вскоре исчез из виду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...