ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Они стали спускаться вместе по лестнице, Зоуи оживленно болтала обо всем на свете, не умолкая ни на секунду.
– Сегодня приезжает Роберт, – сообщила она. – И его высокомерный брат тоже. Они оба хотели танцевать с тобой, и я за тебя дала им обоим согласие. Кадриль с лордом Мерсером и вальс с Робертом.
– О, Зоуи, только никаких вальсов!
Зоуи небрежно махнула рукой.
– Господи, но это всего лишь Роберт, – сказала она. – Кроме того, боюсь, сегодня у тебя будет шок.
– Шок? И почему же?
Зоуи начала играть своим веером.
– Один абсолютно надежный человек сказал мне, что Эйвонклифф вернулся из своей деревни. – Она очаровательно улыбнулась. – Прошу прощения, лорд Хокстон. Он прибыл вчера в окружении целой свиты. На двух каретах, была еще повозка с багажом и да, эта огромная черная лошадь, которую он так обожает. Поэтому следует ожидать, что он приехал в Лондон не один.
Федра почувствовала, что ее колени задрожали, а голова слегка закружилась.
– И с кем же он приехал? – Федра не смогла удержаться и все-таки задала этот вопрос.
Зоуи взяла чашку пунша у лакея и посмотрела поверх ее края на Федру.
– Я не знаю, – честно призналась она. – Но я точно знаю, что у него есть приглашение на сегодняшний бал.
Сквозь толпу к ним пробрался лорд Роберт.
– Добрый вечер, Федра, – поздоровался он, схватив Зоуи за руку.
Но Федра даже не заметила его.
– Но зачем, Зоуи? Зачем он придет? – прошептала Федра. – Кто послал ему приглашение?
Но Зоуи уже занялась лордом Робертом.
– Знаешь что, Фе, – бросила Зоуи напоследок, растворяясь в толпе. – Ты лучше обсуди этот вопрос со своим братом. Думаю, так будет лучше.
В эту минуту к Федре подошел лорд Мерсер и предложил ей прогуляться по саду. И она с благодарностью приняла это предложение. Мерсер был не по возрасту серьезен, во всем основателен и внешне походил на человека, привыкшего довольствоваться малым. Своим высоким ростом он сразу выделялся в толпе, странные разноцветные глаза и темные длинные волосы придавали облику маркиза некоторую экзотичность и притягивали к нему внимание, хотя он ничего не делал для этого.
Федра прошлась с ним по саду, держа его под руку и слушая пространные рассуждения о здоровье короля, которое в данный момент, как оказалось, пошатнулось, и о других вещах столь же отвлеченного характера. Потом они перешли к обсуждению прочитанных книг. Мерсер сообщил, что его больше всего занимают немецкие и французские философы, которых он читал в оригинале. Этот факт был упомянут вскользь, и ему спутник Федры не придавал никакого особого значения. А затем они стали разговаривать о лошадях, и вот тут Мерсер выказал заинтересованность и стал говорить более оживленно и с вдохновением.
Потом он пригласил ее на танец. Когда музыка закончилась, Федра даже немного огорчилась. Но Мерсер, как и было положено, тут же отвел ее к Зантии и Стефану, обменялся с ними любезностями и вежливо поклонился. Федра смотрела ему вслед, и у нее появилось ощущение, что она встретилась с родственной душой.
Когда музыканты заиграли вальс Гайдна, который Федра очень любила, Мерсер уже смешался с толпой. Открыв свой веер, Федра принялась энергично обмахивать им Зантию, которая внезапно почувствовала себя неважно и присела в кресло.
– О, спасибо, Фе. – Зантия бросила на нее благодарный взгляд. – Ты так добра.
Когда Федра выпрямилась, она вдруг услышала, что Стефан с кем-то разговаривает. Его тон был теплым, но несколько официальным. Возможно, она уже увидела этого человека боковым зрением, а может быть, ей подсказала интуиция, но Федра уже точно знала, кто сейчас перед ней предстанет. Она очень медленно обернулась.
Да, она была права. Рядом со Стефаном стоял Тристан. И выглядел он при этом еще красивее, чем обычно. На нем был элегантный черный костюм и безупречно белая рубашка. Волосы он зачесал назад, и они блестящей волной спускались к шее. Похоже, последние несколько недель он не стригся. Темная кожа, подчеркнутая белизной рубашки, и нос с плавной горбинкой придавали ему сходство со средневековым сицилийским принцем.
– Лорд Хокстон, думаю, вы знаете мою сестру, – сказал Стефан, обнимая Федру за плечи.
– Да, я уже имел удовольствие с ней познакомиться. – Тристан улыбнулся, но его глаза по-прежнему оставались холодными. – Миледи, вы чудесно выглядите.
– Милорд. – Она присела в глубоком реверансе. – Вот уж никак не ожидала увидеть вас здесь.
– Да, я вижу, мое появление даже шокировало вас. Хотя я знаю, шокировать вас не так-то просто. – В Тристане ощущались какие-то перемены, хотя Федра не могла понять, что именно изменилось в нем. Может быть, в нем появилась усталость. У Федры сжалось сердце. На его лице мелькнула осторожная, сдержанная улыбка, когда он протянул ей руку. – Я вижу, вы не танцуете. Могу ли я пригласить вас?
– Большое спасибо, но…
Неожиданно Федра почувствовала, что кто-то толкнул ее в спину. Стефан? Или Зантия? Она немного смутилась, но потом продолжила.
– У вас траур, – быстро проговорила она и тут же пожалела о сказанных словах.
Тристан пожал плечами.
– Мое поведение всегда шло вразрез с некоторыми нормами жизни светского общества. Но, полагаю, иногда ситуация оправдывает исключения, – сказал он.
– Разумеется, исключениям всегда есть место, Фе, – торжественно объявил ее брат. – Возможно, лорд Хокстон решил выполнить возложенную на него его титулом и положением обязанность подыскать себе жену. Это вполне оправданно даже при данных обстоятельствах.
Федра обернулась и посмотрела на него.
– Какие обстоятельства ты имеешь в виду?
– Я слышал, что кузен лорда Хокстона, Гарольд, попал в неприятную историю. – Лицо Стефана сохраняло бесстрастное выражение. – Он оказался в одном из борделей в Сохо, когда там начался пожар. Это каким-то образом было связано с русскими шпионами и государственными секретами. Это накладывает скандальный отпечаток на репутацию семейства Хокстонов.
Господи милостивый, подумала Федра. Неужели ему все известно?
Но Тристан, проигнорировав это замечание, снова повернулся к Федре:
– Так вы потанцуете со мной, миледи? – В его голосе слышалось нетерпение. – В конце концов, мы ведь друзья.
Стефан продолжал испепелять Федру взглядом, и ей пришлось принять приглашение Тристана.
– О, благодарю вас, – сказала она, вкладывая свою руку в руку Тристана, большую и теплую. – Я с удовольствием потанцую.
Федра прошла с ним сквозь толпу в центр зала, подняла голову и посмотрела ему в глаза. Тристан положил свою руку ей на талию, а она ему на плечо. Они начали танцевать. Тристан не просто вел ее, он сливался с ней, таял, увлекал ее в изящное кружево движений.
– Боюсь, ему уже все известно об этой авантюре в Сохо, – сказала она, немного успокоившись.
Тристан посмотрел на нее и пожал плечами.
– Думаю, до него дошли лишь какие-то слухи, и он решил поделиться с нами тем, что ему известно самому, – сказал он. – Как бы то ни было, но подвиги кузена Гарольда меркнут в сравнении с моими деяниями.
Федра бросила на него озабоченный взгляд.
– Думаю, ты прав.
Некоторое время они танцевали молча, и Тристан прижимал Федру к себе чуть сильнее, чем того требовали приличия. Его большая теплая рука лежала у нее на талии. Близость Тристана навевала Федре мысли о проведенной вместе с ним ночи. Она снова ощущала, как его обнаженное тело прижимается к ней, как он входит в нее. Тристан танцевал так же, как он занимался любовью, – изящно, легко, подчиняясь своему совершенному внутреннему ритму, отдавая всего себя.
Но она не должна думать об этом; сказала себе Федра. Теперь с этим покончено.
– Как мне известно, милорд, вы только что вернулись из деревни, – вежливо и несколько сухо проговорила она. – Вы хорошо провели время?
Он посмотрел на нее сверху вниз и улыбнулся, но понять, что было в его глазах, не представлялось возможным. Его взгляд был непроницаемым.
– Ты так разговариваешь со мной, Фе, как будто мы с тобой едва знакомы, – пробормотал он внезапно охрипшим голосом. – В деревне я неплохо отдохнул.
– Да? Рада слышать это, – сказала Федра, позволяя Тристану закружить ее.
В следующую минуту улыбка растаяла на его лице.
– Я начинаю новую жизнь, Фе, – тихо сказал он. – Я буду делать то, что от меня требует долг. И я говорю не о долге перед страной. Я займусь своими усадьбами, фермами, рудниками и карьерами и постараюсь поддерживать все это на достойном уровне.
– У тебя все получится, – сказала она слегка дрожащим голосом. – Я совершенно в этом уверена.
Он снова закружил ее, а потом прижал к себе так, что сразу возбудил любопытство у всех вокруг.
В их сторону стали бросать взгляды, наводить лорнеты брови удивленно приподнимались.
– Вы будете завтра утром дома, леди Федра? – прошептал он, глядя ей в глаза и поднося губы неприлично близко к ее уху. – Я приведу с собой кое-кого. Мне хочется, чтобы вы встретились.
Федре не слишком понравилась торжественность в его голосе.
– Этот кое-кто… особенный?
Щеки Тристана покрылись легким румянцем, но он продолжал смотреть Федре прямо в глаза.
– Думаю, да. Она особенная, – ответил он. – Я встретил ее, когда был в деревне. И ваш совет пришелся очень кстати.
– Мой совет?
– Да, помните, вы посоветовали мне найти хорошенькую дочку джентльмена? – сказал он.
В груди у Федры похолодело.
– Да, помню, – с трудом проговорила она, стараясь не сбиваться с ритма. – Здоровую, послушную и с хорошим характером. Надеюсь, вы не забыли эту часть совета?
Он широко улыбнулся.
– Характер у нее хороший, но я бы не назвал ее слишком уж послушной, – заметил он. – И тем не менее она станет, вернее, уже стала, частью моей жизни, Фе. Но сначала мне хотелось бы получить от вас, так сказать, благословение. Я хотел бы, чтобы вы с ней встретились.
Федра заставила себя улыбнуться.
– Значит, мой брат не ошибся? – тихо спросила она.
На лице Тристана снова появилась нерешительная улыбка.
– Нэш никогда не ошибается.
Чтобы скрыть свою неловкость, Федра опустила глаза.
– К сожалению, – сердито пробормотала она.
Тристан снова поймал ее и прижал к себе на мгновение. Но теперь он сделал это так, что никто ничего не заметил. Федра ощутила уже ставший знакомым запах, и ее тут же охватило желание. Нет, ей не нужно больше танцевать с Тристаном, иначе она просто расплачется.
Она намеренно стала замедлять темп, и Тристан, воспользовавшись моментом, увлек ее к островку пальм, устроенному в углу зала. И когда их никто уже не мог видеть, он быстро поцеловал ее в щеку.
– Я думаю, будет лучше, если мы с тобой сейчас попрощаемся, Фе.
– Да, конечно, – сказала она. – Спасибо большое за все. Спасибо, Тристан, что ты пытался помочь мне найти Милли. И спасибо, что пригласил меня на танец.
– Рад, что оказался вам полезен, миледи.
И вот наконец на губах Тристана заиграла та самая бесстыдная улыбка, которую она так любила, мгновенно навеявшая те чувства, которые Федра испытала в первый день их знакомства, когда Тристан вез ее домой на большой черной лошади. Потом он низко поклонился ей, взмахнув воображаемой шляпой. Возможно, позже, когда острота момента пройдет и страсти улягутся, она сможет признаться ему в том, что уже в тот момент, кажется, полюбила его. И они вместе посмеются над всем этим странным стечением обстоятельств.
– Так, значит, до завтра? – спросил он.
– Хорошо, до завтра. – Федра заставила себя изобразить улыбку, ногти впились в ладони. – Скажем, в половине третьего. Так будет удобно?
Он как-то странно на нее посмотрел.
– Договорились. В половине третьего.
Тристан повернулся и быстро зашагал к противоположному концу зала, толпа расступалась перед ним, словно разбегающиеся морские волны. Мгновение, и он исчез из виду.
Половину следующего дня Федра провела в библиотеке, время от времени выглядывая в окно и поджидая Тристана. Но вот наконец его карета появилась на Брук-стрит и через несколько минут остановилась у подъезда дома. Она очень плохо спала ночью, от слез у нее припухли глаза.
Он встретил кого-то… Дочку джентльмена… Кого-то, кого бы он хотел сделать частью своей жизни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...