ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Я снова и снова буду доказывать тебе…
Когда взбунтовавшаяся плоть получила свое и была удовлетворена, Тристан вновь обрел способность мыслить трезво и рационально. Федра не была девственницей. И поэтому он ничего не забрал у нее, он просто подарил ей наслаждение. Он не нанес непоправимый удар ее психике и не лишил ее невинности.
Кто-то другой сделал все это. И вдруг Тристан ощутил в себе страстное и настоятельное желание убить этого другого. Но почему? Почему он не был благодарен той счастливой звезде, что упала ему в руки?
Он должен был чувствовать сейчас облегчение. Сначала ему даже показалось, что он действительно испытывал это чувство. И все же где-то в глубине души Тристан ощущал отнюдь не радость, а ярость. Значит, у нее кто-то был до него. Тристан все продолжал удивляться этому парадоксу. Ему еще никогда не приходилось встречать женщину, которая была бы столь невинной и безыскусной, настолько неуверенной в своих чарах. Но ее страстность и темперамент никак не соответствовали образу робкой, застенчивой девушки. Тристан отказывался что-либо понимать.
Впрочем, разрешить эту загадку сейчас не было никакой возможности. Поэтому Тристан просто поцеловал ее в плечо, обнял, и его отяжелевшие веки опустились. И почти сразу на него навалился сон.
Глава 9
Под платьем шутовским и в шляпе с бубенцом
Найдешь пророка вкупе с мудрецом.
Этой ночью Федре приснился страшный сон. Ей привиделось бледное лицо Горского с темными пустыми глазницами. И это было отнюдь не лицо человека, с которым она разговаривала в Сохо, и не того, кто прятался в табачной лавке. Это была маска смерти Горского, та маска, что появилась на его лице в последние мгновения жизни. Невидящий взгляд, предчувствие близкого конца, ускользающая жизнь и… страх, бесконечный, безмерный ужас. Его голова была повернута набок, одна рука вытянута вперед, словно он просил пощады и помощи.
Он просил помощи…
Да, его рука была вытянута вперед, мелькнула у Федры мысль, хотя она будто бы еще продолжала спать.
– Фе? – До ее сознания дошел голос Тристана. – Фе, что случилось?
Федра открыла глаза и посмотрела на него. Она спала? Или ей только казалось, что она спит? Снова начался дождь, по крыше барабанила равномерная дробь. Наконец Федра поняла, что уже проснулась.
– Его рука, – пробормотала она. – Рука Горского… Он… он протягивал ее мне. Там, кажется, что-то было.
– Что-то было? – эхом переспросил Тристан, убирая со лба растрепавшиеся пряди.
Приложив руку к груди, Федра быстро села в кровати.
– Там что-то было, – повторила она.
– Фе, о чем ты говоришь?
– Да, у него в руке что-то было… я не знаю… Как будто что-то деревянное. Потом оно покатилось по полу. Да, покатилось по полу.
– Что-то деревянное? – уточнил Тристан. – Мы говорим о Горском?
– Господи! – вдруг в ужасе воскликнула Федра, схватив Тристана за руку. – Который теперь час?
Тристан бросил взгляд на окно. Пелена дождя не скрывала уже начавшую блекнуть луну.
– Ночь подходит к концу, – сказал он. – Светать начнет примерно через час.
Федра вскочила с кровати, что-то стала искать на полу.
– Господи, – прошептала она, натягивая сорочку. – Мы должны торопиться.
Слегка приподнявшись в постели, Тристан протянул к Федре руку.
– Подожди, Фе. – Он вдруг ощутил в себе настоятельное желание немедленно задать ей один вопрос, который он никогда не задавал ни одной женщине. – Когда я тебя снова увижу?
Захваченная врасплох этим вопросом, Федра на мгновение замерла с чулком в руке. Она ничего не ответила, а просто посмотрела куда-то в сторону, словно не доверяла собственным ощущениям.
– В девять, – наконец сказала она. – В это время открывается магазин Кембла. Дом номер восемь на Стрэнде.
Он сел в кровати и взял Федру за руку, потянул и усадил ее к себе на колени.
– Дом номер восемь на Стрэнде? – спросил он, обнимая ее за талию. – А как насчет нас, Фе?
– Нас? – повторила удивленно она.
Тристан тут же пожалел, что задал ей этот вопрос. Он никогда не совершал подобных глупостей. Собственно говоря, именно женщины обычно задавали ему этот вопрос. Теперь это сделал он. Что бы Федра ни ответила, у него уже теперь болезненно засосало под ложечкой.
Взгляд Федры смягчился, на ее лице промелькнуло что-то вроде сожаления.
– Тристан, никаких «нас» нет, – сказала она тихим хриплым голосом.
«Никаких «нас» нет», – несколько раз эхом пронеслось в его голове. Он не должен ничего ожидать от нее. Значит, она уже не ляжет в его постель… На таких женщинах, как Федра, либо сразу женятся, либо их оставляют в покое. Третьего не дано. Получается, ему, знаменитому Тристану Толботу, замечательному любовнику, за которым охотилась чуть ли не вся женская половина Лондона, дали отставку. Его услуги больше не требовались. Он заставил себя улыбнуться.
– Как пожелаешь, любовь моя, – сказал он, выпуская ее руку. – В девять часов я буду тебя ждать.
* * *
Мистер Кембл стоял на коленях перед стеклянным шкафчиком. Он склонился вперед, и полы его изящного, модно скроенного сюртука коснулись пола.
– Жан-Клод! Быстрее!
Помощник мистера Кембла Жан-Клод, высокий стройный юноша с черными блестящими волосами, появился из ниоткуда и бросился к туалету, располагавшемуся где-то под лестницей. Через мгновение он снова оказался у шкафчика, уже с веником в руках, наклонился и передал веник хозяину.
– Мерси, – проворчал мистер Кембл, хватая веник.
Кембл был очень удивлен, увидев сегодня в девять часов утра перед дверью своего магазина леди Федру Нортемптон с ее служанкой. Но в гораздо большее удивление его повергло появление Тристана. Мистер Кембл даже не нашелся что сказать в первую минуту, он просто молча таращился на своих гостей, а потом изрек нечто неопределенное, типа «э-э-э… но… а…».
Некоторая напряженность, установившаяся между Тристаном и Федрой, не была замечена окружающими. Эта неловкость ощущалась лишь ими самими, и возникла она почти сразу же, как только Тристан встретил Федру на улице. Тристана неприятно поразила нарочитая холодность Федры и та официальность, с которой она держалась и которая отнюдь не объяснялась только лишь тем, что они находились на людях. Нечто неуловимое, что-то вроде сожаления, сомнения, витало между ними.
Все мысли Федры сейчас были заняты поиском того предмета, который обронил Горский. Она молча смотрела, как мистер Кембл управлялся с веником, засовывал его под шкафчик и выметал оттуда все, что можно было вымести. В ее глазах таилась тревога.
– Не могу понять, почему я не вспомнила этого раньше, – повторяла она уже в который раз. – Но тогда тут было столько крови…
– Вы, леди Федра, находились в шоке, а в таком состоянии мало кому удается мыслить рационально, – сказал Тристан, наблюдая за мистером Кемблом, который перешел с веником к следующему шкафу. Кембл бросил сердитый взгляд на Тристана, который тоже наклонился и заглянул под шкаф.
– Посмотрите вон в том углу за ножкой, – попросил Кембл. – Этот предмет мог закатиться за ножку шкафа.
Тристан обошел шкаф и заглянул под него с другой стороны.
– Там ничего не видно, слишком темно…
– Значит, ничего нет? – резко спросил Кембл.
– Кажется, нет… Нет, подождите, вон там дальше что-то вроде бы есть… Справа.
Федра быстро опустилась на колени и тоже заглянула под шкаф.
– Да, что-то там лежит, но, кажется, эта штука застряла между стеной и ножкой, – беспомощно пробормотала она. – Может быть, если мы отодвинем шкаф…
– Чтобы заработать себе грыжу? – ужаснулся мистер Кембл. – Нет уж, пожалуйста, увольте меня, господа.
Тристан обхватил шкаф руками спереди и сзади. Рывком приподнял вверх ближайший к себе край и затем повернул шкаф вперед, использовав заднюю правую ножку в качестве точки опоры. Послышался жуткий скрежет. И для обозрения всех присутствовавших открылась покрытая пылью, испещренная щербинами стена.
Кембл выронил веник и всплеснул руками.
– Господи Боже мой! – воскликнул он. – Иметь все эти мускулы не так уж и плохо. А иногда даже очень и полезно.
Жан-Клод, как заметил Тристан, смотрел на него с нескрываемым восхищением, и в его мозгу в этот самый момент, по всей видимости, формировалось новое отношение к аристократам.
Хоть кто-то оценил его способности, с усмешкой подумал Тристан. Федра была слишком занята тем предметом, который прятался за ножкой шкафа.
– Я попробую сейчас туда пролезть, я тут меньше всех, – сказала она, протискиваясь между шкафом и стеной. – Если мне не удастся…
– Позвольте мне еще немного подвинуть шкаф, – предложил Тристан, – тогда вам, миледи, не нужно будет так мучиться.
Она прижалась грудью к стене и наклонилась вбок просунула за шкаф руку, пошарила ею.
– О, смотрите! – радостно воскликнула Федра. – Вот оно!
Она выбралась из-за шкафа, в ее прическе покачивался клок паутины. В руке Федра держала небольшой деревянный шарик, по размеру немногим меньше мяча для крикета. Тристан и Кембл подошли к ней ближе и самым внимательным образом стали разглядывать найденный предмет.
Он был сделан из лакированного дерева, инкрустированного золотом, и напоминал сферическую шахматную доску. И на каждом квадратике было выгравировано по маленькой букве.
– Похоже на кириллицу, – предположила Федра.
– Да, русские буквы, – согласился с ней мистер Кембл, ковырнув ногтем один из квадратиков.
Тристан оглядел шар еще раз – да, мистер Кембл и Федра правы, это был русский шрифт.
Кембл взял в руки шар и стал крутить его, внимательно рассматривая со всех сторон.
– Вообще-то я умею читать по-русски, – сказал он. – Но это просто буквы, здесь нет никакой определенной надписи.
Тристан протянул руку:
– Позвольте мне взглянуть на эту вещицу, мистер Кембл.
– Прошу. – Мистер Кембл опустил шар в ладонь Тристана.
Тоже покрутив шар в руках, Тристан нажал пальцем на один из квадратиков, послышался тихий щелчок, и с другой стороны шара выполз крошечный деревянный брусок.
– Очень интересно, – сказал мистер Кембл. – Нажмите-ка еще на один квадратик.
Тристан так и сделал, но на этот раз ничего не произошло. Нажав на выдвинувшийся брусок, он вернул его в первоначальное положение. Снова раздался щелчок, и шар приобрел прежний вид. Тогда Тристан надавил пальцем на другую букву, и все повторилось снова.
– Весьма загадочный шар, – задумчиво проговорил мистер Кембл. – Я видел что-то похожее в Восточной Европе, но не в такой форме. Уж больно необычная форма.
– Я тоже кое-что вспомнил, – сказал Тристан. – Я видел такую же непонятную вещицу, только в форме кубика, у одного турка, его потом убили. И его кубик был гораздо проще устроен.
– И как это используют? – поинтересовалась Федра. Тристан покачал головой.
– Мне кажется, что если нажимать буквы в определенной последовательности, то шар откроет секрет, – объяснил он. – Возможно, из него появится драгоценный камень, бриллиант. Что-то в этом роде.
– И какую же последовательность букв выбрать? – резко спросил Кембл.
– Мне кажется, на этот вопрос можно ответить лишь тогда, когда шар будет разобран, – сказал Тристан. – Наше любопытство может также удовлетворить человек, сделавший эту вещь.
– А мы сами не сможем открыть его? – спросила Федра.
Кембл поднял на Тристана глаза.
– Мне кажется, нам не стоит этого делать, – возразил он. – Лучше отнести его сразу к де Венденхайму. Пусть люди из министерства внутренних дел взглянут на шар.
– Совершенно с вами согласен, – проговорил Тристан. – И чем быстрее, тем лучше. Доверите ли вы мне сделать это?
Кембл махнул своей ухоженной рукой с розовыми блестящими ногтями.
– Разумеется, – ответил он. – Я совсем не горю желанием отправиться в Уайтхолл.
* * *
На Стрэнде, как и всегда, было оживленно. По дороге, грохоча колесами по булыжникам, ехали кареты, по тротуарам шли пешеходы. Забрав поводья у слуги, Тристан дал Каллидоре кусочек сахара, потом вскочил в седло и поскакал по направлению к Вестминстеру.
Но эта поездка не принесла нужного результата. Когда Тристан добрался до Уайтхолла, ему сказали, что де Венденхайм уехал по делам и будет на месте только завтра после обеда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...