ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И потом попрошу вас уже никогда не беспокоить меня снова из-за этого дела.
– Я доверяю вам, леди Федра, – сказал он. – Уверен, вы с этим справитесь. А насчет меня можете не волноваться – я стоически вынесу все экзекуции.
Верный своему слову, Тристан сидел не шевелясь все то время, пока леди Федра накладывала ему швы. Лишь время от времени он чуть сильнее стискивал зубы и морщился. Ему вдруг показалась забавной мысль, что во время боя он никогда не замечал боли, а вот теперь, когда женщина накладывала ему швы, ему хотелось бы скулить, как брошенному щенку. Но наконец работа была сделана. Леди Федра попросила слугу принести чай, сказав, что ее гостю «необходимо немного взбодриться».
На самом деле Тристану хотелось выпить бренди, но он умолчал о своем желании. А когда принесли чай, он пил его так, будто это был эликсир жизни. Леди Федра по-прежнему не улыбалась, но, увидев, что пациент с благодарностью и пониманием принимает ее заботу, она немного смягчилась. В ее взгляде появилось одобрение.
– А теперь, – проговорила она, когда чашки были убраны со стола, – мне хотелось бы задать вам один вопрос, мистер Толбот. Да, и если вы предпочитаете, чтобы я называла вас по-другому…
– Называйте меня как вам будет угодно, леди Федра, – понизив голос, сказал он.
Она бросила на него рассерженный взгляд.
– Хорошо. – Она чуть наклонила голову. – Итак, перейдем наконец к волнующей вас теме.
– Смерть этого человека может иметь отношение к выполняемой русскими некой дипломатической миссии. И отец хотел бы большей определенности в данном вопросе.
– О чем именно ваш отец хотел бы спросить меня?
– Мой отец хочет знать, что именно вы видели, – сказал Тристан. – Опишите все точно, в подробностях. Успел ли этот мужчина что-нибудь сказать перед смертью?
– Нет, он ничего не сказал, – ответила она. – Мне кажется, он был уже мертв, когда ввалился в дверь. – После этого леди Федра принялась описывать малейшие замеченные ею детали, помогавшие представить общую картину происшедшего.
– Да, да, понятно, – проговорил с задумчивым видом Тристан, когда она замолчала. – А мисс Армстронг была там с вами все время?
– Да, но мне кажется, она уже не сможет добавить к тому, что я рассказала, ничего нового, – заметила леди Федра. – Потом мистер Кембл прикрыл тело и попросил нас подняться на второй этаж в гостиную. Когда через какое-то время в магазин пришел полицейский, мистер Кембл не позволил ему поговорить с нами. Я думала, что, возможно, сержант придет позже, но он так и не появился.
– Думаю, дело было уже передано в Уайтхолл, – сказал Тристан, потирая подбородок. – Можно спросить, чем именно вы занимались в тот час на Стрэнде?
– О, я не делала там ничего особенного. Просто ходила по магазинам, – стала торопливо объяснять леди Федра. – Вы ведь знаете, что это любимое времяпрепровождение всех женщин. У мистера Кембла очень интересный и элегантный магазин, там столько необыкновенных вещей, мне всегда нравилось в него заходить.
– Понятно. – Тристан принял объяснение леди Федры, хотя эта женщина и не производила впечатления любительницы бегать по магазинам. – А этот мистер Кембл? Что он за человек?
– Я не знаю, что о нем сказать. – Леди Федра на мгновение замялась. – Он очень сильный, уверенный в себе человек. У него есть связи. В том числе в министерстве внутренних дел. Полагаю, его друг лорд де Венденхайм в курсе всего происходящего.
Тристан на мгновение задумался. Как его уже успел проинформировать отец, связи мистера Кембла тянулись не только в министерство внутренних дел, но и в те места которые дурно попахивали. Как бы то ни было, но именно к мистеру Кемблу в магазин ввалился человек с ножом между лопатками, и вряд ли это было случайностью. Нет, определенно Горский пытался кого-то найти.
Без сомнения, теперь отец пошлет его к де Венденхейму или вызовет этого дьявола к своей постели для разговора. И Роберт Пиль будет очень недоволен, что Хокстон пытается перехватить у него инициативу и обойти его. Впрочем, министерство внутренних дел и министерство иностранных дел не впервые сталкивались лбами.
Но это не его проблема, сказал себе Тристан. Предлога задержаться еще на какое-то время у него уже не было.
– Хорошо, – сказал он, поднимаясь. – И благодарю вас, леди Федра, за вашу откровенность. Надеюсь, ваша семья с пониманием отнесется к тому, что мне пришлось с вами побеседовать.
Федра тоже поднялась.
– Знаете, мистер Толбот, мне в моем положении позволено уже немногим больше, чем вы изволили подумать. Я сама решаю, с кем мне видеться и разговаривать, – заметила она.
Неожиданно Тристан понял, что он понравился леди Федре, он произвел на нее впечатление. Он знал, что женщины находят его красивым и проникаются к нему доверием. Единственная проблема заключалась в том, что леди Федра, кажется, увидела в нем лишь приятную внешность, а вот что касалось ума – в этом ему было отказано. В нем увидели оболочку без начинки.
Когда они вышли в коридор и леди Федра стала закрывать дверь в комнату, Тристан стоял так близко от нее, что она уловила исходящий от него тонкий аромат дорогого мыла и чего-то еще, пахнущего бергамотом. Ее сердце подпрыгнуло к горлу, на мгновение остановилось.
– Боюсь, какое-то время вам придется пожить с небольшой проплешиной на затылке, мистер Толбот. – Она напряженно улыбнулась. – Мне пришлось выстричь вам несколько прядей.
«Мне пришлось выстричь вам несколько прядей»! Как будто он не заметил этого. С удивлением Тристан обнаружил, что леди Федра могла быть и насмешливой, и язвительной. Та лексика, которую она использовала, занимала тонкую грань между вежливостью и колкостью. Предупредительность на ее лице лишь подчеркивала тонкость ее игры. Тристан посмотрел на нее новыми глазами.
– Что ж, – наконец проговорил он, – осталась одна вещь, которую мне хотелось бы сделать.
– Да? – выдохнула леди Федра. – И что же это?
Тристан держал свою шляпу за спиной.
– Мне бы хотелось правильно отблагодарить вас за, все, что вы для меня сделали, – сказал он. – Или, вернее, неправильно. – Сказав это, Тристан быстро наклонился и накрыл ее рот своими губами.
Это было трудно назвать поцелуем, это было что-то приятное, волнующее и захватывающее. Его губы оказались мягкими, шелковистыми и теплыми, они осторожно опустились на ее губы. Его ресницы вспорхнули совсем близко от ее лица, на мгновение коснувшись ее щеки.
Федра стояла на месте, словно пораженная молнией.
Этот мужчина, у которого были повадки дикого зверя, мог быть таким удивительно нежным…
Потом так же неожиданно это все закончилось. Он отстранился от нее, и на его лице появилась самоуверенная и насмешливая ухмылка. В глазах – озорные огоньки. Ничто, кроме влажно поблескивавших губ, не выдавало того обстоятельства, что он только что поцеловал леди Федру. Казалось, он даже и не прикасался к ней, все происшедшее было какой-то мистификацией, иллюзией. Леди Федра выглядела сейчас как человек, у ног которого только что остановилось цунами.
– Вот так-то, – тихо проговорил он. – Пусть это послужит вам хорошим уроком.
Немного придя в себя, она тихо спросила:
– Уроком?
Тристан многозначительно подмигнул ей.
– Молодая девушка никогда не должна оставаться наедине с отъявленным повесой, – сказал он, – особенно с таким, кто не может похвастаться наличием мозгов. Но вы должны знать, леди Федра, что я очень вам благодарен за все, особенно за восхитительный поцелуй, который вы мне подарили.
Он повернулся и зашагал по коридору, затем прошел в холл. Надевая перчатки, Тристан шагал с таким видом, как будто весь этот огромный роскошный особняк, все слуги в этом доме, да и вообще весь мир вращались вокруг него.
Да, он был прав, и он сказал правду, подумала про себя Федра. Этот человек был всего лишь обаятельным пройдохой, повесой с красивым лицом. Собственно говоря, он был недостоин даже пощечины.
Она подошла к двери, распахнула ее и бросила на Тристана высокомерный взгляд.
– Я бы дала вам пощечину в ваше чертово ухо, сэр, если, бы была уверена, что это принесет вам пользу, – проговорила она низким, звеневшим от напряжения голосом. – А теперь всего хорошего, мистер Толбот.
К ее ужасу, Толбот обернулся и вдруг весело рассмеялся.
– Леди Федра! – воскликнул он. – Что за язык!
После этого он бросился вниз по лестнице. Что-то насвистывая, Тристан бежал так быстро, перепрыгивая со ступеньки на ступеньку, что, наблюдая за ним со стороны, нельзя было и предположить, что несколько минут назад ему зашили глубокую рану на голове.
Но, достигнув нижней ступеньки, Тристан вдруг остановился, как будто в чем-то засомневавшись. Продолжая держаться рукой за перила, он обернулся и посмотрел на Федру. В его лице появилось что-то мрачное, на нем проступили какие-то неясные эмоции.
– Только один вопрос, леди Федра. Можно?
– А разве у меня есть выбор?
Глаза Тристана поймали ее взгляд, сделавшийся мгновенно тяжелым, темным и непроницаемым.
– Тот умерший мужчина… – тихо проговорил он. – Вы назвали его Горским.
Невидимые чаши весов опасно сменили свое положение. Федра почувствовала, что ее сердце остановилось.
– Да? Неужели я назвала его имя? – резко спросила она. – Но разве его не так зовут?
– Его зовут именно так. – Теперь ни в лице Тристана, ни в его тоне не ощущалось ни малейших признаков веселости. Наоборот, он вдруг сделался очень серьезным. – Но кто вам это сказал?
Она заколебалась, пауза затягивалась.
– Я… но почему… мой брат, думаю… – солгала она.
Пронзительный взгляд Тристана продолжал упорно сверлить ее.
– Вы уверены в этом, миледи?
– Я… да, абсолютно.
Он не отводил взгляда, и ей пришлось смотреть ему прямо в глаза.
– Понятно, – наконец сказал он, в его голосе появилась опасная мягкость. – В таком случае я прощаюсь с вами, леди Федра. Благодарю вас за то, что уделили мне время.
Тристан повернулся, и Федра почувствовала, что ее колени сделались слабыми и задрожали. Внезапно у нее появилось ощущение, что она в чем-то просчиталась, где-то допустила ошибку. Возможно, она увидела в этом человеке только то, что он захотел ей показать. Неожиданно Федра заметила за воротами похожую на тень хрупкую фигуру в темном плаще.
– Мисс Армстронг! – воскликнула она удивленно.
– Здравствуйте, Фе. – Зоуи бросила на Тристана взгляд, который можно было однозначно классифицировать как кокетливый. – И Эйвонклифф! – пробормотала она. – Смотрю, вы опять истекаете кровью, но все еще живы.
Тристан почтительно приподнял шляпу.
– К огорчению моих врагов, – сказал он, кланяясь. – Вы прекрасно выглядите, мисс Армстронг.
– Но я должна выглядеть именно так. Разве нет? – сухо заметила Зоуи. – Ведь я занимаюсь только собой и своей внешностью, как вы изволили однажды заметить. Вы и Фе друзья?
Толбот оглянулся и подмигнул Федре.
– Я не совсем уверен, – сказал он, его настроение мгновенно улучшилось. – Фе? Мы друзья?
Федра проигнорировала вопрос Тристана.
– Мистер Толбот приходил по поручению отца, чтобы задать мне несколько вопросов, – сказала она, спускаясь на несколько ступенек. – Его интересовало то, что случилось вчера.
– В самом деле? – загадочно улыбнувшись, спросила Зоуи. – Как интересно.
– Да, но мы уже все закончили. – Толбот взял Каллидору под уздцы – ее только что подвел к лестнице один из конюхов. – А теперь, дорогие леди, мне придется вас покинуть. Дела ждут.
– О, это все ерунда. – Зоуи сделала к нему шаг. – Всем известно, какие у вас дела, Толбот. У вас на уме одни развлечения. Кстати, я попрошу тетю Уинни прислать вам приглашение на вечер в четверг.
Он заулыбался еще шире и затем вежливо поклонился Зоуи.
– Мисс Армстронг, можно мне навестить вас и вашу тетю немного пораньше, скажем, завтра? – сказал он уже более серьезно. – И если это возможно, то в час дня.
Стоя рядом с Федрой, Зоуи подняла руку и прикоснулась тыльной стороной ладони ко лбу.
– Господи, меня собирается навестить скандально известный лорд Эйвонклифф! – объявила она. – Тетя Уинни упадет в обморок. – Зоуи закатила глаза, изображая свою тетю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...