ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Хорошо, приходите, если это вам так необходимо, но только не в час, а в два. Я постараюсь проснуться к этому времени.
– Отлично. Значит, в два.
Лошадь Тристана уже начала проявлять нетерпение она слегка пританцовывала, поводила крупом и крутила головой, пуская из влажных шелковых ноздрей клубы белого пара. Федра отметила про себя, что это животное было необыкновенно большим и черным. И, кажется, она уже раньше видела эту лошадь. Впрочем, в Лондоне немало лошадей. В ту ночь, когда ее подвезли на лошади до дома, она была очень испугана и у нее не оказалось с собой очков. А тот человек был совершенно пьян. Он назвал ей свое имя, и теперь Федра мучительно пыталась вспомнить его. Но это имя было не Толбот. И не Эйвонклифф.
Глава 4
Узнаю твой язык легко,
Хотя под маской прячешь ты лицо.
– О Господи! – пробормотала Зоуи, идя вслед за Федрой по коридору. – Лорд Эйвонклифф! Он красавчик. Правда?
– Да? – рассеянно ответила Федра. – Я не обратила внимания.
– Какая же вы обманщица, Фе! – Зоуи бросилась на оттоманку из золотой парчи.
Она неожиданно села ровно и выпрямила спину.
– Кстати, почему его шейный платок был в крови?
Федра пересказала Зоуи вкратце всю историю, стараясь убрать из голоса даже намек на заинтересованность.
– О Господи, да, да, это очень похоже на Эйвонклиффа! – Зоуи закатила свои большие черные глаза. – В нем есть что-то такое восхитительно грубое, даже животное, что просто сводит с ума женщин.
– Кажется, его мускулы развиты гораздо лучше мозгов, – заметила Федра. – Вы хорошо его знаете?
Зоуи принялась играть концом своей кашемировой шали.
– Достаточно хорошо для того, чтобы понять, что он повеса, – сказала она. – Еще я знаю о нем то, что он всегда получает то, что хочет.
– Думаю, он просто распутник, – проговорила Федра и с задумчивым видом прикусила ноготь на большом пальце. В ее ушах снова зазвучал его приятный, звонкий голос.
– Надеюсь, Фе, вы не оставались с ним наедине?
Федра резко убрала руку ото рта.
– Он истекал кровью, – запротестовала она. – И дверь в гостиную все время была открыта.
– О-о… – Брови Зоуи поползли вверх. – Но я надеюсь, он все же прилично вел себя? Он дурной человек, но тетя Уинни говорит, что он превосходный любовник.
Федра улыбнулась:
– Но откуда она знает об этом?
Зоуи бросила на Федру быстрый взгляд.
– Этот вопрос нужно задать тете Уинни, – сказала она. – Ей, вероятно, что-то известно.
Господи милостивый! Федра почувствовала себя очень неловко. У Зоуи, кажется, имелся ключ ко всем секретам мира, а она была безнадежно наивной. Зоуи посмотрела на дверь, а потом снова на Федру.
– Говорят, в его венах течет цыганская и сицилийская кровь, – продолжала она заговорщицким шепотом. – А тетя Уинни говорит, что его мать была танцовщицей. Танцевала фламенко. Вы знаете, что это такое?
У Федры расширились глаза.
– Лорд Хокстон женился на женщине, танцевавшей фламенко? И получается, что Толбот… испанец или сицилиец?
– И только Бог знает, кто еще. – Зоуи приподняла плечико. – Разумеется, никто не знает, насколько эта легенда соответствует действительности, – заметила она. – Впрочем, кем бы он там ни был, мне все равно. Моя мать тоже была танцовщицей и полукровкой, к вашему сведению. Я бы позволила ему поцеловать себя, если бы у него возникло такое желание. Он так красив и так восхитительно порочен!
Федра почувствовала, что ее лицо заливает горячая краска. В глазах гостьи промелькнуло удивление.
– Что такое? – поинтересовалась Зоуи. Вдруг ее глаза расширились, длинные ресницы с сомнением дрогнули. – О нет! – выдохнула она. – Фе, он не…
Румянец Федры сделался еще ярче.
– Боже мой! – воскликнула Зоуи, беспокойно заерзав на оттоманке. – Он поцеловал вас? Этот нахал? Но вы совсем не та девушка, какая могла бы заинтересовать его. Вы понимаете, что я имею в виду?
Федра отвернулась, чтобы избежать сверлящего взгляда Зоуи. От стыда она была готова провалиться сквозь землю. Зоуи была слишком хорошего мнения о ней. Да и все женщины тоже. А вот некоторые мужчины чувствовали в ней нечто темное, нечто, что было спрятано глубоко-глубоко, на самом дне ее души.
– Мы совсем разные, Зоуи. Вы и я, – прошептала Федра.
Зоуи опустила глаза, ее личико сделалось печальным.
– Вы из тех женщин, на которых сразу женятся, – очень тихо проговорила она. – А я из тех, кого пытаются поцеловать в темном углу.
– О-о! – выдохнула Федра. Похоже, наивной здесь была Зоуи.
Немного подумав, Зоуи сказала:
– Будьте с ним осторожны, Фе. Мне все-таки кажется, что в глубине души Эйвонклифф порядочный человек, но он может быть и опасен.
– Собственно говоря, то, что он сделал, трудно назвать поцелуем, Зоуи, – призналась Федра. – Он просто… клюнул меня. Вот и все. Но как бы то ни было, я не собираюсь снова с ним встречаться.
Зоуи рассмеялась.
– Но я вижу по вашим глазам, что вы заинтригованны! – сказала она. – Вам когда-нибудь приходилось иметь дело с мужчинами? – Зоуи вскочила с места и заходила по комнате, а Федра, сложив руки на коленях, продолжала сидеть в кресле и не торопилась ответом. – Давайте немедленно отправимся на прогулку в Гайд-парк. Я хочу вам кое-что показать.
Неожиданно для себя Федра приняла приглашение. Возможно, свежий воздух выветрит из ее головы воспоминания о поцелуе Тристана. Она приказала слуге принести ее плащ и шляпку и уже через минуту вместе с Зоуи спускалась по лестнице центрального входа. Агнес послушно следовала за ними.
– Зоуи, вы когда-нибудь были влюблены? – спросила Федра.
Зоуи заколебалась.
– Думаю, что да, – наконец сказала она. – Но он оказался очень высокомерным и деспотичным, и мне пришлось отказаться от отношений с ним. Я пережила это как тяжелую инфлюэнцу с осложнением. Но сейчас все уже, слава Богу, позади. А вы, Фе? Вы любили кого-нибудь?
– Со мной тоже это случалось, – призналась Федра. – Однажды я влюбилась просто безумно. Несколько лет назад, но вся эта история скверно закончилась.
На лице Зоуи появилось сочувствие.
– О, Фе, мне так жаль… – Она схватила Федру за руку, стиснула ее пальцы. – Но что произошло?
Рассказывать об этом без слез Федра не могла и сейчас.
– Он умер.
– Боже, – прошептала Зоуи. – Бедняжка. Вы все еще тоскуете по нему?
Федра подняла голову и подставила лицо солнечным лучам.
В воздухе уже пахло самой настоящей весной. Мимо них по улицам неслись роскошные коляски, в которых сидели элегантные леди и джентльмены. Звонко цокали копыта лошадей. Все эти люди были одеты уже в весенние наряды, а она, Федра, все еще куталась в теплый серый плащ. И возможно, впервые в жизни она захотела принять хоть какое-то участие в этом всеобщем празднике жизни. Ей вдруг стало казаться, что что-то очень важное проходит мимо нее. Такие люди, как Зоуи Армстронг и Тристан Толбот, жили полнокровной жизнью и умели от этого быть счастливыми. Они позволяли себе проявлять свои эмоции. Что же с ней было не так? Почему она не могла быть такой же, как все остальные?
Они вошли в парк и, продолжая разговаривать обо всем на свете, пошли по берегу озера Серпентайн.
Зоуи вдруг схватила Федру за руку и потянула за собой:
– Идем туда, давай спрячемся там.
Словно извиняясь за свое экстравагантное поведение, Федра посмотрела на Агнес и двинулась вслед за Зоуи. Похоже, Зоуи задумала какую-то шалость. В самой гуще кустов стояла скамейка. С довольным выражением лица Зоуи плюхнулась на скамейку и заставила Федру усесться рядом с собой, затем извлекла откуда-то из глубоких юбок небольшую изящную табакерку с манильскими сигарами, открыла крышку и сказала:
– Смотри, что у меня есть!
– Зоуи! – удивленно воскликнула Федра. – Но разве леди курят это?
– А почему бы и нет? – Зоуи вставила сигару в рот и достала спички.
– Господи, но где ты это взяла?
– Подарок кузена, – проговорила она с сигарой во рту. – Лорда Роберта Роуленда.
Федра понимала, что против своей воли она втягивается в довольно щекотливую ситуацию, но ей слишком сильно хотелось как-то приобщиться к новой жизни. И сейчас Федре даже захотелось узнать вкус этих манильских сигар.
– Господи, Зоуи, ты оказываешь на меня разлагающее влияние, – усмехнулась Федра.
– Я? – Она втянула в себя дым, и ее глаза наполнились слезами. Откинувшись на спинку скамейки, Зоуи закашлялась. – А теперь, – сказала она, – я просто обязана узнать все о поцелуе Эйвонклиффа. Как вообще все это произошло? Как он преподал это? Он, вероятно, заставил тебя подчиниться ему.
– Я даже не успела понять, что произошло. – Федра неожиданно почувствовала себя хорошо и уютно. – Я отдала ему его шляпу, а он в этот момент наклонился ко мне и…
– Из-за этого нечего беспокоиться. – Зоуи многозначительно помахала своей манильской сигарой. – Я советую тебе не принимать это близко к сердцу. В следующий раз дело может не ограничиться «клевком».
– Я не собираюсь целоваться с ним, Зоуи. Это не входит в мои планы. – Федра продолжала крутить в руках зажженную сигару.
– Ну, попробуй, – предложила Зоуи, – только не вдыхай слишком глубоко.
Федра осторожно втянула в себя дым и тут же сильно закашлялась и вернула сигару Зоуи.
– Ты ведь придешь ко мне поиграть в карты? – В голосе Зоуи слышалась настойчивость. – Скажи «да».
Федра быстро повернулась к своей собеседнице и пристально посмотрела ей в глаза.
– Есть кое-что, что тебе следует знать обо мне, – тихо проговорила она. – Я… я совсем не такая, как ты, Зоуи. Я не люблю общество, оно меня не привлекает.
Глаза Зоуи слегка расширились, темные радужки недоверчиво заблестели, она выдохнула облако белого дыма.
– Фе, но ты же очень молодая, – сказала она. – Не нужно так на меня смотреть… Ты чуть старше меня. Как же можно в нашем возрасте не любить балы, развлечения, званые обеды?
Федра пожала плечами.
– Не знаю, я, собственно говоря, ни разу и не была на балу, – призналась она. – Я хочу сказать, что у меня даже и нет подходящего платья для этого, чего-нибудь такого белого, воздушного… Мне, разумеется, приходится бывать в обществе, но в основном из чувства долга. Что же мне нравится на самом деле, так это слушать музыку, читать, гулять по саду или парку.
– Читать? Гулять по саду? – Зоуи отшатнулась назад. – Бедняжка. Бедная девочка.
– Но что в этом плохого? – слабо запротестовала Федра. – Мне действительно нравится читать, и я получаю необыкновенное удовольствие, слушая музыку.
– Бедная, бедная девочка, – продолжала причитать Зоуи. – Тебе придется наверстывать упущенное. Ты пропустила самое главное в жизни, прошла мимо основного блюда. И еще – не нужно быть все время такой серьезной, а то обычную шутку легко спутать с глупостью. Теперь что касается балов…
– Вот это меня уж точно никогда не заинтересует, суета салонов меня не привлекает. – Федра с раздражением поддела носком туфли крошечный камешек. – Ни за что на свете я не пойду туда развлекаться. И я не собираюсь выходить замуж.
Зоуи с недоверием посмотрела на нее:
– Но ведь мы не говорим о браке.
– А разве балы устраивают не для того, чтобы невесты могли найти женихов, а женихи невест?
– О нет, я по-другому смотрю на все это! – Запрокинув голову, Зоуи весело рассмеялась. – Я делаю все возможное, чтобы не попасться в сети замужества. Мой отец знает это. Я бываю в обществе не для того, чтобы найти жениха, а для того, чтобы общаться с людьми.
– Общаться с людьми?
– Да, чтобы разговаривать с ними, смеяться, весело проводить время, – проговорила Зоуи на одном дыхании. – Ну и еще для того, чтобы дразнить мужчин. – Длинные ресницы Зоуи кокетливо опустились и затеи снова вспорхнули. – Я бываю в обществе, чтобы наслаждаться жизнью, дорогая. И советую тебе попробовать то же самое. Всегда можно сказать «нет», если встанет вопрос о замужестве. Я уже отказала полудюжине мужчин.
Федра молча смотрела на Зоуи, которая сделала еще пару затяжек, потом погасила свою сигару и быстро убрала ее обратно в портсигар.
– Послушай, Федра, – лицо Зоуи внезапно сделалось серьезным, – нельзя, чтобы старая трагедия перечеркнула всю твою жизнь. Выбирайся поскорее к людям и развлекись немного, это пойдет тебе на пользу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...