ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они умирают быстро и безболезненно.
– Но хотя бы отдайте мне письма, – стал умолять ее Неббетт. – Я уверен, вы уже прочитали их. Вряд ли они вам теперь нужны.
Вострикова покачала головой, но потом, смягчившись, проговорила:
– Что ж, возьмите их и после этого оставьте меня в покое. – Она повернулась, собираясь наконец открыть дверь кабинета.
– Мне нужны они все! – взвизгнул Неббетт. – Я должен сегодня спрятать их куда-нибудь…
– Тише, – шикнула на него Вострикова. Затаив дыхание, Федра смотрела, как открывается дверь. – Все ваши письма в целости и сохранности.
– Уже нет, – послышался веселый голос Тристана откуда-то из глубины кабинета.
– Боже мой! – закричал Неббетт, забежав в комнату. Мадам Вострикова вошла за ним следом.
Федра осторожно заглянула за дверь, но увидела только лежащие на столе ноги Тристана. Что ж, смело с его стороны! Приободренная веселым тоном Тристана и его безрассудной храбростью, Федра прокралась в маленькую комнату перед кабинетом и встала за спиной мадам. Внимание Неббетта и Востриковой было полностью сфокусировано на Тристане.
Мадам Вострикова прошла к столу и встала около него.
– Милорд Эйвонклифф. – Ее голос прозвучал до странности спокойно. – Вы удивляете меня. А я, признаться, не люблю сюрпризов.
– Его величество правительство тоже не любит сюрпризов, да будет вам известно, – проговорил Тристан, перекатив сигару из одного угла рта в другой и пыхнув ею. – Кстати, мадам, эти сигары просто превосходны. Скажите, где вы их покупаете?
Неббетт вцепился в руку мадам.
– Убейте его! – прошипел он. – Позовите вашу охрану! Письма у него!
На лице Тристана появилась ухмылка.
– Уже не у меня, – сказал он. – К сожалению, я не умею читать по-русски, поэтому мне пришлось переправить их к тем, кто в совершенстве владеет этим языком.
– Это ложь! – прошептала Вострикова и сложила руки перед собой. – Из этого дома никто не уходит и никто сюда не приходит без моего ведома. Письма здесь, я уверена. И сейчас мы их найдем, милорд.
– Что ж, в таком случае ищите. – Его улыбка стала еще шире. Затем Тристан встал и поставил одну ногу на середину стула, словно он был тут хозяином и ситуация развивалась в соответствии с его правилами. – Открывайте ваши секретные ящики. Но вы ничего в них не найдете. Они пусты.
Неожиданно Вострикова наклонилась вперед, как-то пошевелила руками, и из ее рукава выскользнуло что-то длинное и блестящее.
– Я не позволю вам все разрушить! – закричала она, взмахнув ножом. – Неббетт! Хватайте его!
– Я? Его? – Неббетт поморщился, словно собирался разрыдаться.
– Живо, я вам говорю! – бросила Вострикова. – Или, клянусь, вам следующему я перережу глотку.
– Не надо так торопиться, – проговорила Федра своим обычным голосом. Она медленно подняла пистолет двумя руками, как учил ее Кембл. – Никому вы ничего не перережете.
Улыбка мгновенно исчезла с лица Тристана, и он побледнел. Вострикова быстро оглянулась, ее глаза зло засверкали.
– Кажется, это наш милый мистер Толбот, – прошептала она, ее рука с ножом дрогнула. – Ах, это маленькая сучка! Как же я сразу не рассмотрела?
– Фе. – Тристан повернулся к Федре и вытянул вперед руку. – Фе, у меня все под контролем.
– Но у нее нож, – прошептала Федра. – И я только…
Все случилось почти мгновенно. Вострикова подняла голову и посмотрела куда-то за спину Федры. Федра не увидела, а, скорее, почувствовала, что рядом с ней возник человек. Мгновение – и крепкая рука сжала ее горло, и тут же его коснулась холодная сталь.
– Опусти пистолет, – проговорил глубокий голос с иностранным акцентом. – Смею заверить, мой нож быстрее.
Неббетт отшатнулся назад, его лицо покрылось смертельной бледностью.
– Слава Богу! Лаврин!
– Делай, что он сказал, Фе, – удивительно спокойным голосом приказал Тристан. – Все в порядке.
Она, не отрывая глаз, смотрела на него. Тристан незаметно кивнул и подмигнул ей. У него был план. Федра бросила пистолет, он упал на ковер и затем исчез под низким комодом.
– Убей ее, Лаврин! – проговорила Вострикова, с трудом сдерживая ярость и дрожь в теле. – Убей ее немедленно!
Кончик лезвия чуть сильнее уперся в горло Федры. Не долго думая Тристан прыгнул к Востриковой и одной рукой схватил ее за запястье, а другая его рука опустилась к ботинку.
– Ложись, Фе!
Внезапно что-то мелькнуло в воздухе, на мгновение попав в поток света, сверкнуло. Послышался тихий глухой удар, и стоявший рядом с Федрой человек вздрогнул. Отступил на шаг назад, вскрикнул и вдруг стал падать, увлекая ее за собой на пол. Неббетт громко закричал и опрометью бросился из комнаты. Дверь за ним захлопнулась, и замок защелкнулся.
Федра быстро поднялась и отшатнулась в сторону от корчившегося в агонии мужчины. В его правом плече, чуть пониже ключицы, торчал нож.
– Тристан, – пробормотала Федра и облегченно вздохнула. Сейчас она пребывала в состоянии шока, и поэтому совсем забыла о своем пистолете, который по-прежнему лежал под комодом. Покачиваясь и держась рукой за плечо, Лаврин неожиданно поднялся с пола. В. это мгновение Вострикова схватила со стола лампу, единственное оружие, имевшееся в ее распоряжении, и повернулась с ней к Федре.
– Мои бумаги, Эйвонклифф! – твердо сказала она, поднимая лампу выше. – Отдайте их немедленно! Иначе, клянусь, я превращу всех вас в жаркое!
Федра прижалась спиной к стене. Если мадам бросит сейчас горящую лампу на ковер, то вся комната мгновенно вспыхнет и они окажутся в ловушке. Лампа в руке мадам сильно дрожала, а в ее расширившихся глазах полыхала ярость.
– Вы выиграли, мадам, – проговорил Тристан, слегка ослабив свою хватку. – Поставьте лампу на стол…
– Хватит болтать! – закричала она, качнув лампой. Казалось, еще мгновение, и пламя вырвется наружу. На стенах заплясали зловещие тени.
– Лилия, нет! – Лаврин шагнул к ней, протянув вперед руку. Он споткнулся, снова схватился рукой за плечо, из которого все еще торчал нож.
Потом, размышляя обо всем этом, Федра уже не могла точно сказать, потерял ли в тот момент Лаврин сознание или просто споткнулся. Но, так или иначе, он упал на Вострикову, и она выронила лампу из рук. Лампа упала на пол, масло брызнуло на ковер и на юбки мадам, которые мгновенно вспыхнули. Она закричала и попыталась руками сбить пламя с одежды.
Неожиданно для себя Федра почувствовала прилив сил и, схватив Лаврина за щиколотку, попыталась стащить его с ковра. Тристан мгновенно оказался около нее и взял Лаврина за другую ногу. Вместе они оттащили его к двери, но нож по-прежнему все еще торчал у него в плече. Вострикова каталась по полу, визжала, сбивала пламя, отчего огонь разгорался еще сильнее.
– Беги! – прокричал Тристан Федре.
– Нет, – ответила она, прижимаясь к двери. – Нет!
Огонь охватил почти половину комнаты, становилось нестерпимо жарко, от едкого дыма было трудно дышать.
– Фе, мы уйдем вместе! – Тристан подтащил Федру к окну и посадил ее на подоконник. Все еще продолжая колебаться, она открыла створку окна и свесила ноги на улицу.
– Господи! Здесь высоко! – вскрикнула Федра, посмотрев вниз.
Тристан быстро поцеловал ее.
– Не так высоко, как кажется, дорогая. Клянусь.
Времени на размышления уже не оставалось – Тристан сунул Федре в руки конец пояса, за который она должна была держаться при спуске, и столкнул ее вниз. Она соскользнула с подоконника, стукнулась спиной о кирпичную стену, упала на что-то твердое и плоское и потеряла сознание.
Глава 13
Не нужно много слов, когда в любви клянешься,
Дай лишь одно, но чтобы верить можно.
Дрожа всем телом, Федра открыла глаза. По всей видимости, наступило утро, неяркий свет заливал комнату, в которой она лежала. Федра все еще не могла понять, где она находится. Приподняв с подушки голову, она попыталась осмотреть комнату, но вокруг нее плавал лишь серый туман, внутри которого темными пятнами вырисовывались отдельные предметы.
Вот из тумана выплыла Агнес. Она складывала стопкой какие-то вещи, подходила к кровати, снова отходила. Потом Агнес раздвинула шторы, принесла корзинку с обувью. В общем, она делала самые обычные вещи. За окном послышался стук колес подъехавшей к дому кареты, следом за ней во двор въехала тележка. На подоконник сели голуби и принялись громко и самозабвенно ворковать.
Федра снова откинулась на подушку. Она находилась в своей комнате. И лежала в собственной постели. Но туман перед глазами все никак не исчезал. Ее ноги казались какими-то тяжелыми и бесчувственными, а руки были холодными как лед.
Федра приподнялась, прикрывая рукой глаза от света.
– Агнес?
Служанка отложила что-то в сторону и подошла к кровати. Ее брови съехались у переносицы.
– Вы проснулись, мисс, – сказала она, глядя Федре в глаза. – Господи, как же вы меня напугали!
Федре показалось, что ее голова обернута ватой.
– Что случилось? – спросила она, приподнимаясь на локте. – Я что-то ничего не помню.
Агнес присела на край кровати.
– Вы упали, мисс. Это вы помните? – Она убрала волосы с лица Федры. – Видели бы вы себя со стороны!
Федра прижала пальцы к виску.
– Неужели все так… плохо? – Да, она, кажется, начинала кое-что припоминать. – А Тристан? – Она взяла Агнес за запястье.
Агнес улыбнулась:
– С ним все в порядке. Немного опалил волосы, но все такой же красивый, как и всегда.
– Слава Богу, – прошептала Федра.
Она почему-то и сама знала, что с ним все в порядке, но слова Агнес окончательно успокоили ее. Да, да, она кое-что вспомнила. Тристан поднял ее на руки и понес в карету, прижавшись щекой к ее щеке. И его щека была влажной. Это плакал он, или это были ее слезы? Господи милостивый, через что им пришлось пройти! Она поднесла руку к губам и прикусила зубами кончик пальца.
Агнес неловко кашлянула.
– Сегодня рано утром к нам приходил мистер Кембл. Он спрашивал о вас, мисс, – сообщила служанка, поправляя одеяло. – Еще он сказал, что мистер Толбот показал себя как настоящий герой прошлой ночью.
– Он вытолкнул меня из окна, – сказала Федра. – Это я хорошо помню.
– Он спас вам жизнь, – напомнила Федре Агнес.
– Да, – задумчиво проговорила Федра.
Она вспомнила, как кто-то наклонился над ней, поднял с земли. Холодные струи дождя падали ей на лицо, откуда-то издалека доносились чьи-то голоса. От дыма все еще першило в горле. В это мгновение Федру охватила паника – ей показалось, что с Тристаном случилось что-то ужасное.
Но потом она увидела его. У Тристана лицо было перепачкано в саже. Но это точно был он. Федра почувствовала странное облегчение, и ее глаза закрылись. Он был жив. И она была жива. Им очень повезло той ночью.
В памяти Федры всплыл еще один эпизод. По лестнице пронесли обгоревшее тело мадам. Красивая женщина превратилась в нечто кошмарное. Федра закрыла глаза, чтобы отогнать от себя ужасное видение. Но обезображенное до неузнаваемости лицо Востриковой еще долго маячило перед ее глазами. Волосы у мадам почти все сгорели, а оставшаяся часть склеилась и запеклась. Ее шелковое черное платье превратилось в серые струпья. Де Венденхайм заметил, как Федра смотрела на тело мадам, и отвернул лицо мадам в сторону.
Этот кошмар теперь еще долго будет ее преследовать. Вспомнив это теперь, Федра почувствовала, как по ее спине пробежала дрожь. Чтобы избавиться от навязчивого видения, она посмотрела на Агнес.
– Лорд де Венденхайм был там, – тихо проговорила Федра, ее сердце болезненно заныло. – Он все знает и, по всей видимости, уже поставил Стефана в известность о случившемся.
Агнес положила свою мягкую ладонь Федре на лоб.
– Думаю, нет, – сказала служанка. – Вас привезли домой в карете, а потом мистер Толбот и лорд де Венденхайм долго о чем-то говорили и ругались, но когда их спор наконец прекратился, они оба выглядели довольными. Скорее всего они пришли к решению, которое устраивало обоих.
Федра закрыла глаза. Нетрудно представить себе, в какую ярость пришел де Венденхайм, увидев ее в Сохо. Разумеется, он обрушился на Тристана с обвинениями. Федра почувствовала, что ее подташнивает.
– А наши слуги? – шепотом спросила она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...