ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Меня кто-нибудь видел?
– Нет, мисс, не беспокойтесь об этом, – заверила Федру Агнес. – Никто из слуг вас не видел, когда карета подъехала к крыльцу и вас вносили в дом, – сказала служанка. – Да, с вами была еще какая-то испуганная девочка. Кажется, она сказала, что ее зовут Флорой. Де Венденхайм забрал ее с собой. Разве вы не помните, мисс, как вы поднимались со мной по лестнице к вам в спальню?
– Да, теперь припоминаю. – Прохладная рука Агнес приятно холодила лоб Федры.
– Кстати, позже я сказала слугам, что вы поскользнулись на нашем крыльце и упали прошлой ночью, – радостно сообщила служанка. – Оно мраморное, и углы у него острые и ужасно твердые. Я уложила вас в постель, и с тех пор вы все лежите и не открываете глаза. Я уже начала беспокоиться.
Федра подняла обе руки к голове, провела ладонями по волосам. Волосы показались ей грязными и спутавшимися.
– А Вострикова?..
Лицо Агнес немного смягчилось.
– Этот человек, которого зовут Кембл, сказал, что она еще жива. Но ей недолго осталось мучиться. Ах, мистер Кембл такой вежливый, такой предупредительный! Он просил передать вам, что мужчину, в которого воткнули нож, забрали в полицию. – Она передернула плечами и встала с постели. – Мисс, мне даже думать страшно, что за ужас происходил в том доме прошлой ночью.
Агнес дернула за сонетку, и через несколько минут в комнате Федры появились служанка с чаем и лакеи, которые принесли воду для ванны. Когда прислуга покинула комнату, Федра откинула одеяло и села в постели с чашкой чая. Ее руки заметно дрожали. Она должна увидеть Тристана. Должна получить подтверждение… чего-то очень важного для нее…
Но чего именно? Тристан вел себя самым благородным образом, он сделал все, что было в его силах. Между ними теперь ничего не стояло. Не существовало больше связывающей их нити. Он помог ей найти…
– Милли! – Федра поставила чашку на столик. – О, Агнес! Я забыла сказать ему про Милли!
– Милли? – Агнес, стоявшая в эту минуту на коленях перед ванной, повернулась к Федре, ее глаза расширились. – Вы нашли ее, мисс?
– Милли должна вернуться сегодня! – Федра избавилась от одеяла. – Быстрее, Агнес. Подай мне скорее мое голубое платье для прогулок. Мы должны быть там, когда она приедет.
Агнес с сомнением посмотрела на свою госпожу.
– Я не могу позволить вам куда-либо идти, мисс, до тех пор пока не придет мистер Толбот, – сказала служанка. – Он приказал мне никуда вас не выпускать. И пообещал прийти сегодня утром проведать вас.
Федра сбросила с себя ночную рубашку.
– Да? Он так сказал? – спросила она. – Значит, я должна торопиться. Помоги мне, пожалуйста, помыть голову.
Через час Федра уже находилась в маленькой гостиной и время от времени подходила к окнам. Голова у нее кружилась и болела.
Снова и снова ей вспоминались события прошлой ночи. Она впервые в жизни так близко увидела жизнь других женщин, не принадлежащих к ее кругу, и обнаружила, насколько эта жизнь ужасна. Эти женщины были совершенно беззащитны, их отвергло общество, заклеймили позором люди, а они всего лишь пытались выжить.
Через несколько мгновений в центральную дверь постучали молоточком, и безошибочный женский инстинкт подсказал Федре, что это пришел он.
Она уже предупредила лакея, что хочет принять гостя здесь, в маленькой гостиной. Эта комната казалась наиболее подходящей для встречи с Тристаном. Именно сюда она привела его в первый день их знакомства. Здесь он впервые поцеловал ее. И здесь же сегодня она попрощается с ним навсегда. Что они еще могли друг другу сказать? Он больше не должен ей ничего. Она хотела разыскать мать Присциллы, и Тристан стал помогать ей в этом. Сегодня, так или иначе, это дело будет закончено. Федра решила про себя, что если сегодня она не найдет Милли, то прекратит поиски.
Послышался какой-то шум, звук шагов по ковру, Федра быстро обернулась и увидела стоящего у двери Тристана. Одна его щека и висок были красными и слегка припухшими, волосы с той же стороны обгорели, но его глаза, как и всегда, сияли, а на губах играла улыбка.
Он прошел в комнату, и сразу возникло ощущение, что эта комната принадлежит ему. Тристан каким-то непостижимым образом мгновенно заполнял собой все пространство, где бы он ни появлялся. Несколько мгновений он стоял перед Федрой и просто смотрел на нее смеющимися глазами.
– Спасибо, Стаблер, – наконец сказала Федра, обернувшись к слуге. – Нам пока больше ничего не нужно.
Лакей поклонился и вышел из комнаты. Федра закрыла за ним дверь и снова вернулась к своему гостю.
Он обнял Федру, его крепкие и теплые руки заскользили по ее спине.
– Фе… Ты всегда прикрываешься правилами приличия…
Она издала звук, похожий на тихий всхлип.
– Я очень устала вести себя правильно. И я очень рада видеть тебя.
Он взял ее за плечи и слегка отодвинул от себя, стал вглядываться ей в лицо своими внимательными, пронзительными глазами.
– Мы пережили такую страшную и странную ночь, моя дорогая, – мрачно проговорил он. – И я очень рад, что ты не слишком пострадала.
– О, Тристан! – Она заморгала, чтобы скрыть подступившие к глазам слезы. – У тебя на лице ожоги, и ты спалил себе волосы.
– По-моему, я стал даже интереснее, – сказал он с ухмылкой. Но тут же улыбка исчезла с его лица, и он прикоснулся пальцами к темно-красному кровоподтеку на щеке Федры. – Бедняжка, – пробормотал он. – Это, должно быть, очень больно.
– Чертовски больно, – сказала она. – Но я заслужила это. Тристан, прости меня за то, что я так поторопилась.
В его черных цыганских глазах заплясали насмешливые огоньки.
– Ты, Фе? Поторопилась?
Федра вздохнула.
– С этим пистолетом… – сказала она. – Я вбежала в комнату, собираясь спасти тебя. Но, как оказалось, ты знал, что делал и я только помешала, превратила все в хаос.
Тристан запрокинул голову и засмеялся.
– Со мной бы ничего не случилось, я подготовил пути к отступлению, – проговорил он, продолжая смеяться.
Он поправил ей прядку на виске.
– Единственное, о чем я сожалею, так лишь о том, что не смогу рассказывать эту историю в гостях за столом.
Он провел пальцами по ее щеке, потом опустил руки.
– Вострикова умерла сегодня рано утром, – тихо сказал он.
Немного помолчав, Федра спросила:
– А что будет с домом? Что с детьми и женщинами?
Тристан пожал плечами.
– Дом совсем немного пострадал от огня, – сообщил он. – Люди де Венденхайма забрали тех, кто хотел уйти.
– А как твои дела, Тристан? – Она склонила голову набок. – Не зря ты так рисковал? Тебе удалось найти то, что ты искал?
На его губах снова заиграла улыбка, но взгляд Тристана сделался несколько рассеянным, как будто он заглянул внутрь самого себя.
– Мои дела все в порядке, я только стал немного похож на ежика с одной стороны, – сказал он. – И я нашел то, что искал. Все эти бумаги оказались более чем полезны. Востриковой повезло, что она погибла. Она избежала виселицы.
– Тристан… – Она взяла обе его руки в свои ладони. – О, Тристан, мне так жаль, что я втянула тебя во все это!
– Ты никуда меня не втягивала, – поправил он ее. – Этим я обязан своему отцу.
– Да, конечно, я понимаю, – согласилась Федра. – Тем не менее я хочу поблагодарить тебя за помощь. И еще я хочу сказать тебе, что теперь все закончилось. Я ставлю точку в этом деле с Милли. Возможно, сегодня я найду ее.
– Сегодня? – Он озадаченно смотрел на Федру.
– Мы с Агнес собираемся сегодня еще раз сходить в тот дом, – тихо проговорила Федра. – Флора сказала, что Милли может вернуться сегодня. Ты знал об этом?
Брови Тристана удивленно приподнялись.
– Нет.
Федра прикусила нижнюю губу.
– Я хочу предпринять последнюю попытку найти ее, – сказала она после долгой паузы. – Если мне не удастся это сделать, я оставлю ей записку. В конце концов, нам всем нужно немного отдохнуть от этого сумасшествия. И еще мне бы хотелось поскорее увидеть Присс.
Его губы сжались, придав лицу немного сердитое выражение.
Он продолжал держать ее руки в своих ладонях и смотреть ей в глаза. В его взгляде ощущалась усталость, и впервые Федра заметила, что бегущие от глаз Тристана морщинки сделались резче, сильнее обозначились линии вокруг рта.
– В таком случае я пойду с тобой, – наконец сказал он. – Господь знает, этого не стоило бы делать, но я не могу отпустить тебя одну.
Федра почувствовала, как от подступивших слез защипало глаза.
– Ты очень добр ко мне. – Она вздохнула с облегчением: ей совсем не хотелось идти в это ужасное место одной, без Тристана. – Спасибо тебе.
– Подожди, меня рано еще благодарить, – предупредил он ее. – Вот когда дело будет сделано, тогда я с удовольствием приму твою благодарность, Фе.
– Да, конечно, – сказала она.
Он вдруг засмеялся.
– Нам предстоит еще долгий разговор, моя дорогая, – с мрачной улыбкой проговорил он. – Это касается только нас двоих, тебя и меня. И ты должна будешь выслушать меня до конца. Согласна?
Ее взгляд уперся в его белоснежный шейный платок.
– Да, Тристан, – тихо ответила она.
Он сложил руки на груди, продолжая испепелять ее своим тяжелым взглядом.
– Да, – сказал он. – Все образуется.
Когда они приехали в Сохо, дом Востриковой походил на самый настоящий муравейник. Кругом сновали полицейские в синей униформе с медными пуговицами, они разговаривали со свидетелями, выносили из дома коробки и складывали их в повозки.
Федра приказала Агнес остаться в карете. Она прекрасно понимала чувства своей служанки. Очень трудно принять тот факт, что твоя сестра проститутка, и еще труднее встречать осуждение в глазах людей. Итак, Федра направилась к дому вместе с Тристаном, он поддерживал ее под руку. Как хорошо, что она надела шляпку с вуалью!
В нескольких шагах от дома их остановил полицейский, тот самый крупный, цветущего вида сержант, которого Федра уже видела однажды в магазине мистера Кембла.
– Милорд, уже половина народа, жившего в доме, разбежалась, – стал жаловаться он Тристану. – Что же делать? Где их теперь искать?
– Послушайте, сержант Сиск, – проговорил Тристан, – де Венденхайм распорядился не задерживать тех, кто хочет уйти. У нас нет ничего против этих людей. Мы лишь можем помочь тем, кто нуждается в нашей помощи. А детей следует отвести в церковный приют.
– Вот несчастные. – Мужчина тряхнул своей крупной головой. – Думаю, судьям это тоже не понравится.
Тристан достал из кармана карточку и передал ее сержанту Сиску.
– Если магистрат станет задавать вам вопросы, скажите, что вы выполняли приказы лорда Хокстона.
Лорд Хокстон. Теперь Тристан был лордом Хокстоном.
Федра пока не могла осмыслить этот факт, она лишь знала то, что Тристану предстояло в самое ближайшее время заняться организацией похорон отца. На его плечи теперь ложилась ответственность за все обширные поместья, доставшиеся ему в наследство, он должен был исполнять свой священный долг, возложенный на него его титулом и высоким положением. С этого момента жизнь Тристана должна была полностью измениться.
Но сейчас Федру не слишком занимали эти мысли. Они сразу же отступили, стоило ей взглянуть на лестницу и на спускающихся по ней людей. Впереди всех шли несколько женщин, некоторые из них были в открытых платьях, некоторые в чем-то, сильно напоминающем нижнее белье. На верхних ступеньках стояли два босых мальчика, по всей видимости, близнецы. Там были еще несколько девочек не старше двенадцати лет. Их уводили одетые в серые балахоны монахини или служительницы сиротских приютов. У шедших впереди женщин был странно отсутствующий вид, безжизненные глаза, которые, казалось, ничего не видели перед собой.
Тристан тоже смотрел на лестницу какое-то время. Потом он тихо выругался себе под нос.
– Не стоило приводить тебя сюда.
Федра с Тристаном подошли ближе, и в это время мимо них пробежала изможденного вида женщина с потертой кожаной сумкой. Она высоко приподняла подбородок, словно бросала всем вызов или боялась, что ее кто-нибудь сейчас остановит или схватит.
– Постойте, мисс! – крикнула ей Федра. – Вам нужна помощь? Еда или крыша над головой?
Беспокойство на лице незнакомки сменилось какой-то бесконечной усталостью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...