ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет, с нее Дальвига воротит. Возможно, он смог бы постараться и найти вина, но только в кармане нет денег.
Золотой луч окончился, не приведя Эт Кобоса ни к одному шатру. Оказывается, он вел его к Рголу! Измученные девушки с перекошенными от усталости лицами держали на плечах роскошные носилки, а волшебник, развалившись в своей любимой позе на кипе подушек, пальцем лениво закручивал кончик путеводного луча в спираль.
– Вот и ты! – негромко воскликнул князь, завидев бредущего между палатками Дальвига. – Опустите меня!
Носильщицы со всей возможной осторожностью опустили ложе Ргола на землю и застыли в жалких согбенных позах. Казалось, их взгляды, устремленные на Дальвига, наполняли слезы благодарности. Перстенек заворочался в подушках, чтобы оказаться в сидячем положении и устроиться поудобнее.
– Что-то ты не радостен, Сорген, – пробормотал он между делом, бросив на Эт Кобоса быстрый взгляд из-под пушистых ресниц. – Неужели ты не сделал шага вперед, к славе и деньгам?
– Нет, – холодно ответил Дальвиг. – Сегодня я не заработал ничего, кроме боли, усталости и презрения к тому, что совершил.
– Даже так? Боль… Так, значит, ты ранен? – Ргол вытянул шею, чтобы получше разглядеть спрятанную в обрывках грязных тряпок обожженную ладонь Дальвига. – Подойди ко мне.
Эт Кобос заколебался. Ему не хотелось видеть князя, не хотелось говорить с ним и тем более подходить. Однако бросать вызов такому могущественному магу на глазах его рабынь равносильно самоубийству… или же это вызовет очень большие неприятности. Склонив голову, Дальвиг подошел вплотную, сразу ощутив едкий запах пота, исходящий от носильщиц, и тонкий аромат духов, явно принадлежавший Рголу. Князь, как был, сидя на подушках, взял израненную руку Эт Кобоса в свою. Нежными быстрыми движениями он разбросал по сторонам тряпки, которые при его прикосновениях превращались в пыль, растворявшуюся в воздухе. Затем холодными пальцами князь провел по волдырям, налитым красным. Ощущения, посетившие Дальвига, не походили ни на что из того, что он испытывал ранее. Смесь отвращения, облегчения, боли и расслабления. Карие глаза Ргола пристально смотрели в глаза Дальвига, и на сей раз в них не было ни хитрости, ни затаенной угрозы, ни того липкого, гадкого блеска, что гнездились за густыми ресницами во время их первой встречи. В тот момент можно было поверить, что рядом оказался искусный лекарь, испытывающий к пациенту глубокую и бескорыстную приязнь, взявший на себя часть его страданий. Дальвиг чувствовал, что дрожит, и не мог вымолвить ни слова. На его лице отражались десятки огоньков, которые призрачно мигали, гуляя по многочисленным кольцам и перстням князя, а ладонь, сначала онемевшая, вдруг бросила все тело в жар, будто ее сунули в костер.
Изящные пальцы Ргола рисовали на волдырях концентрические окружности, и с каждой новой краснота уходила все дальше, пока не исчезла совсем. В полумраке, причудливо освещенном игрушками князя, Дальвиг увидел, что ладонь его снова покрыта здоровой кожей, на которой не осталось даже крошечных шрамов.
– Ты все-таки взялся за Жезл, – прошептал Ргол, бросив быстрый взгляд на руку Эт Кобоса. В последний раз он провел по ней своими пальцами – непонятно, заканчивая лечение или так, для собственного удовольствия. Дальвига окатила волна крупной дрожи, и он спешно, хотя и мягко, убрал руку прочь.
– Спасибо, – пробурчал он, стараясь не встретиться взглядом с таким отталкивающим и притягивающим одновременно князем.
– Не за что, – ласково выдохнул тот. – Ты получил эту рану ради меня, не отрицай. Излечить ее – самое малое, что я могу сделать. Твоя помощь… я не стану врать, не спасла мне жизни и сражения, но я высоко оценил ее. Ты старался и сделал так много! Я никогда не мог бы ожидать подобного от человека, уверявшего меня, что он стал волшебником всего неделю назад.
– Думаешь, я солгал?
– А что еще мне думать? Посмотри на меня: я сам не знаю, сколько поколений в моем роду занимались магией, и небезуспешно. Дед матери, дед отца, сам отец… у меня хорошие корни, и тем не менее, начав учиться основам волшебства в пять лет, к пятнадцати я постиг только азы. А ты утверждаешь, что за неделю развил в себе способности поймать руками молнию и швырнуть ее в противника?
– Не знаю, как это получилось, – пожал плечами Дальвиг. – Я просто очень сильно испугался смерти. Все вышло само собой.
– Да, да, – задумчиво качнул головой Ргол. – Ты очень загадочный юноша. Вероятно, тебя ждет большое будущее! Не важно, сегодня у нас обоих был тяжелый день. Оба столкнулись с трудностями, которых не ожидали, и оба справились с ними более чем удачно. Чувствуешь в себе какие-то значительные изменения?
– Я уже говорил, ЧТО я чувствую.
– Ну, будет дуться! Если кто-нибудь посторонний посмотрит на тебя со стороны, то запросто примет за пленника, человека проигравшей стороны на допросе у победителя.
– А что я выиграл? – с вызовом спросил Дальвиг, найдя в себе силы снова взглянуть в глаза Ргола. Но опять в них не было никакой враждебности… и это пугало, сбивало с толку.
– Как? – почти закричал князь и внезапно вскочил на ноги, чтобы схватить Эт Кобоса за плечи обеими руками. Дальвиг испуганно отстранил лицо от нацелившейся на него напомаженной бороды Перстенька. – Разве ты не преодолел черную стену, отделяющую тебя от потоков волшебных энергий, текущих через твой мозг?!
– Какую стену? – ошеломленно пробормотал молодой маг.
– Туманная, зыбкая завеса, которая не дает ухватить сверкающую реку, зачерпнуть из нее ослепительной воды небытия, чтобы сотворить нечто! Враг всех мальчишек, учащихся быть волшебниками. Шоры, опущенные на мозг и внутреннее зрение, клетка, в которой содержится наше воображение, запертое туда неведомым образом! Упорный труд, безнадежность, боль и опустошенность после бесплодных попыток. Разочарование в собственных силах, сгубившее больше учеников, чем вырвавшаяся из повиновения стихия! И ты говоришь, что всего этого не было у тебя?
– Нет… – снова пролепетал Дальвиг. – Я… я тщательно изучил Книгу и следовал указаниям. Сила разума, средоточия магических потоков в виде материальных артефактов, самогипноз с помощью слов черного языка…
– И какой же артефакт, какое заклинание помогло тебе растянуть на пальцах молнию, будто это клубок пряжи?! – Казалось, Ргол вдруг лишился сил. Он выдохнул последнюю фразу и потерял пыл, с которым только что говорил. – Конечно, ты просто не знал обо всем этом. Вот так! Незнание позволило тебе совершить столь великое деяние!
Слащаво улыбнувшись, князь сделал пару шагов назад и тяжело опустился на носилки. Дальвиг смотрел на него невидящим взглядом; облизывая губы, он силился понять, что пытается сказать князь. Он, несчастный изгой, запутавшийся в своих намерениях и желаниях мальчишка, – какой-то исключительный по части магии человек? Какая глупость! Он ведь ничего и не делал: попытайся сейчас Дальвиг поймать не то что молнию, брошенное в него копье, вряд ли из этого вышло бы что-то путное.
Ргол несколько раз глубоко вздохнул и провел по лицу обеими ладонями. Поглядев в унылое темно-серое небо, кое-где расцвеченное багровыми пятнами отсветов садившегося за облаками солнца, он беззвучно шевелил губами.
– Чего же ты хочешь, странный юноша, не знающий, какими силами играет? Захватить ту страну, откуда явился?
– Нет, – растерянно и тихо ответил Дальвиг. – Я не замахиваюсь на невозможное. Просто несколько вельмож должны ответить за убийство моего отца… и еще кое-что.
– А… В меру кровожадные и амбициозные намерения. – Ярко окрашенные губы Ргола исказила насмешка. – Ты думаешь, тебе будет позволено пройти к месту их проживания для свершения правосудия?
– Нет, конечно. Придется придумать хитрый план… притворяться, скрываться, наносить удары исподтишка.
– Ах, мой милый мальчик, ты сам не понимаешь, за какой труд взялся, как и того, что с твоими силами он может вдруг оказаться не таким уж невыполнимым… Ты когда-нибудь пытался задуматься, к чему идешь?
– Не раз. И как раз сегодня я понял, что должен идти отдельно от тебя.
– Да? – Ргол удивленно взметнул сурьмяные брови. – Я тоже не стану оставаться здесь дольше положенного. Йелкопан захвачен, я могу вернуться домой. А куда направишься ты? Сколько денег ты добыл?
– Денег? – воскликнул Дальвиг. – Здесь, в этой грязной дыре, где одни звери терзали других? Мне не нужны были их рваные тряпки и кизяки.
– Излишняя впечатлительность подвела тебя, дорогуша! Что поделать, в молодости мы все таковы. Насилие не остановить и никогда не избыть из людской натуры, потому следует либо смириться с ним, либо не замечать, либо приняться бороться везде и всюду. Последняя задача заведомо невыполнима, ибо искоренить насилие можно только тогда, когда мир покинет большая часть его жителей. Да и сам борец к тому времени станет самым великим носителем так называемого зла, более страшным чудовищем, чем любой из его противников… Поэтому в следующий раз не принимай грабящих и насилующих солдат близко к сердцу. Отвернись, если хочешь, и постарайся забыть. Думай о своих заботах, друг Сорген, это помогает. Если б ты озаботился поиском золота сегодня днем, а не разглядывал ужасы на улицах Холатырена, то смог бы пополнить свой кошелек. Эти люди жили в грязи, как свиньи, – но потому, что для них в этом нет ничего предосудительного или неприятного. В самом убогом доме, в каком-нибудь укромном местечке, обязательно спрятано несколько золотых. Обошел десяток домов – и разбогател на два-три десятка монет. Хватит, чтобы прожить до следующего штурма, хе-хе-хе.
– Я больше не буду участвовать в штурмах, – отрезал Дальвиг.
– А как же твои враги? Подошлешь им тайных убийц?
– Возможно.
– Хм. Вельможи Энгоарда – способные колдуны, как я слышал. Таких непросто взять ядом или ударом кинжала из-за угла.
– Хватит, Ргол, я прошу тебя! – взмолился Дальвиг. – Я валюсь с ног и мне не хочется слушать уроков о том, как правильно грабить город после его взятия толпой озверевших дикарей. Лучше… попытаюсь добыть денег другим способом.
– Считай, что уже добыл. Я даю тебе в награду за помощь шестьдесят золотых – довольно щедро для человека с моими заботами, поверь!
– Ах, даже так! А я уж было подумал, что твоя награда будет заключаться в полезных советах.
– Не нужно язвить, мой дорогой, – мягко упрекнул Ргол, но за мягкостью вдруг промелькнула сталь. Тонкие пальцы князя сжали одну из подушек, оставляя на ее алой поверхности черные дыры. Дальвиг выпрямил спину, готовясь с гордостью выдержать гнев Перстенька – но его не последовало. Вместо этого князь продолжил говорить как ни в чем не бывало, неспешно и устало. – Очень часто совет оказывается более ценным, чем мешок монет. Твоя юношеская страсть, желание идти наперекор нытью такого старого и противного человека, как я, вполне понятны, хотя и не очень приятны. Однако ради твоего же блага я прошу выслушать меня до конца и воздержаться от колкостей. Возможно, шестьдесят монет – это нищенская подачка, но это на самом деле все, что я могу себе позволить.
– И скольких же солдат я смогу здесь нанять на такую сумму? – не удержался Дальвиг, Легкая усмешка сама собой оказалась на лице.
– Нисколько. – Ргол ничего не заметил, или сделал вид, что не заметил. – Кочевники не пойдут воевать за пределами Страны Без Солнца. Кроме того, нет на свете более трусливых, неловких и привередливых солдат, чем они. Неужели ты намеревался вести толпу этого сброда за собой на многие льюмилы, провести через границу Энгоарда и спокойно добраться до своих обидчиков?
– Ну… – Усмешка с позором сползла с губ. Стушевавшись, Дальвиг опустил лицо. – Я над этим не задумывался.
– Зря, – вздохнул Ргол. – В любом даже самом пустяковом деле нужно сначала как следует подумать. Гораздо ближе к месту назначения, вполне возможно, даже в самом Энгоарде, ты можешь нанять себе солдат. Умелых, хотя и дорогих. А еще лучше было бы обратиться к помощи волшебной. К примеру, в Гирм-Марахе, горах на севере Белоранны, в Ущелье Мертвой головы, живет Толоха Урод. Тот перстень, что сейчас на твоем пальце, может привести в нужное место, если попросить его на Черном языке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...