ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Неизвестно, встревожил ли факт возрождения Беорна кого-то из его прошлых врагов, но до Дальвига пока не доходили никакие слухи. Любуясь по уграм белеющими свежим деревом воротами, вычищенным рвом и ровными гаревыми дорожками, он нет-нет да посматривал на дорогу. Каждый раз он боялся, что посланные в леса засады разоблачены и перерезаны, а враг подкрадывается к стенам. Однако ни Симу, ни остальных не интересовали изменения, произошедшие с Беорном. Эт Кобос, конечно, пригрозил всем крестьянам, чтобы те держали рты на замке, уверяя их, что узнает, если кто-то проговорится, и покарает за это со всей строгостью. Послушались они, нет ли? Спокойные дни продолжали тянуться один за другим. На всякий случай Дальвиг наложил на замок охранное заклятие, которое не выдавало его истинного вида. Со стороны прохожему показалось бы, что он видит только черные неопрятные руины. На сотворение этих чар Дальвиг потратил целую ночь, пожертвовав очередной встречей с Хейлой. Заклинанию его научила она сама, прибыв в замок в первый раз. Целых полчаса в самую глухую полночь Эт Кобос читал длинные и сложные фразы заклинания, большую часть которых он пока не мог толком понять. Хейла не верила, что все получится, и порывалась сотворить волшебство вместо него, но Дальвиг упорно отказывался от помощи, даже запретил ей присутствовать во время колдовства.
Кроме искажения внешнего вида, заклинание давало замку защиту от всевозможных магических и не магических атак. Дальвиг заливал водой огонь, рождал и гасил молнии, дробил в ступке камни и ломал деревянные дощечки. Пот лил с него градом, воспаленный взгляд отказывался воспринимать окружающий мир. Ему казалось, что все тело светится от тех энергий, которые прошли через него из иных измерений и воплотились в невидимый щит, укрывавший замок со всех сторон. Дальвигу представлялось, как за стенами башни с ночного неба срываются клубы чернильной тьмы, бурлят и меняют цвет, рождая вдруг радужное сияние и далекий гром.
Стены, ворота, ров, окна и двери поглощали эту призрачную субстанцию, наливаясь таинственной, неощутимой для простого смертного силой.
Бальядер, который как всегда шлялся по двору допоздна, пьяный и злой оттого, что никто не желает слушать его философствований о смерти и предназначении человека, потом поведал Дальвигу, будто видел беззвучную грозу, бушевавшую над Беорном. Эт Кобос, потративший на заклятие все силы, слушал его в постели, рядом с горящим камином и с кубком густого, подогретого вина в руках. События прошлой ночи казались ему горячечным сном, потому он со вниманием выслушал рассказы старого пьяницы о красной молнии над воротами и багровом тумане, плывшем по двору. Бросив слабой рукой золотую монету, Дальвиг велел Бальядеру помалкивать об увиденном, чем изрядно удивил наемника. Тот-то ожидал, как всегда, неверия и насмешек… Теперь он вдруг стал носителем некоей тайны, известной только ему и могущественному хозяину.
Только к вечеру Дальвига оставила тошнота и он смог встать на дрожащие ноги, чтобы доползти до окна. Снаружи веяло холодом, от которого не спасал даже халат из толстой и нежной шерсти, купленный за десять золотых. Глядя слезящимися глазами на мрачное небо, забитое дождевыми тучами, Эт Кобос впервые задумался, каких же сил, какой цены требует от волшебников настоящая мощная магия? Слов нет, вчера он постарался на славу. Однако не стоит тешить себя напрасными надеждами – перед опытным волшебником это заклинание не выстоит долго. Плод неимоверных усилий, его гордость, его первый серьезный магический опыт падет прахом, если здесь появится Сима. Удрученный такой мыслью, Дальвиг в который раз задал себе вопрос: чего он пытается добиться, отстраивая замок и налаживая в нем жизнь? Долго это продолжаться не будет. Рано или поздно до Симы или до кого-то из его друзей дойдут слухи, и они решат проверить, как обстоят дела. Никакая маскировка не поможет, если за дело возьмется умелый колдун. Все станет на свои места, и Беорну придется плохо. Теперь за его стенами нет равного нападающим противника, каким был отец Дальвига. Сына они раздавят, как гнилой орех, не затратив особых усилий…
Так на что же он надеется, глупый мальчишка? Каким путем вообще можно прийти к мести, столь неподъемной для его слабого плеча? Только одно Дальвиг знал точно. Никогда, ни за что он не сможет забыть обиды и жить, наплевав на. врагов. Пока они топчут землю, ему нет покоя. Или они – или он, совместного существования не будет.
В нем теплилась надежда, что благодаря какому-нибудь счастливому стечению обстоятельств Сима или кто-то еще явится сюда неподготовленным, что Дальвиг сможет захватить врага врасплох и нанести удар до того, как тот станет сопротивляться в полную силу. Призрачная надежда, но тем не менее…
Тяжело вздохнув, Дальвиг побрел к столу и прочитал лежавшую там записку Хейлы, принесенную летающим демоном.
«Милый мой Сорген! Я пыталась вызвать тебя, но ты не отвечал. Что случилось? Должно быть, зря я научила тебя Замковому Щиту! Таким молодым и слабым магам, как ты, опасно браться за сложные заклинания. Они могут подорвать твое здоровье так сильно, что потом уже никогда не стать прежним. Надеюсь все же на лучшее. Набирайся сил; некоторое время я не стану тебя беспокоить, и ты тоже не пытайся звать меня. Больше кушай и пей вино, которое я тебе оставила! Твоя Хейла».
Наплевав на советы подруги, Дальвиг вызвал ее тем же вечером, когда смог одеться и наконец поужинал, не рискуя извергнуть все назад. Хейла явилась в белом платье с длинным подолом и кружевными рукавами, с глубоким декольте. В ложбине между грудей горел громадный кровавый рубин на золотой цепи. Волосы на сей раз были чернее воронова крыла. В локонах, роскошных, пышных, благоухающих незнакомыми ароматами, пряталась серебряная диадема с желтой звездой из топаза. Дальвиг не мог скрыть своего восхищения, потому что сегодня Хейла была как никогда женственна и красива. Куда только делись ее широкие плечи и узкие бедра! Она была прекрасна и, кажется, даже немного смущалась своей красоты.
– Сбежала к тебе прямо с бала, – смущенно призналась Хейла, проводя пальцем по краю стола. – Там собралось много скучных стариканов и напыщенных юнцов.
Через мгновение, потушив свечи, они уже слились в одно целое в крепких объятиях. Платье беспорядочным ворохом отлетело прочь, а драгоценности со стуком покатились по коврам. Словно маленький ураган, любовники метались по комнате и успокоились в кровати очень не скоро.
Дошло до того, что страстная, вечно ненасытная Хейла сама прошептала ему:
– Хватит! Не знаю, что ты там сделал с собой, чтобы вернуть силы, но всему должен быть разумный предел. Нужно беречь себя, любимый мой!
Дальвиг не стал спорить и убеждать ее, что никаких восстанавливающих силы заклинаний он не применял. Послушно повернувшись на бок, он быстро уснул под мягким боком женщины.
Утром ее уже не было – лишь диадема с желтой звездой, забытая Хейлой, тусклая и невзрачная, лежала под столом. Отдохнувший Дальвиг пожалел, что подруги нет рядом. Отчего она уходит всегда так быстро, словно там, в далекой Зэманэххе ее постоянно ждут неотложные дела? Сердце кольнула иголочка обиды. Разве так бывает, когда женщина без ума любит мужчину? Впрочем, не ему судить об этом. Он еще слишком неопытен.
Что ж, раз других забот у него на сегодня нет, следует заняться одним важным и неприятным делом, которое не терпит отлагательств. Неспешно позавтракав, Дальвиг вышел на балкон с изуродованной во время штурма и до сих пор не восстановленной балюстрадой. Серую землю замкового двора покрывал иней, похожий на рассыпанную соль. Идущие по своим делам редкие солдаты и слуги растаптывали бело-серые крупинки с громким хрустом. Казалось, пришла зима и это трещит снег.
Бальядер стоял посреди двора и смотрел на пар, выползающий изо рта навстречу красному глазу солнца, выглядывавшему из-за восточной стены.
– Есть ли облако, мною выдыхаемое, Бог? – громко вопрошал он. Тащившая помои молодая служанка шарахнулась от пьяницы прочь и облила себе подол. Слушая ее истошные ругательства с добродушной улыбкой, Бальядер поднял голову и увидал Дальвига.
– О-о-о!! Доброе утро, досточтимый хозяин! Не правда ли, каждое утро прекрасно, чисто и свежо после ночи, наполненной винными испарениями, злой вонью перегоревшего окорока и бесстыдными стонами похотливых женщин? Хотел бы я очищаться от скверны каждый раз, когда вижу восходящее светило! – Не ожидая ответа, Бальядер опустил голову, покачал ею и побрел прочь. Дальвиг посмотрел на его длинную, уныло согбенную тень и пожал плечами. От воспоминаний о Хейле, ее сладострастии и громких криках любви ему очищаться нисколько не хотелось. Вот разве что после употребления слишком большого количества южного вина утром иногда болит голова, но, чтобы избавиться от похмельной мигрени, не нужно солнце! Где-то в Книге есть одно полезное на этот счет заклинание… Поежившись на ветру, Дальвиг безучастно посмотрел, как солнце, едва оторвавшись от кромки стены, пропадает в непроницаемо сером облаке. Запахнув полы халата, он покинул балкон, чтобы одеться и идти на самый верх башни. Там уже давненько томились пленники, которых сегодня следовало наконец использовать.
Еще до завтрака он приказал связать всех троих. Дело представлялось отвратительным, так что хотелось покончить с ним как можно скорее. Дальвиг нарочито медленно поднимался по узкой башенной лестнице, при этом явственно чувствуя, что ему уже не по себе. Глядя себе под ноги, он пытался отвлечься и принялся разглядывать ступени. Все они были иссиня-черные, с ровными кромками. Замку Беорн было не больше пяти сотен лет, и они не успели еще истереться. Пережили, оставаясь такими же, как сразу после рождения, одного хозяина, второго и третьего… Скольких еще могут пережить? Если только вскоре сюда не явятся разъяренные волшебники и не сотрут ступени вместе с башней в порошок. Представив холм из серой пыли на месте Беорна, Дальвиг вздрогнул, сжал зубы и покачал головой. Нет, не бывать этому! Никогда. Он, потомок славного рода Беорнов и сын непокорного, пошедшего против всех остальных, Кобоса, сделает что угодно для своей победы. И сейчас он не колеблясь войдет к беззащитным пленникам и сотворит с ними нечто очень плохое. Плевать, что они безоружны и безобидны. Они служили Симе. Как знать, может, девять лет назад эти обрюзгшие хари состояли в войске, взявшем Беорн? Быть может, именно эти грязные лапы хватали мать Дальвига, а эти вислые губы тянулись к ее нежной коже? Тогда ведь никто не задумывался над беззащитностью жертв и не мучился угрызениями совести.
Когда Эт Кобос подошел к запертой на засов двери, он уже тяжело дышал и скрипел зубами от ярости. Разум его помрачился: он слышал смутные крики и, казалось, вспоминал, как грубая пьяная солдатня с хохотом окружает высокую женщину в разорванном платье. И эти гнусные рожи – среди них!
Пожалуй, теперь он распалился даже слишком сильно. Дальвиг едва сдержал себя – ему хотелось ворваться внутрь и разрубить негодяев на тысячи мелких кусочков!! Несколько раз глубоко вздохнув, он постоял перед дверью, чтобы вспомнить, для чего же пришел. Справа в сундуке – зловещая черная сумка, а внутри нее нечто вроде кочана капусты. Взяв ее и держа перед собой, словно полную зловонной грязи, Дальвиг снова приблизился к двери. Она была почерневшей, покрытой разводами мертвенно-бледного грибка. Пахла плесенью. Какой плохой запах! Слишком много воспоминаний. В детстве он везде и всюду преследовал Дальвига – в башне, во дворе, в заброшенном центральном здании.
Однако, открыв дверь и шагнув внутрь, Эт Кобос понял, что бывают запахи гораздо хуже. В тесной и темной комнатушке стоял настоящий смрад, смешанный из запахов нечистот, застарелого человеческого пота и дрянной пищи вроде сгоревшей пшенной каши. Дух был таким тяжелым и сильным, что вышибал слезу. Застыв на пороге, Дальвиг принялся лихорадочно шарить по карманам в поиске платка. Теперь он всегда носил с собой пару сбрызнутых духами – так присоветовала Хейла, когда обучала хорошим манерам. Вот только в данный момент ни одного из этих приятно пахнущих кусочков ткани в карманах не оказалось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...