ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его будто прорвало: слова полились ручьем, руки сами собой принялись размахивать, а взгляд – метаться с лица на лицо. – Я никогда не верил Белым и их лицемерному учению, никогда! Даже будучи мальчишкой… и отец, пока был жив, не старался сделать из меня поклонника тучек в небесах. Да! Постоянные проповеди Ханале были мне противны… а у вас я сразу почувствовал честность. Правильную сторону, на которую я должен встать!
– Хорошо. – Рэмарде и на самом деле казался довольным. – Но понимаешь ли ты, что Необходимость потребует от тебя большего, чем одна только месть? Она потребует идти дальше по дороге борьбы. Ряды наших врагов не ограничиваются Симой и его приспешниками, они намного, намного многочисленнее. Они сильны и могучи. Ты готов встать лицом к этой угрозе?
– Да, конечно!
– Какой смелый мальчишка! Так держать! – поощрительно взревел Бьлоргезд. – Мир никогда не отравит его мозги!
– Так ли это? – снова спросил Рэмарде. – Здесь не будет передышек и перемирий. С недавних пор, не без твоего участия, вражда Черных и Белых вспыхнула с новыми силами. Теперь война окончится только после полной победы одной из сторон. Белые должны быть уничтожены – все, до последнего человека. Ты готов идти так далеко, Сорген?
– Да! – закричал Дальвиг. Мышцы его непрерывно дрожали, и сейчас, случись идти в битву, он ринулся бы вперед не разбирая пути, лишь бы рубить, валить с ног, рвать зубами! Пальцы судорожно сжимались, желая сомкнуться на рукояти меча – но увы, тот остался где-то далеко, в ином мире.
– Тогда иди и борись! – торжественно сказал Рэмарде. – Будь умен и осторожен: всегда помни, что ты сражаешься не только за себя, но и за Теракет Таце!
– И никому не доверяй, кроме себя самого и нас! – прошелестел шепот Фонрайля, мягкий и вкрадчивый, как шорох подбирающейся к мыши змеи.
– И никогда не сомневайся, вынимая меч! – прогремел Бьлоргезд. – Режь и бей без жалости: жалость – достояние слабых, глупых и мертвых!
– Наше благословение и наша поддержка будут теми подарками, которые ты получишь сегодня, – закончил Рэмарде. Внезапно кресла Старцев, лед, девушки с опахалами и столики стали расползаться в разные стороны, торопясь раствориться в багровой темноте. – Ступай! Мы встретимся еще не раз.
Мимо разгоряченного тела Дальвига промчался прохладный ветер. Озноб пробрался под одеждами по спине и впился ледяными зубами в кожу сразу в нескольких местах. Эт Кобос поежился и обхватил себя руками, пытаясь удержать стремительно испаряющееся тепло. Он с удивлением увидал, что стоит рядом с дверью, а из окна тянет осенний холод. Тучи на небе ушли, и в фиолетовых небесах зажигались первые звезды, такие же холодные, как и ветер. Ничего вокруг не напоминало о том, что Дальвиг отсутствовал. Только пот, ставший жутко холодным, терзающим тело. Только слова, все еще отдающиеся эхом в ушах.
Спускаясь вниз, Дальвиг кутался в меховую куртку и трепал золотую кисть, свисающую с ее борта. Значит, сегодня время его «магического детства» истекло. Отныне не только он может потребовать себе помощь, подув в Дудочку, но и сам может быть призван неизвестно кем, неизвестно куда… Чего стоит какому-нибудь болвану за тридевять земель пожелать помощи в каком-нибудь пустяковом деле? Дальвигу придется бросить здесь все дела и отправляться туда? В первый раз его посетили сомнения в правильности устройства Лиги, но он их тут же отбросил. Без Дудочки и приходящих на выручку Черных братьев и сестер он сам уже был бы покойником. Хейла спасла его, так что придется платить за это сполна. Нечего возмущаться!
– Эй, эй! – вскричал Дальвиг, врываясь в кухню, где большинство наемников грелись у огромного очага с кружками вина и пива в руках. – Сегодня будет праздник! Режьте баранов, которых вчера привезли из Крайла, месите тесто для лапши да покажите мне вина, я выберу из них лучшие.
Пораженные солдаты и слуги на миг застыли, глядя на необычно возбужденного хозяина и на лихорадочный, нехороший блеск его глаз. Потом наемники мощью дюжины с лишним глоток потрясли потолки в крике «Ура!», а кухарки кинулись исполнять приказы. В кухне закипела бурная деятельность, в хлеву обреченно закричали несчастные бараны, солдаты завели веселую и непристойную песню. Дальвиг лично отправился в подвал и выбрал из множества бочонков тот, что был побольше и не так отдавал кислятиной. Прежде чем снова заткнуть бочонок, Дальвиг бросил в него щепоть порошка, светлого и зернистого, как песок.
При свете множества свечей в зале, в котором шесть каминов не могли разогнать осеннего холода, собрались все наемники. Пир шел горой, и даже тем, кто нес службу на стенах, развеселившиеся сверх меры товарищи относили кубки вина и куски быстро остывающей баранины. Дальвиг, обычно такой строгий, глядел на это сквозь пальцы, и только на предложение затащить сюда всех женщин, какие имелись в замке, – ответил отрицательно и твердо. Уже к ночи большая часть пьяниц угомонилась и дрыхла прямо на столах, а то и под ними. Дальвиг, с которого давно сошла удивившая всех радостная возбужденность, был мрачен и тих. Исподлобья осматривая наемников, он думал о будущем.
– Сударь! – Срывающийся вопль вывел его из задумчивости. Рядом, покачиваясь, стоял Эндамон с кружкой в руке. Ухоженные прежде волосы были разлохмачены и свисали на лицо слипшимися прядями, подбородок был покрыт жиром. – Какие заботы… ик… гнетут вашу светлую голову?
– Пускай они останутся при мне, – ответил Дальвиг, отворачиваясь в сторону. Однако хмельной наемник не понял этого жеста. Опершись на стол руками, он склонился к плечу Эт Кобоса и стал жарко доказывать: – Я – справедливый солдат и честный слуга. Когда мне платят – я делаю… ик! Но, о чем я хотел спросить? Ах да! Я заметил, что пленникам наверху больше не носят ни воды, ни еды… разве так можно? Можно, конечно, их пытать или просто лупить, однако кормить при этом не следует забывать!
– Что за глупые идеи пришли в твою тупую башку! – раздраженно воскликнул Дальвиг и бросил пустой кубок на столешницу. – Они наказаны. Подумаешь, посидят без жратвы пару-тройку деньков! Ты же сам видал, сколько на этих боровах было жира? Они и за неделю без еды не отощают.
– Нет! – плаксиво возразил Эндамон. – Ведь толстякам жрать хочется всегда даже больше, чем нам, тощим! Это для них самая страшная кара. Давайте, я унесу им по куску баранины, а потом как следует отлупцую?
Дальвиг тяжело вздохнул и залез в карман, где лежал кулечек с маковым порошком. Быстро швырнув щепоть в лицо Эндамона, Эт Кобос коротко приказал: «Анарерт!» Наемник, открыв рот, чтобы сказать еще какую-то глупость, вдруг закатил глаза, всхрапнул и рухнул на пол, разлив остатки вина из кружки себе на штаны. Через мгновение мощный храп возвестил о том, что на одного спящего в зале стало больше.
Кажется, Эндамон был последним, оставшимся на ногах. Кто-то дрых здесь, в зале, кто-то смог найти в себе силы и уплестись наверх, в комнаты. Пара человек еще шевелилась за столом, но, судя по их бессмысленным взглядам и движениям, они от спящих отличались очень мало.
Дальвиг легко поднялся на ноги и шагнул. Его слегка занесло в сторону: оказывается, он выпил тоже достаточно! Зрение немного туманилось, а мысли разбегались. Ни одну из них Эт Кобос не смог ухватить и проследить до конца. Пока он добрался до лестницы, ему последовательно подумалось о том, что обеденный стол уже стал черен и его пора скоблить, потом о кубке, который он опрометчиво швырнул и мог помять, а после о пленниках, превратившихся в ходячих мертвецов. Рано или поздно придется показать их остальным… как? Впрочем, тут же Дальвиг забыл о них и попытался вспомнить, сколько денег осталось в его сумках. Прилетал ли уже эзбанс с докладом? Зачем он выпил столько много вина?
Вконец запутавшись в целом ворохе разнообразных дум, толкавшихся в мозгу, как торопящиеся к насыпанному в кормушку зерну куры, Дальвиг упал на свою кровать и сразу уснул.

КРОВАВЫЙ ИНЕЙ

Утром он проснулся поздно, с тяжелой головой и налитыми железом веками – они никак не желали открываться. Тусклый свет солнца, укутанного пеленой полупрозрачных облаков, казался невыносимо ярким, виски ломило… Едва поднявшись на ноги, Дальвиг с выражением муки на лице проковылял к столу и нашел на нем завядший лист белладонны, сорванный пару недель назад. Он приложил похожий на полусырой клок пергамента листок к виску и прошептал заклинание, вытягивающее боль из тела. Белладонна постепенно набухла, почернела, будто наливаясь кровью. Боль в голове притупилась, превратившись в неприятное, пугающее пульсирование. Дрожащей рукой Дальвиг поднес лист к магическому огню – и тот вспыхнул, разом превратившись в пламя. Хоть оно и было холодным, Эт Кобос по привычке отдернул пальцы и с неудовольствием обнаружил, что сердце прыгает, как у увидавшего лису зайчишки. Потом он глубоко вздохнул и с облегчением понял, что почти здоров. Разве что небольшая слабость в ногах или до сих пор дрожащие руки… пустяки.
Спустившись в обеденный зал, Дальвиг безжалостно усмехнулся, когда увидал там больше десятка опухших с похмелья наемников. Каждый лечился как мог – кто лакал пиво, кто – простоквашу, кто травяной настой. Судя по квелым фигурам и кислым рожам, никто не мог похвастаться успехом.
По приказу хозяина всех страдающих пьяниц изгнали прочь, чтобы они своим видом не портили аппетит. Кухарки подали Дальвигу на завтрак тонкие ломтики окорока, вымоченные в терпком южном вине, и зажаренные хлебцы с маслом. Эт Кобос снова криво ухмыльнулся, вспомнив самого себя, жующего опротивевший козий сыр и яйца. Есть ему особо не хотелось, так что он ограничился пробами, выпив напоследок немного подогретого, разбавленного вермута. Настроение немного улучшилось, и Дальвиг решил подняться к себе, чтобы переодеться для конной прогулки. Однако не успел он приготовить куртку и штаны, выложив их из шкафа на постель, как за окном раздались далекие выкрики и даже свист стрел. Солнечный свет померк: окно закрыла скользнувшая в комнату тень. На стол, разбрасывая с него свитки, мешочки и шкатулки, плюхнулся эзбанс. Как всегда, его острые чешуйки безжалостно расцарапали столешницу. Брюхо разверзлось, выпуская наружу лапы, и демон затормозил около самого края стола. Голова закачалась на длинной шее, будто сгибаемый ветром цветок.
– Ты так оставишь меня без стола, – проворчал Дальвиг вместо приветствия. Демон зашипел, выпуская из уголков огромной пасти глаза на стебельках. За закрытым ртом он шипел намного тише и глуше, однако волшебный перстень исправно переводил.
– Что тебе важнее – стол или вовремя доставленная весть? – Тон, как это ни странно, казался сердитым. Дальвиг открыл рот, чтобы поставить наглого демона на место, но тут в дверь забарабанили.
– Сударь! Высокий Дальвиг! – орали сразу несколько голосов. – Мы видели чудовище, оно влетело в ваше окно!
– Проваливайте! – рявкнул Дальвиг. – Ступайте прочь, недоумки! Разберусь и без вас!
Из-за двери послышалась возня, потом невнятная перебранка. Наконец наемники удалились, громко топоча на лестнице. Эт Кобос снова взглянул в зеленые глаза эзбанса, но говорить теперь ничего не стал.
– Я летал, много, долго, – хрипло прошипел демон и пару раз медленно шевельнул стебельками. – Кругом было пусто. Но потом я увидал их: пятьдесят двуногих, бескрылых сосателей материнских тел идут сюда с севера. Дающий кровь! На них надета железная кожа, на боках болтаются железные когти, а в руках – длинные палки. Вечером ты сможешь увидеть их из своего окна.
Дальвиг почувствовал, как сжимается грудь и неведомая сила не дает вдохнуть, парализуя мышцы. Слыша внутри гулкие, долгие удары сердца, он повернул голову и поглядел в окно на затянутые серой дымкой холмы. Нет, конечно! Пока там никого нет, но спокойной жизни в тот самый миг пришел конец. В самом скором времени Дальвигу предстояло узнать, совершил ли он роковую ошибку, вернувшись сюда. Быть может, умереть? Попасть в плен? Подвергнуться унижениям и страданиям? Или победить и торжествовать??
С трудом успокоившись, сжав дрожащие пальцы в кулаки., Эт Кобос поднял голову и торжественно сказал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...