ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Победа была полной, жестокой и скорой. В красно-коричневой, еще более жидкой, чем раньше, грязи лежало пятьдесят парящих свежими ранами трупов. Рядом с дорогой на поседевших от инея травах блестели крупные алые капли, будто рядом внезапно появилось покрытое спелой клюквой болотце.
Нападавшие потеряли только одного человека. Вражеское копье пронзило его снизу вверх, скорее случайно, чем нарочно; он был вырван из седла и упал наземь, похожий на насаженную на иглу бабочку. Никто не обращал на него внимания – товарищи убитого спешно обшаривали телеги и трупы в поисках ценных вещей. Никто не бросил даже мимолетного взгляда на хозяина, застывшего впереди, словно его не было вовсе. Дальвигу было все равно. Он закрыл глаза и сполна насладился триумфом. В священном трепете он верил и не верил в случившееся и боялся, что если откроет глаза, то ничего не увидит. Какое глупое мальчишество! Встрепенувшись, Дальвиг глубоко вдохнул холодный воздух, пропитанный, как ему казалось, запахами битвы. Похожие на стаю волков наемники глядели на него исподлобья и немедленно отворачивались, стоило Дальвигу обратить взор на кого-то из них. Тогда он отъехал подальше вдоль дороги, обернулся к невидимому Беорну и, воздев меч к небу, равнодушно-серому, бурлящему, прошептал:
– Смотри, Сима! Я вернулся. Скоро придет и твой черед вот так валяться в грязи!
Он мог, конечно, прокричать еще много обидных для Симы слов. Безусловно, тот будет взбешен, когда узнает, сколь бесславно и страшно был проигран первый бой с мальчишкой, недобитым последышем врага… Тем быстрее и ужаснее будет его месть. Возвращаясь домой, дрожа от холода и нехороших предчувствий, Дальвиг непрерывно думал об этом. Мимолетная радость выигранного боя и восхищение собственными успехами быстро уступили место страху перед будущим. Что, что же он делает?? Чего хочет добиться, в конце концов? Сгинуть навсегда, поцарапав Симу, как слабенький котенок, которого несут топить? Разве это будет месть, достойная памяти отца, матери, сестры и всех тех, кто погиб в замке Беорн много лет назад? Нет, конечно, нет. Но что он может сделать еще? Скрыться из замка и жить в лесах, как разбойник? Выжидать момент, когда можно будет напасть на самого Симу в его замке или на дороге? Безнадежно. Даже если Высокий Сима станет в одиночестве спать посреди глухого леса, у Дальвига нет шансов подобраться к нему на расстояние удара. Что же тогда? Ответа не было, и Эт Кобос не мог найти себе, места.
В замке все чурались его и сторонились, как прокаженного. Кухарки старались быстрее скрыться за прокопченной дверью кухни, служанки разбегались с пути, как тараканы. Наемники не желали покидать конюшен, внезапно воспылав любовью к коням. После долгой поездки по грязи те были изрядно испачканы, и солдаты принялись чистить и мыть им бока.
Впрочем, Дальвигу было все равно. Он предпочел не заметить, что служанок стало как будто бы меньше, чем вчера, отказался от ужина и сразу поднялся в свою комнату. Не зажигая света, дрожащий, он стянул мокрые и грязные одежды, надел теплое белье и шерстяной халат, а потом забрался под одеяло.
За окном, в мутном свете затянутой пеленой облаков луны, ему привиделся скорбный женский лик. Сперва Дальвиг хотел вскочить и выглянуть наружу, чтобы рассмотреть видение как следует, но потом решил, что это – всего лишь бред наяву. А если и нет, вряд ли он увидит лицо четче, чем отсюда, из-под теплого и уютного одеяла.
– Уходи! – прошептал Дальвиг сквозь зубы. – Если не можешь помочь, нечего пялиться. Ты мне не нужна!!
Дунул ветер, понес облака, перемешивая их и сгущая. Лунный свет померк и призрачный лик растаял во тьме без следа… Дальвиг еще долго ворочался не в силах уснуть. Глубокой ночью он услышал осторожные шаги за дверью – потом громкое шелестение воздуха и хлопок, будто кто-то решил прямо на лестнице вытряхнуть половик. Следом до уха Эт Кобоса донеслись сдавленные ругательства, глухой вой – кому-то явно зажали ладонью рот – и дробный грохот скатывающихся по лестнице тел в доспехах. Отбросив одеяло, Дальвиг схватил меч и выбежал из комнаты. Повинуясь его заклинанию, под потолком загорелся слабый магический огонек, но и без него Эт Кобос хорошо видел мерцание ступеней в том месте, где находились сработавшие ловушки с Огненной Чесоткой. «Кое-кому предстоит трудная ночь в компании с горящими страшным зудом волдырями на коже», – подумал Дальвиг, криво ухмыльнувшись. Быстро вернувшись в комнату, он взял пузырек с крапивным соком и подновил ловушки, а потом вернулся и снова забрался под одеяло. Остаток ночи прошел спокойно.
Утром Эт Кобос вел себя как можно осмотрительнее и не зря – в самом низу башенной лесенки, у двери в обеденный зал, была прилажена хитрая ловушка с заряженным арбалетом. Судя по высоте, на которой его укрепили и липкой мази на острие стрелы, недоброжелатели хотели поразить ненавистного колдуна в ноги и усыпить либо парализовать. Нетрудно догадаться, что последовало бы потом – пытки, чтобы узнать о противоядии. Дальвиг подумал было, что не сможет всегда быть настороже или забудет когда-нибудь заблаговременно поставить ловушку и окажется в путах, в руках наемников, которые как следует с ним развлекутся. Пытки и издевательства они применят обязательно, чтобы сполна расквитаться за свой страх. Так, может, пока не поздно, стоит уничтожить противоядие? Пусть уж в случае чего наемники не смогут оказаться победителями.
Однако эту мысль Дальвиг не довел до конца. В обеденном зале царила суматоха: кухарки бестолково носились из угла в угол с какими-то узелками и непрестанно стенали. Из их воплей Дальвиг понял, что замок уже взят в осаду.
Выйдя во двор, он увидал, что ворота закрыты на толстенные засовы из окованного бронзой дуба. Рядом не было ни одного наемника, но несколько человек торчали на стенах, размахивая руками и что-то вопя. Дальвиг взбежал наверх по высоким ступеням круто поднимающегося уступа и, заслоняя глаза ладонью от низко висящего утреннего солнца, поглядел на север. У подножия холма, на котором стоял Беорн, на опушке голой тополиной рощи с одной стороны и у густого березового леса с другой горели костры. Белесый дым плотными полосами расстилался вдоль самой земли и не позволял разглядеть в точности, сколько войск пришло под стены замка. Виднелись громоздкие телеги, с которых крошечные солдаты сгружали части каких-то осадных орудий. Рядом стояли уже готовые – большие деревянные щиты на колесных лафетах и похожие на гигантские арбалеты баллисты. Тут же валялись пучки больших стрел и рядами стояли бочонки с маслом.
В дыму тут и там мелькали красные плащи подданных Высокого Сьерина; у тополей были составлены в пирамиду щиты троллерцев, на которых вставал на дыбы стальной медведь. Воины Оада славились умением точно и далеко стрелять из луков: за спиной у них висели объемистые колчаны с запасами огненных стрел. Люди с топорами пришли из Лемгаса – там не признавали мечей.
Снова, как и много лет назад, войска соседей объединились, чтобы уничтожить замок Беорн, на сей раз навсегда. Правда, теперь отряды Высоких были совсем небольшими, потому как от былой мощи и славы Кобоса не осталось и следа. Дальвиг смотрел на кипучую деятельность врагов в полутысяче шагов от своих стен с замирающим сердцем. Жадно вглядываясь в снующие туда-сюда фигурки, он пытался увидеть кого-то из Высоких. Ни одного! Неужели они не пришли? Неужели посчитали, что им зазорно марать руки в такой незначительной битве? Может быть, они просто прячутся сзади, невидимые за дымом?
Дальвиг стоял и стоял на стене, пропуская мимо ушей горестные вопли наемников. Один из них, кажется, Кроди, прошипел, что неплохо было бы кое-кому упасть вниз прямо сейчас, но Эт Кобос пропустил эту недвусмысленную угрозу мимо ушей. По мере того как солнце неспешно ползло по небесам, ветер разгонял дымы костров и осажденные смогли полностью разглядеть войско под стенами Беорна. Там было, пожалуй, больше двух сотен человек, из которых только десяток носили цвета замка Бартрес. Обыкновенные солдаты и несколько командиров невысокого ранга – вот все, что позволила прислать сюда небывалая гордость Симы и иже с ним. Дальвиг медленно приходил в себя и чуял, что бешеный стук сердца затихает, а голова обретает способность трезво размышлять. Обычная армия! Им стыдно было выступить против мальчишки, набравшего кучку трусливого сброда. Хорошо, посмотрим, как они запоют потом. Одного урока было мало – придется преподать второй! Расправив плечи, Эт Кобос смотрел на врагов с легкой усмешкой. Среди них он видел только одного серьезного противника – человека в панцире цвета розового перламутра, в голубом плаще с белым ромбом на спине. Один из Подмастерий Симы, единственный маг среди всей этой толпы. Может статься, конечно, что это – только один из многих, успевший добраться сюда гораздо раньше остальных. Когда здесь соберутся все или прибудет-таки кто-то из Высоких, тогда Дальвига и его жалкую армию просто раздавят. Но это будет потом – а пока еще есть возможность поиграть для себя самого роль могучего и непобедимого бойца, которому плевать на полчища врагов. Главное, не заиграться и вовремя остановиться – ведь во время бессонной ночи Дальвиг наконец придумал, как ему поступить. Нет, бестолковая гибель в бою с превосходящими силами противника не входила в его планы. Он должен только унизить их по возможности сильнее и вовремя ускользнуть (это будет еще одной пощечиной). Только первый укол в долгом поединке, всего лишь первый и наименее серьезный. Что будет потом, Дальвиг пока не загадывал, но подсознательно он чувствовал: это будет величайшая, ужаснейшая месть в истории. Ему опять смутно виднелась огромная фигура, возвышающаяся над людьми, деревьями, крепостными стенами и сметающая врагов одним своим горящим взглядом. Великий и ужасный Дальвиг, потрясатель основ Вселенной!
Очнувшись от грез, Эт Кобос захлопнул так некстати раскрывшийся рот (как ребенок, право слово). Он по очереди поглядел направо и налево от себя. Наемники до сих пор сидели за кривыми зубцами, слепленными неумелым мастером взамен разрушенных в давней битве. Полными невыразимого словами страдания взглядами эти «воины» отвечали Дальвигу. Кто-то готов был умолять о пощаде, на коленях просить противоядия, кто-то хотел снова испытать силу хозяина, бросившись на него с оружием. Эт Кобос рассмотрел повязку на руке Кроди: вчера после боя ее не было.
– Еще чешется? – спросил он наемника с усмешкой. Сжимавший зубы от злобы Кроди побелел и, пряча руку, поспешно спрятался за товарищей. Дальвиг повернулся спиной к армии осаждающих и легонько оперся о зубец локтем. – Я думаю, ночью многие из вас хорошенько убедились в моей силе. Однако предупреждаю вас – это была только малая ее часть! Сейчас, когда вы видите перед собой противника, многочисленного, сильного, самоуверенного, у многих душа уходит в пятки. Думаю даже, кое-кто решил плюнуть на мои предупреждения и удрать, сдаться на милость победителей, которых он заранее определил… Хорошенько подумайте. Я сомневаюсь, что после вчерашнего кто-то станет нянчиться с вами. Своей жестокостью и трусостью вы закрыли себе путь к отступлению. Если предавать меня, хозяина, платившего золотом, то надо было делать это сразу. Теперь для них, Белых, вы такие же бешеные псы, как и я. Вас не станут брать в плен – разве что для мучительных пыток и допросов. А я… Я найду способ достать сбежавшего. Слегка ускорить действие яда, причем расстояние тут не играет роли. Выжду немного на всякий случай, чтобы не лишить вражеских палачей удовольствия как следует поиграть с жертвами – на тот случай, если беглеца поймают под стенами. Сейчас вы все должны выстроиться во дворе. Тащите туда и тех, кто много получил ночью на лестнице и не может идти. В противном случае им станет гораздо хуже… Тот, кого я не обнаружу в строю, после полудня будет мертв. Остальные, если будут хорошо сражаться и отобьют штурм, получат шанс на спасение. Я не собираюсь умирать здесь, и те, кто как следует поможет мне, тоже могут выжить. Подумайте над этими словами, пока будете звать остальных во двор. Ну, ступайте!
Униженные, скулящие от гнева и страха людишки поплелись вниз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...