ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да, хорошо войско, ничего не скажешь! Только на их боевую ярость теперь плевать. Дальвиг все равно не ждал от них большой помощи, ибо главным действующим лицом в любом случае должен стать он сам. Ну, может быть, мертвецы внесут какой-то вклад….главным образом, своим жутким видом, а не доблестью в битве. Эт Кобос уже понял, что для его случая армия ходячих трупов была не тем оружием, которое принесет победу. Если бы он намеревался захватить Страну Без Солнца, к примеру… От одного вида толпы мертвяков кочевники бросились бы врассыпную! Или Белоранна, где нет магов… Здесь же, в Энгоарде, вряд ли покойники смогут долго сражаться. Скорее всего их быстренько превратит в груды тухлого мяса тот самый Подмастерье в розовых доспехах. Право слово, Дальвиг не сможет постоянно кропить мертвецов тем порошком, что дал ему Толоха.
С такими мыслями он тоже спустился со стены. Интересно, наблюдают ли за замком из лагеря? Увидят ли там, что стены пусты? Все равно, даже маленькой армии требуется время, чтобы пойти в атаку. Он успеет.
Еще ночью Дальвиг воспользовался Дудочкой. Хейла ответила, и Эт Кобос попросил позвать его к себе. В первый раз он очутился в прекрасном дворце правителей Зэманэххе, на гористом острове, поросшем соснами и олеандрами. Теплое море, темно-синее в утреннем мраке, спокойное и гладкое, как зеркало, отражало гаснущие звезды. Они были чужими, не такими, к каким привык Дальвиг, и потому ему стало не по себе. Он спросил себя: а сможет ли он прожить в этом месте? В этом приятном, но таком неуютном для северного человека уголке? Впрочем, вопрос остался без ответа. Иного выхода просто не было! Это единственный «черный ход», который он мог себе позволить.
На юго-восток уходила широкая дамба, насыпанная из обломков базальта и поверху залитая чем-то похожим на непрозрачное стекло. Дальвиг тут же представил себя уезжающим по дамбе вдаль, к видневшимся на фоне розовеющего неба вершинам гор. Вокруг высились темные купола, поднятые на тонких столбах галереи, а звуки метались между стенами, словно мотыльки у огня. Разглядывать местные красоты времени не было, да и чего разглядишь в безлунной темноте? Дальвиг вел в поводу Дикаря, Красавчика, Графиню (так они назвали кобылу покойного графа Гердоманна) и хнычущего Хака. Дуралей никак не хотел оставаться в незнакомом месте в одиночку, и только когда хозяин сказал ему, что этот дворец стоит на берегу теплого Южного моря, успокоился и вымолил у Эт Кобоса обещание как можно скорее пуститься на поиски родителей.
Кони вместе с небольшой поклажей – главным образом остатки сокровищ из гнезда тарпалуса – были размещены в гигантской конюшне. Там же, в каморке конюхов с топчаном и нехитрой мебелью должен был жить Хак.
– Я не стану с ним нянчиться! – раздраженно заявила Хейла, мрачно оглядывая дрожащего от страха дурня. – Вообще, скажи мне, какой во всем этом смысл?
– Думаешь, мне дадут сбежать каким-нибудь другим способом? – ответил вопросом на вопрос Дальвиг.
– Ну уж это не причина! – отрезала его подруга, которая почему-то была не в духе. – Если уж на то пошло, они тебе не дадут уйти и через врата.
– Ну, тогда ты меня больше не увидишь, – пожал плечами Дальвиг, слегка оскорбленный. – Что, зря я к тебе обратился? Хочешь сказать мне «проваливай», да никак не решишься?
– Нет! Не надо так сердиться! – Словно испугавшись, Хейла по-кошачьи выгнула спину и принялась гладить Эт Кобоса по плечу. – Может, все это оттого, что я за тебя боюсь?
– Спасибо.
Расставание у– них прошло не лучшим образом. Дальвиг дулся, Хейла не очень-то пыталась его растормошить. Отпустив его руку, она отвела взгляд и спросила:
– Что ты задумал?
– Не знаю. Хочу драться с ними до последнего момента, а потом убегу к тебе.
– Глупость! Много ты навоюешь! С вашей стороны Барьерных Гор Черные, словно крысы, прячутся и таятся… кроме разве что Ргола Перстенька на западе. А ты вдруг решил бунтовать в самом центре Империи Белых! Наивно при этом надеяться уцелеть.
– Наивно? – Дальвиг презрительно хмыкнул и поглядел на лицо Хейлы, ставшее мрачным и жестким. – Значит, я мальчишка? Ни на что не способный, глупый, еще какой-нибудь? А я думал, ты ко мне относишься серьезнее.
– Дурак! – зло крикнула Хейла. – Ты на самом деле просто глупый и жестокий мальчишка. Уходи, не хочу тебя слышать!
– Замечательно! – Дальвиг помахал ей рукой и вернулся в свой замок через зеленый овал Ворот. Тогда в нем кипела злость, и только под утро он подумал, что не стоило так вот прощаться со своим единственным надежным союзником.
Сейчас, вновь вспоминая тот странный разговор, Дальвиг вдруг почувствовал: Хейла внезапно стала для него почти чужой. Он не мог представить себе, что сможет так же просто, как раньше, обнять и поцеловать ее… Надевая неестественно легкие доспехи, он чувствовал, как сжимается грудь. Так ли холодна эта кираса, или озноб вызван совсем другими причинами? Может быть, его посетило предчувствие смерти… а может, это только страх? Ведь не может он быть совершенно спокойным, когда предстоит такое. И все же прямоугольный кусочек неба, заполненный коловращением серо-сизых туч, притягивал взгляд, словно Дальвиг смотрел на небеса в последний раз в жизни.
Надев доспехи – почти полностью, за исключением шлема и перчаток, Эт Кобос вышел во двор, где его ждали собравшиеся наемники. Восемнадцать человек. Значит, двое все-таки посмели сбежать? Быстро окинув взглядом неровную шеренгу, Дальвиг вычислил имена: Бит и Обминг, два неряшливых крепыша, нанятые в Шатхайпале. Они всегда держались друг друга и теперь решили вместе поспорить с ядом. Что ж, Дальвиг не собирался тратить на них сейчас время и силы. Даже если дезертиры немедленно умрут, наемники не смогут увидеть их смертей, значит, проку в них нет. Яд все равно подействует через несколько дней, а пока пусть надеются, будто смогли обмануть колдуна. Да, он ведь еще обещал дать время вражеским палачам!
– Сударь! Господин наш! – Жалобный вопль вывел его из размышлений и вернул к действительности. У ног Дальвига в холодной грязи на коленях елозил Эндамон, покинувший ряды хмурых солдат: Схватив Эт Кобоса за подол торчащей из-под кирасы ватной куртки, наемник причитал: – Пощади нас! Излечи, дай противоядие! Мы станем верно тебе служить и не возьмем больше денег! Только не дай погибнуть здесь. Уведи нас прочь, куда угодно, пока есть еще дорога на юг через озера!
Эндамон был жалок. Всегда чистые и расчесанные волосы теперь висели, как связка веревок на поясе золотаря. Нос был покрыт темно-красными язвочками – явный признак Огненной Чесотки. Пуская слюни и плача навзрыд, Эндамон готов был жрать грязь под ногами надменного мальчишки.
– Я заплатил вам деньги и брать их обратно не собираюсь, – холодно сказал Дальвиг. Из-под насупленных бровей он оглядел поочередно всех солдат и крикнул: – Вы уже пытались предать меня, даже убить! И теперь молите о пощаде? К таким, как вы, у меня нет никакой жалости. Отныне вы можете только одним способом заслужить ее: сражаясь. Идите на стены, вынимайте оружие и бейтесь, дабы отработать потраченное золото. Если вы будете умелы, достаточно злы и целеустремленны, тогда сердце мое может смягчиться. Нас ждет только одна битва. Я сам не собираюсь здесь умирать, и тот, кто постарается, уйдет вместе со мной, вылечится от яда и получит еще денег.
Глубоко вздохнув, Дальвиг вытянул руку вбок, указывая пальцем на стену.
– Ваше спасение там. Вперед!
После этого он отвернулся, тщательно вслушиваясь, не бросится ли кто на него, чтобы рубануть мечом по незащищенной голове. Нет, они были сломлены. Обреченные вопли и тяжелые шлепки по грязи возвестили, что наемники отправились к стене. Кто-то, кажется, Кинт Бородавка, сохранил достаточно самообладания, чтобы взяться за командование.
– Эй вы, бегите на кухню за котлами! Вы трое тащите на стену дрова, а ты и ты – воду! Берите все стрелы и болты, какие у вас есть!
С кривой ухмылкой победителя Дальвиг опять повернулся на каблуках. Тут же брови его удивленно изогнулись: один из наемников остался на месте! Бальядер в надетой набекрень шапке смачно чавкал, пожирая куриную ногу и запивая ее из громадной кружки пивом. На лице его не было заметно следов страха или жалости к себе.
– Что ж ты не присоединился к остальным? – подозрительно спросил его Дальвиг. Честно говоря, он вдруг подумал, что старый наемник – не тот, за кого он себя выдает. Может, лазутчик Белых? Переодетый волшебник?
– Не присоединился в чем? – беззаботно спросил Бальядер. Как всегда, от него несло хмельным запахом, которого хватило бы, чтобы человек послабее свалился с ног. Покончив с курицей, он отшвырнул кости подальше и вытер руку о бок кафтана. – Если ты про стену, сударь, то я немедленно отправлюсь туда – вот только допью.
– Почему ты не трясешься, как все? Не молишь дать тебе противоядие? – снова спросил Дальвиг, пока старик в три больших глотка опустошал кружку и выбрасывал ее вслед за костью.
– Почему? – переспросил Бальядер и громогласно рыгнул. – Я полностью согласен с тобой, сударь! Давно надо было наказать эту бесчестную, наглую шваль, называющую себя наемными солдатами! Всем нам дорога в гнусную вонючую яму без надгробия, без памяти, с одними только проклятиями. Разве ты не помнишь, что я говорил тебе с самого начала? Смерть, насилие, алчность и подлость – все это так безобразно и так присуще воякам! Поделом нам. И всем этим скулящим щенкам, и мне. Я на тебя не сержусь – только скажу, что сам не ушел бы, увидев под стенами войско.
Бальядер повел плечами, закрытыми бронзовыми пластинами, ухнул, топнул и поплелся к стене. Дальвиг не нашел, что сказать ему в ответ, только скрипнул зубами и отправился к себе в башню.
Там ждал прилетевший эзбанс. Со скрежетом ерзая на столе, протертом почти до дыры, демон угрожающе шипел.
– Какой отвратительный мир! Я думал, погоды холоднее уже не бывает, но сегодня замерз даже дождь. Он превратился в белых мух, которые жалят мое тело. Я устал, я хочу вернуться. Моя служба кончилась?
– Скажи сперва, что ты видел?
– Со всех сторон к замку спешат отряды, большие и маленькие. Одни из них далеко, другие уже близко. Один двуногий с железным яйцом на голове запустил в меня палкой – как твои тупые слуги! Она пробила дырку в крыле. – Эзбанс отвел в сторону тонкую кость плеча, разворачивая перепонку. У самого края красовалась прореха размером с кулак. Дальвиг выставил на стол тарелку, открыл взятый с полки кувшин и налил крови, черной, холодной, густой. Демон с сомнением оглядел подношение, шевеля глазами, но потом втянул их и принялся осторожно пить. При этом он фырчал, как ребенок, боящийся обжечься слишком горячим чаем.
Пока демон поглощал кровь, Эт Кобос прошел в маленькую комнату, где еще не стерся магический узор, тот самый, с помощью которого эзбанс был вызван из своего мира. Нужно было только снова поставить свечи и зажечь смолистую щепку.
Вернувшись обратно, Дальвиг нашел демона готовым к возвращению. Тарелка стояла пустая, а эзбанс, покачиваясь, угнездился на самом краю стола. Маг начертил в воздухе замысловатый узор, закрыл глаза и быстро проговорил заклинание на черном языке:
– Откройтесь, ворота в другой мир! Распахнитесь широко велением пронзающих сил! Выпустите гостя! Огненная стрела, пробей невидимые стены и ворвись в измерение Андаба!
Снова, как в прошлый раз, он повелевал невидимыми энергиями, увязывал их в пучки и разрывал ткань пространства, чтобы проникнуть за его пределы. Снова потянуло теплом, зловонными запахами нездешних болот. Снова смутные тени носились вокруг, а одна, обдав ветром, пролетела совсем рядом и пропала, с хриплым радостным свистом метнувшись в пелену желтого тумана.
Дальвиг резко открыл глаза и тряхнул руками, будто сбрасывая с пальцев нити пространства. Едва слышный хлопок – и только стойкий запах возвещает о том, что здесь были ворота в иной мир…
К середине дня стало немного теплее. Облака расступились, обнажая выцветшее осеннее небо и печальный мутный глаз солнца. Крошечные пятна снега, державшиеся с самого утра, немедленно сдались и пропали, слившись с грязью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...