ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Слева вскоре крутой бок горы подходил к самому краю карниза, оставляя для прохода полоску меньше ладони. Искренне надеясь, что туда не придется идти, Дальвиг внимательно посмотрел в противоположную сторону и издал громкий вздох облегчения. Справа карниз, наоборот, расширялся, уходил в глубь треснувшего склона наподобие тропинки. В полумраке, обрамленном тощими травинками, с глупым упрямством карабкавшимися вверх по малейшим трещинам на крутых склонах, виднелся вход в пещеру, низкий, треугольной формы. По сторонам от него, как стражи, стояли две кривые каменные колонны.
Оглянувшись за спину, Дальвиг со страхом ждал, что лестница исчезнет, отрезая ему путь к отступлению, но она невозмутимо сияла в тусклом сером воздухе.
– Хорошо, – пробормотал он. – Ты и так мне дорого стоила.
Вытянув шею, он попытался разглядеть пещеру и подходы к ней. Слишком темно. Медленно, выбирая, куда ставить ноги, Дальвиг стал подкрадываться к треугольной дыре ближе. Однако стоило ему добраться до входа в маленькое ущелье, в которое нырял карниз, раздался пронзительный голос:
– Вот и хорошо! Теперь стой там, где стоишь, если тебе жизнь дорога.
Вздрогнув, Дальвиг отшатнулся и схватился за камень рукой: висящие на боках сумки нарушали равновесие и чуть было не заставили его упасть. Вот был бы позор! Выровнявшись и переведя дух, он опасливо пробормотал:
– Эй-эй! Потише, а не то ты можешь потерять покупателя.
– Потеряю покупателя, но не его денежки! – возразил голосок, явно доносившийся из глубины пещеры, и потом мерзко хохотнул. – Долго ты собираешься там устраиваться поудобнее? Говори, чего нужно.
Дальвиг, решивший ради своего душевного спокойствия пропустить мимо слуха фразу насчет денежек, скинул с плеч тяжелые сумки и сразу почувствовал себя лучше. Потом он уселся на свою поклажу сверху и сказал, стараясь говорить как можно дружелюбнее, но не заискивающе:
– Ты – Толоха?
– Конечно, я. Думаешь, кто-то еще мог поселиться здесь, среди дро и Ночных Теней?
– В таком случае приступим к делу…
– Давно пора.
– Гм-м. Вот что, Толоха… Один человек сказал, что ты можешь дать мне какую-то волшебную армию.
– Запросто. Я вообще много чего могу. Перечислить? Вопрос только в том, что ты дашь мне за это взамен?
– Ну… После того, сколько мне пришлось заплатить за одну твою лестницу, я даже не знаю, чего такого отдать за саму услугу, – растерянно сказал Дальвиг. Он вдруг отчетливо понял, что, может статься, ему не хватит не только тех золотых, что он захватил с собой, но и тех, что остались у Хака.
– Испугался? – довольно спросил Толоха. – Ладно, успокойся, я не стану просить тебя отрезать свою руку или ногу. Однако эти симпатичные сумочки, на которых ты устроил задницу; я, пожалуй, заберу. Обе.
– Да?! – воскликнул Дальвиг, надеясь, что явное облегчение в его голосе не затруднит последующие переговоры. – Но… Знаешь, я бы хотел сначала узнать, что за штуку покупаю!
– Недоверие? – пробурчал Толоха и что-то добавил неразборчиво. – Ты чего, купеческий сын, что ли? Хотел бы узнать, говоришь. Ну, по здравом размышлении, вполне резонный вопрос, хотя непонятно, как ты осмелился проделать такую длинную и дорогостоящую дорогу, не надеясь сразу и безоговорочно На мою помощь? Как ты смог прийти без доверия? Ведь здесь все в моей власти. Я мог бы отобрать у тебя все: деньги, коня, твой замечательный меч, саму жизнь наконец!
Дальвиг непроизвольно подскочил на ноги и схватился за меч, тот самый, который Толоха только что пригрозил отобрать. Впрочем, наверняка сопротивление было бы бесполезным.
– Эге, струсил? – Уродливый Маг тоненько рассмеялся. Слышно было, как вся его пещера наполнилась эхом, искаженным и затихающим. – Ну ладно, хватит болтать, мальчишка! Давай сюда твои сокровища!
Из глубины треугольного зева с отвратительным скрипом и грохоча колесами по камням выкатилась грубо сколоченная тележка. Дальвиг, недолго поколебавшись, в сердцах стукнул себя кулаком по бедру и быстро бросил обе сумки в кривое корыто, приделанное к колесам.
– Получай! – резко крикнул он, уже нисколько не заботясь о дружелюбии. – Неудивительно, что тебе пришлось тут спрятаться, с такими-то манерами!
Ответом была новая порция гнусного смеха, под который скрипучая тележка уползла обратно в пещеру.
– Я-то думал, что мы поладим как следует, – горько заявил тем временем Дальвиг. – Шел к тебе почти как к собрату по несчастью…
– Что? – завопил Толоха. – Что ты мелешь?
– Ты похож на меня, – продолжал разглагольствовать Эт Кобос. – Мы оба отвергнуты людьми, унижены, едва избежали смерти и вынуждены прибегать к помощи магии, чтобы достичь своих целей.
– Что ты, Смазливая Мордашка, можешь знать об унижениях? – особенно тонким голосом презрительно проговорил Толоха. – Лучше заткнись, пока не поздно, или по-настоящему рассердишь меня. Не смей говорить о нашей похожести, да еще таким недовольным и наглым тоном.
– А что ты знаешь обо мне? – окрысился в ответ Дальвиг, чувствуя, как у него загорелись уши. Он понимал, что затеял опасную игру и лучше было бы последовать совету Уродливого Мага, но остановиться не мог – к своему ужасу. – Скорее всего еще меньше, чем я о тебе. Думаешь, страдания, выпавшие тебе, – самые ужасные и непереносимые? Будем мериться?
– Нет. – В голосе Толохи сквозила одышка, словно он только что носился по темной пещере как угорелый. – Нет, оставим эту тему. Она сама по себе приносит мне боль.
– Хорошо, – ответил Дальвиг. Он пытался говорить ровным голосом, но тот предательски дрожал, того и гляди готовый сорваться в нелепый писк. Эт Кобос высокомерно задрал подбородок и продемонстрировал невидимому собеседнику легкую усмешку победителя (правда, норовящую превратиться в жалкую гримасу).
– Возьми сдачу! – пробурчал Толоха. Скрипучее корыто снова выползло на свет: на дне его лежали пустые сумки. Эт Кобос наивно обшарил их, уже внутренне удивляясь тому, что смог заставить мага вернуть ему какое-то количество золота. Однако Толоха изящно отыгрался. Его «сдача» заключалась только в ворохе мешковины.
– Ладно! – закричал Дальвиг, поднимая руки в жесте примирения. – Прости меня, я зря начал этот дурацкий разговор… На самом деле мне вовсе не жалко денег.
– Мальчишеское упрямство, – проворчал Толоха.
– Да, – охотно согласился Эт Кобос. – Наверное, я для тебя почти ровня младенцу.
– Хе-хе. – Кажется, Уродливый Маг был отходчивым существом. – Удачное сравнение.
– Ты ведь стар, так? А какого ты цвета, хотелось бы мне узнать, – Черный или… Белый, хотя в это ни капли не верится?
– Отстань от меня со своими глупыми вопросами! – В голосе мага снова прорезались нотки раздражения. – В те времена, когда я учился волшебству, еще не было этого нелепого деления на цвета. Белые, Черные, розовые и желтенькие в крапинку. Чушь… Все равно между ними нет никакой разницы. Каждое учение черпает силу в одних и тех же потоках магических энергий, с помощью одинаковых приемов. Разница – только в философии! Хотя лучше всего назвать это словоблудием. Нет, дружок, я помню, что какие-то недоумки носились со своими кумирами – Черными Старцами или вознесшимся на небеса Богом-Облаком. Говорят, в незапамятные времена эти сказочные персонажи на самом деле представляли собой что-то такое. Знавал я потом и Черных колдунов и Белых волшебников, но их кумиров не застал, а мне, пожалуй, скоро тысяча лет.
– Так что, ты не знаешь точно?
– А зачем мне это? Я не зря забрался в эту глушь. Хочу, чтобы все обо мне забыли, да и сам хочу забыть все, что со мной случилось за долгие-предолгие годы.
– Да уж, наслышан о твоей битве с тарпалусами и тем, как люди отплатили за помощь.
– Откуда? – В голосе Толохи появилось недоверие. – Как ты можешь быть наслышан обо мне, мотылек, если все свидетели давно мертвы?
– Не все, – покачал головой Дальвиг. – По крайней мере один дожил… хотя теперь и он мертв.
– Кто же это? – Казалось, что маг сейчас не выдержит и выпрыгнет наружу, такая жадность к словам Эт Кобоса сквозила в его выкрике.
– Одно из чудовищ, – ответил Дальвиг, уловив едва слышный вздох разочарования. Видно, Толоха хотел бы других известий. – Деньгами этого тарпалуса я только что расплатился. Перед гибелью он, можно сказать, проклинал тебя и одновременно злорадствовал над твоей судьбой.
– О-о-о… – тяжело выдохнул маг. – Да, так все и было. У меня и до того хватало времени и примеров, чтобы набраться ума и понять, что собой представляет гнусное людское племя. Лучше бы я истребил его и дал спокойно жить тарпалусам – они бы по крайней мере были бы мне благодарны. Но… чудовища и так правили той страной, которая теперь зовется Белоранной. Я в который раз пожалел влачащих убогое, полное лишений и смертей существование людей… Я был так глуп! Жизни пришлось дать мне очень много печальных и жестоких уроков, прежде чем я наконец все понял. Ах, зачем ты только пришел! Оставь меня, умоляю! Не нужно бередить старые раны, ведь это так больно!! На самом деле они до сих пор не зажили. Возьми это и убирайся!
Тележка выползла наружу в третий раз. Дальвиг, завороженный полным боли и вековых страданий голосом Толохи, рассеянно взглянул на ее содержимое и, вздрогнув, вернулся в реальность.
В рассохшемся корыте лежала мертвая голова, с пепельно-серой кожей и пустыми вытаращенными глазами, с растрепанными седыми волосами и выражением ужаса, застывшим на перекошенном лице. Ото лба к макушке по своду черепа шла глубокая вмятина, как на медном котле, по которому как следует съездили кузнечным молотом. Края кожи на этой ране были грубо сшиты толстой серой нитью, тут и там виднелись черные пятна засохшей крови.
От ужаса Дальвиг даже задержал дыхание, боясь, что зловоние проникнет ему в грудь. Присмотревшись и осторожно вздохнув, он понял, что голова забальзамирована. Однако отвращения это не убавило.
– Чего ты застыл, мотылек? – сварливо спросил Толоха. – Неужели не нравится?
– Прости, – хрипло начал Дальвиг, но застрявший в горле комок заставил его закашляться. – Но… кхе-хм! Что это значит? Для чего мне эта голова?
– Эге, дружок! Да ты зеленее, чем я думал! Только что с ветки! – Маг рассыпался в мелком смешке. Казалось, что никакого неприятного разговора между ними сроду и не бывало. – Надо привыкать, что самое сильное волшебство порождается самыми отвратительными способами. Перед тобой прекрасный пример воздействия мрачных сил посмертной магии. Матин чаретер на языке Черных, Занзирраитель – на языке Белых, хоть они и отрицают, что пользуются ею. Это и есть твоя будущая армия, мальчик. Спрячь голову до времени, а потом водрузи на плечи только что обезглавленного трупа. Он превратится в живого мертвеца, послушного всем твоим приказам. Ему не нужно ни пить, ни есть, ни спать, ни любить женщин. В бою его не остановить до тех пор, пока не рассечь на множество кусков; сам же он, убивая врагов, превращает их в таких же, как он, живых мертвецов. Они встанут в строй почти сразу после смерти и сами станут убивать, тем самым пополняя свои ряды. После сражения твоя армия будет не таять, а расти! Тебе придется бояться только двух врагов: сильной магии и времени. Когда плоть сгниет, мертвец не сможет двигаться. Не забывай снимать вот эту, самую первую голову со сгнившего тела и пересаживать ее на новое… Как ты считаешь, это ли не лучшая армия, которую можно купить за деньги?
Потрясенный Дальвиг смог лишь кивнуть. Лихорадочно борясь со страхом перед зловещим приобретением, он пропустил мимо ушей фразу Толохи о том, что сильные маги смогут победить его армию. В общем-то это сильно обесценивало покупку, но… Эт Кобос был слишком потрясен перспективой превращения в полководца армии мертвецов. Наконец, словно во сне, он приблизился к тележке и брезгливо взял мертвую голову за сухие, как прошлогодняя трава, волосы. Казалось, даже сквозь перчатку, которую он натянул, страшный артефакт способен впрыснуть под кожу трупный яд. Как можно скорее Дальвиг сунул голову в сумку, а ту завернул в другую. На дне тележки обнаружился небольшой кожаный кисет с привязанным к нему свитком.
– Что это? – хрипло спросил Эт Кобос.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...