ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что же, теперь он может себе позволить сорить деньгами? Осторожно, боясь потревожить лишний раз гудящую голову, Дальвиг нагнулся и поднял другую монету, величиной с треть ладони, с непонятными буквами с одной стороны и неизвестным зверем на другой. Потом он освободил от кокона гнили маленький сундучок: доски его сгнили, оставив только раму из тусклого серебра. Внутри каким-то загадочным способом держалась плотная кучка одинаковых по размеру и способу огранки кристаллов, увенчанных овальной золотой пластиной. С пластины на Дальвига глянуло жуткое человекообразное лицо с широким щелеобразным ртом, круглой дырой вместо носа и шапкой в виде птичьей головы. Стерев грязь с пары камней, Эт Кобос узнал в них кроваво-красные гранаты, которые в Империи почти не ценились, и одним ударом разметал содержимое сгнившего сундука по всему оврагу. К чему эти безделушки, если вокруг столько другого, более ценного добра? Золотых и серебряных монет, размером от ногтя до такой, что не обхватишь пальцами обеих рук. Был шлем, весь изукрашенный алмазами, рубинами и сапфирами (а внутри – иссохший серый череп), рукоять меча с гигантским александритом и небольшой кусок сломанного лезвия при нем, груды разнообразных женских и мужских украшений.
Все это Дальвиг сгребал в большую кучу, вместе с грязью, жухлой травой, костями и камнями. Равнодушно разглядывая баснословное богатство, он отчего-то думал о тарпалусе. Глупые блестки, дурацкие побрякушки… Он таскал их в свое гнездо на протяжении долгих лет. Сотен? Тысяч? Никто, в том числе он сам, не помнил о тех народах, которых он ограбил в незапамятные времена. Должно быть, эти сокровища служили тарпалусу мерилом его многовековой силы и величия. Символом, ставившим намного выше суетливых и слабых людишек. Его, первого властителя здешних земель – одинокого, древнего, непобежденного. Но тут пришел Дальвиг, мальчишка, возжелавший бренного золота, что служило самому чудовищу только мертвым подтверждением собственного могущества. Должно быть, ему было очень обидно умирать от руки столь ничтожного существа.
– Эй! – Строгий оклик вывел Дальвига из прострации. Сощурившись, он с трудом разглядел на фоне светло-голубого неба, на краю оврага, жалкую фигуру Милсера. Левую щеку покрывали волдыри, ухо стало черным, волосы вокруг него исчезли; левая рука была плотно прижата к телу и покрыта словно бы трухлявой горелой корой. Придерживая поврежденную руку здоровой, Милсер смотрел вниз со скривившимся в плаче лицом.
В первое мгновение Дальвиг подумал, что граф едва сдерживается, чтобы не зарыдать от боли, но тут же Гердоманн прокричал ему:
– Вы! Вы убили его! Вы лишили меня победы!! Это ведь был мой зверь!
Смотреть вверх Дальвигу было трудно, но он смог даже шутливо раскланяться, не спуская взора с графа.
– Что вы, великий победитель тарпалусов! Я только добил его после вашего меткого броска. Это было великолепно! – Даль-виг пытался убедить себя, что нисколько не иронизирует, а говорит вовсе даже от чистого сердца. Однако Гердоманн, кажется, думал иначе.
– Как вы смеете говорить так дерзко! После своего бесчестного поступка…
– Да ладно! – прервал его Дальвиг, начав злиться. Что за тупица этот «благородный дворянин»! – Это чудовище всерьез собиралось сожрать нас обоих. Можно сказать, я спас вас… ну и себя заодно.
– Что за ложь! – вскричал Милсер и поперхнулся, потому что в запале взмахнул больной рукой и едва не свалился на дно оврага, к Дальвигу. – Ведь я вонзил ему в пасть меч и он готов был издохнуть, но тут вмешались вы в наглой попытке отнять лавры… к сожалению, вполне успешной!
– Какая глупость, – с отвращением пробормотал Эт Кобос. – Что же вы, мой дорогой граф, думаете, что такой огромный зверь умрет от укола зубочистки в нёбо?
– Ваши издевательства непереносимы, – сквозь зубы прошипел граф. – Кто дал вам право оскорблять меня и мой меч, славный Секач!
– Да какая разница? К чему эти препирательства? Мне не нужна слава, и я нигде, никогда не скажу, что убил этого тарпалуса. Пусть его запишут только на ваш счет, мне все равно. Главное, что тут есть дохлый монстр и полный овраг золота. Все по-честному, как мы и договаривались: мне сокровища, вам честь победителя.
– Вы советуете мне стать лжецом? И как же я смогу договориться со своей совестью и бесстыдно утверждать, что убил зверя?
– А что тут такого? В конце концов, это почти что чистая правда. На самом деле мы убили его вместе, и ни один не справился бы в одиночку. И вы так же спасли мою жизнь, как я – вашу. Разве это не славно? Разве хоть кто-то еще в наши времена может похвастаться хотя бы этим?
– Да? – Губы Милсера перекосила усмешка, наполовину страдальческая, наполовину зловещая. – Здесь возникает еще один вопрос… Я ведь хорошо видел, как вы выпотрошили чудовище, выпустили ему все кишки – а между тем мой меч отскакивал от чешуи, чуть ли не ломаясь при этом. Нам придется предъявить королевской комиссии мертвую тушу, и тогда нас спросят, что же за оружие нанесло такую громадную рану? Сколько поколений славных предков владели этим вашим замечательным клинком? Не вы ли говорили, что его сковал вам деревенский кузнец, до того делавший только плуги да топоры?
Дальвиг молча опустил голову и изо всех сил сжал зубы. Что за болван этот граф! Другой бы на его месте радовался уже тому, что остался в живых, а не высказывал недовольство… и не пытался бы разоблачать своего спасителя. Дело принимало плохой оборот. Пускай граф едва держится на ногах, состояние самого Дальвига ненамного лучше. Стоя здесь, внизу, по колено в грязи, он находится в невыгодной позиции.
– И что вы хотите сказать, граф? – тихо спросил Эт Кобос, осторожно вытаскивая из чмокающей грязи ноги и направляясь вдоль оврага, к его покатому склону. – Обвиняете меня в чем-то?
– Мне кажется, что вы не тот, за кого себя выдаете. Я вынужден просить вас отправиться со мной в ближайший город или замок для того, чтобы выяснить все от начала до конца. Если вы на самом деле дворянин, вам нечего бояться.
– А если нет? – вкрадчиво спросил Дальвиг. – Что тогда?
– Тогда, боюсь, верной будет только одна догадка – вы подлый колдун, пробравшийся сюда с заколдованным мечом. – Перемазанное копотью лицо Милсера было ужасающе бледным, too горящий взгляд выражал непоколебимую уверенность в правоте и твердость. Он не отступит, то ли по глупости, то ли еще Почему. Ах, как это отвратительно!
– Хорошо, – ответил Дальвиг, гордо подняв голову и отвернувшись от графа. – Так как мне на самом деле нечего опасаться, я отправлюсь с вами куда угодно. А дальше… пусть судьба нас рассудит.
– Да, пускай, – согласился Гердоманн. – Вам следует немедленно найти труса-слугу и приказать ему поймать наших коней. Вслед за тем мы отправимся в Лордеранн. Золото пусть остается здесь: я думаю, король Германн Одиннадцатый сумеет им как следует распорядиться.
Разрываемый на части злобой и отчаянием, Дальвиг медленно поднимался наверх. Сапоги то и дело норовили соскользнуть, и он, со своими до сих пор дрожащими ногами, рисковал упасть лицом в грязь и проехаться на брюхе назад, в лужу на дне оврага. Может, так будет лучше? Почему же все так плохо? Несомненно, если сейчас он сбежит от графа, то вскоре станет дичью на грандиозной охоте, которую устроит местное дворянство. Рано или поздно все закончится очень скверно, и скоро какой-нибудь крестьянин будет рассказывать на рынке, как господа сожгли на площади вещички очередного колдуна. Проклятое золото, к чему ты ведешь? Разве Дальвиг думал, бросаясь в водовороты судьбы, что путь к мести так страшен, долог, извилист и кровав? Сначала древнее чудовище поплатилось за глупую любовь к сокровищам; теперь не менее глупый человек, только что спасший жизнь Дальвига безрассудным броском меча, заставляет его совершить предательство. Иного выхода нет, разве что только самому повеситься на ближайшем суку!
Сжимая пальцы в кулаки с такой силой, что ногти больно впивались в ладони, Дальвиг остервенело рвался из оврага наружу. Все выше и выше, все ближе и ближе развязка. Он не может ни в чем признаться, он не может рисковать, вступая в бой с рыцарем. Слишком велика вероятность быть сраженным его рукой, даже ослабленной! Даже имея при себе волшебный Вальдевул! Разве он может ставить на кон месть? Память о погибшем отце, о покончившей с собой матери, о невинной сестре?? Все из-за того, что глупый надутый дворянин играет в свои игры.
Нет, невозможно! Так не должно быть, и он пройдет до конца на своем пути. Нет никаких условностей – чести, благодарности, порядочности. Только Необходимость. Он ведь знал об этом тогда, в палатке Врелгина. Он знал… И та загадочная девушка, не то пригрезившаяся ему во сне, не то явившаяся на самом деле, она тоже была права. Он встал на страшный путь, и сворачивать с него поздно и глупо.
Наивный, нелепый граф Гердоманн! Надувшись и задрав нос, он отвернулся от Дальвига, пытаясь разглядеть, куда же сбежала кобыла. Он не видел, как Эт Кобос на ходу извлек из ножен Вальдевул, до него не долетел произнесенный шепотом приказ: «Руби!» Возможно, он успел услышать свист рассекаемого лезвием воздуха за крошечный миг до того, как Вальдевул срубил с плеч голову. Быстро, чисто, ловко, словно тоненький стебель камыша. Кровь брызнула далеко вверх,(а голова графа летела прочь, кувыркаясь и разглядывая мир в последний раз широко раскрытыми, удивленными глазами… Недолго простояв, тело упало на колени, и потом растянулось во весь рост. С пустым и холодным взором Дальвиг медленно оглядел место преступления. Велев Вальдевулу «не рубить», он истыкал обрубок шеи Гердоманна тупым кончиком меча, превращая ровный срез в кровавую мешанину. Затем, подобрав голову, которая смотрела на него укоризненно и грустно, повторил то же самое со второй раной. После этого Дальвиг, пользуясь Вальдевулом, как рычагом, разжал мертвую пасть тарпалуса и сунул отрубленную голову туда.

АРМИЯ В МЕШКЕ

Прошло много времени, прежде чем Дальвиг нашел в себе силы подняться с земли, куда он снова свалился после совершенного преступления. Отчего-то в ушах у него постоянно звучал голос графа Гердоманна, рассказывавшего всякие глупости. Он затыкал уши, но это не помогало. Он плакал, но и это не помогало. Тогда он стал смотреть на небо, в котором плыли рваные серые облака, такие равнодушные к тому, что происходит на земле. Теплые лучи солнца освещали луг и сушили лужи. Одежда с той стороны Дальвига, что была обращена вверх, вскоре подсохла, но сзади она оставалась сырой и холодной. Вернувшись с неба на землю, он кое-как, с протяжным стоном заставил себя сесть. Все вокруг казалось непереносимо мерзким – темная туша поверженного чудовища с мечом Секачом, по-прежнему торчащим наружу между огромных зубов, тело предательски убиенного Гердоманна, луг, зачем-то сверкающий на солнце каплями недавнего дождя. Корявые березы равнодушно глядели на только что разыгравшуюся трагедию.
Разум Дальвига был пуст. Он так старался выгнать оттуда воспоминания о Милсере, что вместе с ними лишился всех остальных мыслей. Кажется, он должен забрать золото и ехать. Куда? На чем? Тут он вспомнил о Хаке и поднялся на ноги, чтобы найти глупца. Кто знает, что он мог натворить от страха? Может быть, валяется где-то рядом мертвый, с обмоченными штанами? Чего ожидать от дурака, когда его хозяина едва не постигла подобная участь. Проклятое место, проклятый мир! Некстати вспомнилось, что граф Гердоманн, видимо, такого страха не испытывал. Ах, опять эти воспоминания!
Со всей возможной скоростью Дальвиг отправился к ближайшей рощице, но дойти до нее не успел, ибо Хак сам примчался оттуда на встречу с хозяином. Дурень, конечно, сидел на Красавчике, а Дикаря и вьючную кобылу Гердоманна вел в поводу – наверное, не так уж сильно он и перепугался. Верховая кобыла графа сбежала слишком далеко и искать ее не было смысла.
Заставить коней и Хака приблизиться к месту сражения оказалось едва ли не более трудной задачей, чем убийство монстра (но предательство графа далось хуже, ведь так?). Заставив трусливого слугу держать дрожащих лошадей, Дальвиг долго бродил по лугу с грустной ухмылкой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...