ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Нисколько в этом не сомневаюсь. Но меня ты плохо знаешь.
– Я хочу исправить это положение.
– Зачем?
– Это необходимо для дела.
– Ты нашел удобный предлог, чтобы удовлетворить свое чрезмерное любопытство.
– Ты так думаешь?
Оставив без ответа последний вопрос, Бет снова принялась за салат. Итан терпеливо ждал, когда она покончит с едой.
– И все же я считаю, что ты боишься жизни, – сказал он, когда Бет положила вилку.
– Хочешь вывести меня из терпения?
Хотел ли он этого? Да, пожалуй. Итан хотел, чтобы Бет потеряла контроль над собой и сбросила маску. За ее собранной, сдержанной внешностью скрывалась темпераментная, чувственная натура.
– Ты не заводишь романов с агентами…
– Это свидетельствует о моей разумности, а вовсе не о глубоко укоренившемся страхе перед жизнью.
– Но что в этом разумного, Бет? Почему ты запрещаешь себе встречаться с мужчинами, которые вызывают у тебя восхищение?
– Ты считаешь, что агенты вызывают у меня восхищение? Глубоко ошибаешься!
– И все же я прав.
В ее темных глазах вспыхнуло раздражение.
– Прекрати меня подкалывать.
– Ты слишком эмоционально реагируешь на безобидный треп. Похоже, мои слова задевают тебя за живое.
И это интриговало Итана. Он хотел разгадать тайну этой женщины.
– Давай лучше покопаемся в твоей душе и выясним, чем ты дышишь, – предложила Бет.
– Хорошо, Бет, – согласился Итан. – Я не против. Итак, слушай. Я уехал из Техаса, как только понял, что не хочу идти по стопам отца и разводить скот. Отец и сестра только выиграли от этого. Переехав в Вашингтон, я стал заниматься экстремальными видами спорта и выбрал опасную работу, которая не позволяет мне расслабляться и щекочет нервы. Я, конечно, несколько более примитивен, чем среднестатистический вашингтонский политик, но не стыжусь этого. Несмотря на мечту моей мамы иметь внуков, я еще не готов остепениться и завести семью. Кроме того, в сексе я не терплю запретов и ограничений.
Итан сам не знал, зачем произнес последнюю фразу, которая звучала как вызов, но розовые наручники никак не выходили у него из головы.
– Вот ты и ответил на вопрос, почему я не завожу романов с агентами.
– Потому что они не терпят ограничений в сексе? Но, судя по твоим склонностям и пристрастиям, это не должно тебя пугать.
– Не в сексе дело. Агенты не способны на длительные отношения.
– Но ты говорила, тебя не интересует замужество.
И он сразу же поверил ей, потому что ему было так удобнее и спокойнее.
– Да, я не стремлюсь выйти замуж, но жизнь непредсказуема, всякое может случиться. Если ты встречаешься с мужчиной, то не исключено, что ты можешь влюбиться в него и вступить с ним в брак, хотя сначала и не собиралась делать этого. Мама как-то посоветовала мне никогда не заводить отношений с мужчиной, не желающим в дальнейшем связывать браком свою жизнь.
– Неужели твоя мать могла сказать такое? Это на нее не похоже. На мой взгляд, она принадлежит к тому типу женщин, которые поощряют своих дочерей встречаться с мужчинами, имеющими влияние и связи в обществе, чтобы потом использовать их в своих целях.
– Нет, она вовсе не барракуда. Вот тетя Конни действительно…
– Ты говоришь о сестре своей матери, действующем политике?
– Да, по сравнению с ней моя мама настоящая Джун Кливер – женщина, всю себя отдающая семье.
– Значит, это мать запретила тебе встречаться с агентами? – допытывался Итан.
– Она сказала, чтобы я никогда не заводила отношения с мужчиной, если не смогу в дальнейшем связать с ним свою жизнь. А агенты, как известно, не годятся для создания семьи.
Отец Бет тоже был агентом. Теперь Итану было понятно, как она относилась к нему.
– Ты считаешь, агентам не следует жениться? Мне кажется, ты впадаешь в крайности.
– Я не говорила, что им вообще нельзя жениться. Ты постоянно искажаешь смысл моих слов. По-моему, агенты не годятся для создания семьи, и мне бы не хотелось связывать свою жизнь с одним из них.
– Хорошо, что твоя мать прислушивается к голосу сердца, а не разума.
– С чего ты взял?
– Но ведь она связала жизнь с агентом. Твой отец – прекрасный человек.
– Да, это так. Я очень горжусь им. Отец многого достиг в своей жизни. Но ему пришлось дорого заплатить за свои успехи в карьере. – Бет вздохнула. – Впрочем, не только ему. Я на своем опыте знаю, что такое расти без отца, который постоянно пропадает на работе. Конечно, так растут многие дети, но от этого не легче. Отец долгое время был оперативником и не соглашался перейти на работу в офис. А когда он все же это сделал, было уже поздно. У матери сложилась своя независимая жизнь, я тоже отдалилась от отца, привыкнув обходиться без его советов и помощи. Родители не видят ничего страшного в том, что в нашей семье сложилась подобная атмосфера, но я ни одному ребенку не пожелала бы такой судьбы. Тем более своим будущим детям. Возможно, дружная семья – это несбыточная мечта, но я никогда не соглашусь на меньшее. Теперь ты понимаешь, почему я не люблю разговоры о свадьбах и браках.
Пора было перевести беседу на другую тему. Но Итану хотелось продолжить этот интересный разговор. Он не собирался заводить семью в ближайшее время, но знал, что когда-нибудь непременно женится. И возможно, у него будут дети. В конце концов, семья – превосходная вещь! Правда, пока у Итана не было времени всерьез задуматься о браке. А вот Бет, похоже, много размышляла о замужестве и пришла к неутешительным выводам.
Она была такой милой, такой теплой… Женщины, подобные Бет, обычно расцветают в браке. Так было с матерью Итана. Он вырос в атмосфере любви и взаимопонимания.
– Ну хорошо, твой отец не всегда ходил на школьные утренники, на которых ты выступала, но вспомни, сколько добра он тебе сделал.
Бет невесело рассмеялась.
– Если бы речь шла только о школьных утренниках! Согласись, что оперативной работой мог бы заниматься кто-нибудь другой.
– Но он был суперагентом, Бет.
– Да, это правда… Но он был не единственным агентом и, главное, не единственным суперагентом. Кто знает, может быть, если бы он раньше перешел на работу в офис, дела в агентстве пошли бы еще лучше!
– Но твой отец чувствовал бы себя тогда глубоко несчастным.
Неужели она этого не понимала?
– Знаю. Он обрел счастливую жизнь ценой моего счастья. Теперь, будучи взрослым человеком, я, конечно, могу понять отца. Он считал, что поступает правильно. Но я никогда не поставлю своего ребенка в подобное положение. Равнодушие причиняет боль детской душе. Когда я была маленькой, я не понимала, почему папа так жестоко поступает со мной. Наверное, он недостаточно любит меня. Как еще я могла объяснить то, что он снова не пришел на празднование моего очередного дня рождения или не явился на церемонию торжественного вручения диплома в институт? Нет, моих детей не постигнет та же участь, они не будут ложиться спать в слезах или тайком ночью плакать в подушку.
Итан хотел возразить Бет, но промолчал. Он вырос совсем в другой атмосфере и никогда не сталкивался с подобными проблемами. Конечно, родители Итана тоже порой пропускали какие-то важные для сына мероприятия, но не явиться на день его рождения или выпускной бал в колледже они не могли. Поэтому Итан не мог оценить всей глубины переживаний Бет.
– Мне казалось, что ты точно знаешь, чего хочешь…
– Или вернее, чего не хочу.
– Да, действительно. У тебя достанет сил отвергнуть ухаживания парня, который не может предложить тебе то, чего ты хочешь от жизни.
– Ты полагаешь? Вероятно, теперь я уже действительно обладаю силой характера. Но так было не всегда.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Только то, что в прошлом я наделала много ошибок и не хочу их повторять.
– Но ты никогда не была замужем.
Бет невольно вздрогнула.
– Нет, не была.
Ее уклончивые ответы только распаляли его любопытство. Он был заинтригован и хотел узнать о Бет как можно больше. Давно уже никто не вызывал у Итана такого живого интереса, если, конечно, не считать тех, за кем он охотился по долгу службы. Но там им двигало не любопытство, а профессиональное рвение. Он собирал необходимую информацию, которую потом дополняли другие агенты.
Однако в этом случае Итан полагался только на себя. Он выяснит, что за человек Бет Уитни.
– Но если ты хорошо знаешь, чего именно хочешь, то можешь, ничего не опасаясь, заводить романы с агентами. Ведь никто же не заставляет тебя выходить за одного из них замуж.
– А если я влюблюсь?
– Влюбишься? – удивленно переспросил Итан.
Он не отрицал существования любви, но никогда еще не испытывал этого чувства. Ни одной женщине не удалось пробудить его в душе Итана. Порой он задавался вопросом, способен ли вообще влюбиться.
– Да, это досадное чувство заставляет людей совершать всякие глупости, – заявила Бет.
– Тебе это не грозит.
– Ты так считаешь?
– Ты слишком строптива и упряма.
– Что за странный разговор? Ай-ай-ай! – Вито покачал головой, с упреком глядя на Итана. – Как ты можешь называть такую красавицу упрямой и строптивой? О подобных вещах можно говорить только после женитьбы.
Бет усмехнулась:
– Какой вы хитрый, Вито! Кстати, я совершенно не упряма. Понятия не имею, почему Итан так считает.
Взмахнув длинными густыми ресницами, Бет взглянула на владельца ресторана, и итальянец просиял. Ему нравилось флиртовать с этой милой миниатюрной женщиной.
Но на взгляд Итана, эта женщина была чертовски упряма, несмотря на то, что отрицала это. Его матери она наверняка понравилась бы. И сестре тоже. А отец сказал бы, что Итану следует вести себя осторожно, если он не хочет, чтобы его сначала заарканили, а потом крепко связали по рукам и ногам. Итан нахмурился. Да, это предупреждение следовало принять к сведению.
– Ну а теперь ты сверлишь ее колючим взглядом! Разве можно так смотреть на красивую женщину? Что она такого сделала?
– Ничего, честное слово, – кокетливо улыбаясь, сказала Бет. – Итан немного расстроился после моих слов о том, что я не считаю его человеком, подходящим для длительных отношений и брака. Он из тех, кто, прыгая с парашютом, дергает за кольцо в самый последний момент только потому, что это доставляет ему ни с чем не сравнимое удовольствие. А я люблю проводить время несколько иначе.
Итан едва не поперхнулся вином, услышав ее последнюю фразу, в которой содержался прозрачный намек. Нет, она была не из робкого десятка.
Вито снова покачал головой.
– В прыжках с парашютом нет, конечно, ничего романтического, но Итан пригласил вас на ужин, и это уже хорошо.
– Вы правы, – с притворным выражением задумчивости на лице сказала Бет. – Я, пожалуй, начну оценивать степень романтизма в его поступках по десятибалльной системе.
– Надеюсь, вам это понравится, – сказал Вито, ставя на стол горячее блюдо.
Подав ужин, он с приветливой улыбкой поспешил навстречу вошедшему в ресторан клиенту, который, по-видимому, как и Итан, был завсегдатаем.
– Я могу быть романтичным, как любой ухаживающий за женщиной мужчина, но ведь у нас с тобой не настоящее свидание, или ты уже забыла об этом? – спросил Итан.
– Конечно, нет, я на память не жалуюсь.
– В таком случае зачем ты столько наговорила Вито? Разве я предлагал тебе жениться?
Его слова звучали нелепо, но Итан заметил это, только когда уже произнес их. Он походил на неопытного мальчишку, сомневающегося в том, что может справиться с женщиной, и поэтому притворяющегося взрослым парнем.
Бет звонко расхохоталась.
– А что я, по-твоему, должна была сказать Вито? Что мы немного повздорили в ходе подготовки к выполнению ответственного задания?
– Конечно, нет.
– Владелец ресторана думает, что у нас свидание, поэтому я и вела себя так, как будто нахожусь на свидании со своим парнем.
– В таком случае мне жаль того беднягу, с которым ты действительно будешь когда-нибудь встречаться.
– Неужели?
Конечно, нет, черт побери! Итан завидовал ему. Этот парень будет ходить на свидания с Бет и… использовать ее розовые наручники.
Вернувшись вместе с Бет в ее квартиру, Итан продолжал завидовать тому счастливчику, который когда-нибудь станет ее парнем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...