ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вы хотите, чтобы между нами действительно возникли отношения? – спросил Итан, и у Бет бешено забилось сердце.
– Я хочу, чтобы вы привыкли друг к другу и убедительно играли роль влюбленных.
Бет старалась дышать размеренно, чтобы не выдать своего волнения.
– Хорошо, – кивнул Итан. – Мы будем проводить вместе свободное время.
– Я не собираюсь на досуге прыгать с парашютом, – выпалила Бет.
– Ты предпочитаешь назначать свидания в библиотеке? – насмешливо спросил Итан.
Честно говоря, она предпочла бы лечь с этим парнем в постель, но это выходило за рамки псевдоотношений.
– Библиотека – вполне подходящее место для свиданий писателя с подружкой.
– Писатели бывают разными, детка. Мне это место не подходит.
Он снова назвал ее «деткой». Бет зажмурилась, но от этого представшая перед ее мысленным взором картина стала только еще ярче. Она видела, что сидит на коленях у Итана и он сжимает ее в своих объятиях.
– Я уверен, вы найдете общий язык.
Бет открыла глаза, изо всех сил стараясь держать себя в руках.
– Артур Прескотт никогда не поверит, что я встречаюсь с таким человеком, как Итан. Это не мой тип мужчины.
– Ты действительно так думаешь? – спросил Итан таким тоном, как будто знал, какие фантазии преследуют Бет по ночам, когда она лежит в постели без сна.
– Дело не в типе мужчины, Элизабет, а в правдоподобном поведении. Итан – прекрасный агент, ему не составит большого труда убедительно сыграть свою роль.
– А мне? Я же не агент… Я не умею играть.
– Ты хочешь отказаться от задания? – спросил Уит, требуя от нее прямого ответа.
Бет взглянула на Итана.
– Я хочу добраться до этого мерзавца, Бет, – сказал он. – Мне тоже не нравится, что тебе придется изображать мою возлюбленную, но у нас нет другого выхода.
Бет пришла работать в «Годдард проджект», потому что хотела изменить свою жизнь. Она верила, что агенты этого учреждения заняты очень важным делом. Несмотря на все претензии, которые Бет имела к отцу, она восхищалась им и уважала его за то, что он делал для страны. Ее переполняло чувство гордости за отца.
Что касается Артура Прескотта, то ей не меньше, чем Итану, хотелось расправиться с ним. Этот человек был готов предать родину, его не волновало, что он подвергал опасности жизнь и благополучие тысяч сограждан и наносил ущерб развитию технологий.
Бет вздохнула:
– Может, для начала поужинаем вместе?
Отец воспринял ее слова как согласие и одобрительно кивнул.
Глаза Итана потемнели от наплыва чувств, в которых Бет было трудно разобраться.
– Хорошо, сегодня вечером поужинаем вместе.
– Сегодня вечером? – воскликнула Бет, чувствуя, что у нее опять учащается пульс. – Но мы еще не знаем, примет ли Прескотт меня на работу!
– Примет, – уверенно заявил Уит.
– Нам нельзя медлить. Мы должны прямо сейчас начать подготовку к выполнению задания. Я никогда не проявляю неряшливость в вопросах, касающихся дела.
– Меня тоже нельзя обвинить в неряшливости, – сказала Бет.
Она не была агентом, но, похоже, этому никто не придавал должного значения. Бет могла ныть, сколько ей было угодно, но этим она никого не могла разжалобить. В конце концов, она ведь согласилась участвовать в операции, и теперь было поздно отступать. Бет должна была выполнить это задание. Отец был прав, когда говорил, что Бет подходила для него по всем статьям.
– В таком случае я заеду сегодня к тебе и проверю это, – сказал Итан. – Хотя вряд ли у тебя в квартире грязно.
Бет имела в виду совсем не грязь в квартире, говоря о неряшливости, и Итан прекрасно понимал это. Однако она не стала возражать. Мысли ее были заняты сейчас другим. Она фантазировала о десерте, которого ей захочется в конце ужина с Итаном.
Глава 4
Услышав звук домофона, Бет растерялась.
Поджидая Итана, она убеждала себя, что это не настоящее свидание, а начало подготовки к выполнению ответственного задания. Ей и Итану необходимо было лучше узнать друг друга. И то, что им придется сидеть в интимной обстановке за столиком на двоих, еще не повод для перевозбуждения. Бет где-то читала, что женщины достигают пика своей сексуальности в возрасте от тридцати до сорока лет. Ей было всего лишь двадцать девять, и она мечтала об Итане уже почти два года. А это означало, что влечение к нему было вовсе не игрой гормонов. Она хотела именно этого мужчину. Хотела до такой степени, что давно уже перестала называть себя развратной и научилась справляться со своими желаниями и порывами. Но теперь ей предстояло пройти через настоящее искушение. И Бет не была уверена, сумеет ли она справиться с ним. Ее пугало то, что Итан был единственным знакомым ей мужчиной, которого не оттолкнули бы ее сексуальные фантазии и который знал бы, что делать с ними.
Закусив губу, Бет окинула критическим взглядом свое отражение в большом зеркале. Нет, ее фото никогда не украсят обложку «Вог». Однако Бет жалела не об этом. Беда заключалась в том, что Итан, хотя и был способен понять ее эротические фантазии, не захотел бы пережить их с ней. Она была не в его вкусе.
Она была по крайней мере на три дюйма ниже ростом, имела небольшой бюст и слишком незначительный опыт интимной жизни в отличие от тех женщин, с которыми Итан привык иметь дело.
Тем не менее, собираясь на свидание, Бет перемерила шесть платьев, три раза переделывала макияж и четыре раза прическу. В конце концов она собрала волосы на макушке в небрежный пучок, выпустив завитки на лбу и висках, и надела простое черное платье, короткое, с низким вырезом на спине.
Может быть, с оголенными ногами и открытой спиной она будет выглядеть сексуально.
Все эти усилия она предприняла, готовясь к псевдосвиданию. Да, Бет действительно хотела Итана.
Снова услышав домофон, она поморщилась. Пора было выходить на подиум, дефиле начиналось.
Бет нажала кнопку, и меньше чем через минуту Итан постучался в дверь ее квартиры.
Приоткрыв ее, Бет осторожно ногой отогнала котят.
– Привет.
– Привет, солнышко. Зачем ты закрываешь на замок дверь квартиры?
– Из-за котят. Боюсь, что они выбегут на лестничную площадку.
С опаской бросив взгляд на котят и убедившись, что они находятся далеко от порога, Бет открыла дверь шире, чтобы впустить Итана в квартиру.
– Заходи, мне надо взять пальто.
Итан быстро вошел и, молниеносно поймав черно-белого пушистого Бетховена, попытавшегося прошмыгнуть между его ногами и выбежать на лестничную площадку, закрыл за собой дверь.
– Спасибо. Эти непоседы порываются обследовать территорию за пределами квартиры, но, боюсь, их поведение приведет к скандалу с управляющей домом. У нее аллергия на кошек, и она не сразу разрешила мне завести котят.
Итан усмехнулся:
– Представляю, что может произойти, если она увидит котят у дверей своей квартиры. – Оглядевшись, он присвистнул. – А у тебя здесь красиво. Много экзотики.
Бет сама создавала интерьер своего жилища, украшая его яркими предметами в византийском стиле, роскошными тканями – шелком и бархатом. Диван и кресло она застелила искусственным мехом. Ей нравилось причудливое убранство квартиры, но гости лишь удивлялись.
Итан не выглядел удивленным. Скорее он был заинтригован.
– Кошкам здесь тоже нравится… порой даже чересчур, – с расстроенным видом сказала Бет, поглядывая на разорванные внизу великолепные шелковые шторы.
Проследив ее взгляд, Итан рассмеялся. Почесав Бетховена за ушком, он опустил его на пол.
– Тебе нужно побрызгать мебель специальным средством, и котята не тронут ее.
– Думаешь, тогда они перестанут драть мои шторы?
– Ну, я точно не знаю. Но моя сестра клянется, что спасает им свою квартиру от четырех кошек.
– У нее четыре кошки? – ужаснулась Бет.
Сама она едва справлялась с двумя котятами, которые, на ее взгляд, стоили целой армии мародеров.
– Ну да, у нее же дети, – пожав плечами, сказал Итан таким тоном, как будто это все объясняло.
Возможно, Итан был прав, и это действительно многое объясняло. У Бет не было опыта общения с детьми. Наверное, каждый ребенок хотел иметь своего домашнего питомца… Или, может быть, сестра Итана завела по котенку для каждого ребенка, чтобы дети не чувствовали себя обделенными и одинокими. У Бет не было братьев и сестер, она росла одна в семье и не представляла другой жизни. Но многодетные семьи вызывали у нее интерес. Ей всегда хотелось знать, как живут «нормальные» люди.
Сама она не мечтала когда-нибудь стать частью такой дружной семьи, потому что давно убедилась, что ее мечты бесплодны. Они походили на волшебные сказки или фантазии, которым не дано воплотиться в жизнь.
Взяв со спинки стула бархатное пальто, Бет направилась к двери:
– Я готова, мы можем ехать.
Но Итан остановил ее:
– У нас есть еще час до ужина.
Взяв из ее рук пальто, он снова повесил его на спинку, а затем снял свою кожаную куртку и бросил ее на тот же стул.
Бет не сопротивлялась. Она не проронила ни слова протеста. Чудеса! Собственная реакция на действия этого человека удивляла Бет. Глядя на него, она пыталась напомнить себе, что это было не настоящее свидание. Но ей было трудно вразумить себя.
Итан выглядел так сексуально в обтягивавшем его мускулистую грудь темном свитере, что у Бет слюнки потекли. Да, этот мужчина был неотразим.
Он посмотрел на Бет, выгнув бровь, и у нее засосало под ложечкой.
– Хм… – растерянно пробормотала она. – Если мы не поедем сейчас ужинать, то чем же мы тогда займемся?
– Давай выпьем и немного поговорим, – предложил он, озираясь в гостиной. – Мне надо узнать тебя поближе, иначе я не смогу убедительно сыграть свою роль в присутствии Прескотта. Какая ты в другой обстановке?
Все, что он говорил, было вполне разумно. Но Бет не хотела впускать в свою личную жизнь Итана Крейна. Почему она не подумала о том, что ей придется сделать это, прежде чем согласилась участвовать в операции? Вероятно, не желала расписываться в собственной слабости. А чувства, которые Бет питала к Итану, она как раз и считала проявлением слабости.
Бет глубоко вздохнула, собираясь с силами.
– У меня напитки стоят на кухне. Что будешь пить?
– Я предпочел бы пиво, но у тебя его, конечно, нет. – Итан в этот момент выглядел слегка смущенным, и это только усиливало его обаяние. – Я же простой техасский парень, в конце концов.
– Темное пиво в бутылке с длинным горлышком подойдет?
Итан прищурился:
– Интересно, для кого ты его держишь в холодильнике?
– Сейчас футбольный сезон, – пожав плечами, сказала Бет.
– И что из этого?
– Я люблю смотреть футбол по воскресеньям, но не говорю об этом маме. Эта игра не так политкорректна, как бейсбол.
– Ты смотришь матчи вместе с Хайаттом?
Раньше так оно и было, но Алан в отличие от Бет никогда не принадлежал к числу футбольных болельщиков. Он вообще предпочитал участвовать в игре, а не наблюдать за ней. Это было принципом его жизни. И в этом, наверное, Хайатт был схож с Итаном.
– Нет, одна.
– Значит, пьешь пиво?
– Да, и грызу соленые крендельки с начинкой из арахисового масла. Это часть воскресного ритуала.
– Ты не будешь возражать, если я в следующее воскресенье составлю тебе компанию?
– Ты любишь футбол?
– Солнышко, я же родом из Техаса. Конечно, я люблю футбол.
– И пиво.
– И пиво. Правда, не уверен, понравится ли мне начинка из арахисового масла в соленых крендельках.
– Я могу купить пакет обычных крендельков или, если хочешь, поп-корн.
О Боже, что она говорит! Неужели она приглашает его к себе в воскресенье, чтобы он испортил ей отдых у телевизора?
– Я принесу что-нибудь с собой.
Разговаривая, Итан незаметно подошел к Бет почти вплотную. Взглянув ему в глаза, она забыла, что хотела сказать. Как ему удалось подобраться к ней так близко? Может быть, Бет тоже неосознанно двигалась ему навстречу? Она не знала, что и думать. Нет, это задание доведет ее до ручки. Теперь Бет была уверена в этом.
– Итан, – прошептала она.
Бет не понравилось, как звучал ее голос. Она как будто пыталась соблазнить его, но ведь это было не так. Или все же…
– Да, детка?
О Боже! Бет почувствовала, как внизу живота стало горячо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...