ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне трудно с тобой. Ты все принимаешь слишком близко к сердцу.
Бет подняла на мать заплаканные глаза и вздрогнула под ее рассерженным взглядом.
– Мы с папой не знаем, что с тобой делать. Ничего страшного, конечно, нет. Просто ты должна научиться легче воспринимать происходящее. Если ты расстроена чем-то, то это еще не конец света. Учись держать свои чувства в узде. Знаешь, иногда нам с твоим отцом кажется, что аист принес нам чужого ребенка.
Линн тихо засмеялась, а у Бет по спине мурашки забегали от ужаса. Она не поняла эту шутку. Бет с малых лет чувствовала, что она не такая, как ее родители. Бет никогда не видела, чтобы ее мама плакала, в то время как сама она постоянно ревела. Родители ее одноклассников посещали школьные мероприятия, и лишь ее мама с папой не придавали никакого значения успехам своей дочери и, казалось, не желали видеть ее в очередной пьесе, поставленной на школьной сцене.
Она знала, что если бы родители были на ее месте, их нисколько не расстроило бы такое положение дел. Линн Уитни любила рассказывать о том, что она росла в семье известного политика и ей приходилось многим жертвовать ради семейного благополучия. А Бет не желала идти ни на какие жертвы. Мысль о том, что она чужая в семье, не давала ей в детстве покоя. Став старше, она лишь убедилась в этом.
Встретив Алана, Бет решила, что наконец-то ее бурные переживания найдут выход. Первое время у них все шло хорошо. Алан признавал это. Но вскоре Бет поняла свою ошибку. Она приняла сексуальное влечение Алана к ней за сильную сердечную привязанность. Но когда он говорил о том, что она нужна ему, он не имел в виду глубокие чувства, которые заставляют человека дорожить своей избранницей.
Он имел в виду только секс… и еще, возможно, ощущение комфорта. Но не взаимопонимание двух людей, ставших единым целым. Бет сделала это открытие, когда их отношения уже были в самом разгаре, и поэтому гнала от себя все сомнения и неприятные мысли. Алан не хотел пускать Бет в свою душу, точно так же, как ее родители уклонялись от тесного общения с ней. Несостоявшаяся свадьба стала для Бет последним суровым уроком жизни.
В день свадьбы Бет наконец прозрела. И с тех пор не пыталась прятаться от жестокой правды. После болезненного столкновения с реальностью она не могла довольствоваться малым. Если бы она поступилась своей мечтой о настоящей любви, они с Аланом все равно не обрели бы счастья. И это было бы несправедливо по отношению к ним обоим. И тогда Бет приняла твердое решение расстаться с Аланом, хотя он умолял ее дать ему еще один шанс.
Бет пришла к выводу, что ее мечты о любви неосуществимы, и, чтобы больше не причинять себе боли, стала избегать мужчин. Эротические фантазии помогали ей в этом. Но теперь выяснилось, что, оказывается, она обладала бешеным темпераментом и сексуальностью. Это открытие отнюдь не обрадовало Бет.
Ей приходилось сдерживать и маскировать свои желания, чтобы не отпугнуть уважаемых людей. Даже любовник просил Бет умерить свои сексуальные аппетиты.
Она, конечно, понимала: претензии Итана вызваны интересами дела. Он хотел успешно завершить операцию и боялся, что занятия бурным сексом выбьют их обоих из колеи. Однако все эти доводы не трогали сердце Бет. В глубине души она обижалась на Итана. По сути, он отвергал ее страсть, а Бет устала постоянно чувствовать себя отверженной.
Бет решила после выполнения задания покинуть ту обстановку, в которой жили ее родители и Итан. Быть может, в каком-нибудь маленьком провинциальном городке штата Айова она найдет свое место, поселившись в домике с белым штакетником. Может быть, это и не такое блестящее будущее, но Бет надеялась вписаться в тихую провинциальную жизнь и больше не страдать от непонимания окружающих.
Итан вышел из ванной полностью одетым. Он хотел избежать искушения снова затащить Бет в кровать. Итан надеялся, что она спит, но ошибся в своих расчетах. Она гладила пиджак, слушая местные новости по радиоприемнику, который стоял сзади на телевизоре.
– Погода сегодня отличная, так что мы быстро доберемся до побережья, – заметил Итан.
Бет, избегая его взгляда, повесила выглаженный пиджак на спинку стула.
– Мне надо принять душ.
У Итана было такое чувство, словно между ними возвышается крепкая каменная стена. Странно, что он все еще мог ее видеть сквозь такую мощную преграду. Бет, все так же не глядя на него, направилась в ванную. Итан схватил ее за руку.
– Бет…
Она подняла на него свои темные глаза, но они ничего не выражали.
– Что?
– С тобой все в порядке?
– Да. А что со мной может случиться?
– Не знаю, мне кажется… – Он с трудом подбирал слова. – Ты как будто далеко от меня.
Ее губы изогнулись в улыбке.
– Все нормально, Итан. Мы разные люди. Ты – это ты, а я – это я. Мы не можем быть постоянно близки.
– Но ведь мы одна команда, выполняющая важное задание.
– Это так.
Итан не почувствовал облегчения от того, что она согласилась с ним.
– Мы должны работать вместе.
– А я разве спорю?
– С тобой точно все в порядке? Может, ты обиделась, что я ласкал тебя, когда ты спала?
– Ничуть. Если хочешь знать, меня потрясло такое пробуждение. Ты завел меня не на шутку. – Она засмеялась. – Ты очень похож на моих родителей. Мне кажется, вы отлично поладили бы.
– Мне хватает своих родных. Я с ними тоже неплохо лажу.
Это было не совсем так, но Итан не собирался обсуждать свои семейные дела.
Лицо Бет омрачилось.
– Понятно. Только я одна никуда не вписываюсь и нигде не могу найти себе места.
– С чего ты взяла, солнышко? Ты прекрасно вписываешься в нашу команду и находишься в агентстве на своем месте. Недаром Уит послал тебя в эту командировку, хотя ты и не являешься агентом.
Бет покачала головой:
– Не обращай внимания на мои слова, Итан. Извини, я действительно хочу принять душ.
Она хотела высвободить свою руку, но он не отпустил ее.
– Ты прекрасно вписываешься в окружающий тебя мир.
– Как скажешь, Итан. – В ее тоне слышалось раздражение. – Я могу наконец пройти в ванную?
– Послушай, если тебя что-то не устраивает, давай выясним.
Бет нетерпеливо вздохнула. В эту минуту она показалась Итану восхитительной. Он обожал, когда она сердилась.
– Я слушаю, Бет. Расскажи, что тебя не устраивает.
Она пожала плечами.
– Я решила после этой командировки уволиться из агентства и найти работу в каком-нибудь маленьком городке. Я готова переехать в другой штат.
– Такое решение пришло к тебе после того, как ты чуть не потеряла сознание от оргазма?
Бет посмотрела на него как на чокнутого.
– Конечно, нет. – Не удержавшись, она засмеялась, и Итан почувствовал себя полным идиотом. – Не важно, почему я приняла такое решение. Главное, что я твердо намерена осуществить свой план. Ты убедил меня в том, Итан, что я должна жить своей жизнью, а не витать в облаках, грезя наяву.
Ему было приятно, что она приняла его слова к сведению, но он не ожидал, что Бет придет к подобным выводам и примет скоропалительное решение покинуть Вашингтон. Итан пришел в замешательство, но не подавал виду.
– Жить своей жизнью – это отлично, но зачем покидать дорогих тебе людей?
– Мне придется это сделать.
В ее голосе звучала непоколебимая уверенность в своей правоте, и Итан не нашелся с ответом. Он не имел права останавливать Бет.
Сегодня утром что-то произошло, и это вызвало у нее желание начать жизнь с нуля. Итану хотелось выяснить, что именно послужило толчком к резкой смене ее настроения. Впрочем, возможно, недовольство жизнью долго накапливалось в Бет, а затем выплеснулось наружу. Может быть, их отношения стали последней каплей, заставившей ее попытаться что-то изменить вокруг и в себе самой?
Это льстило его самолюбию.
Хотя Итан не мог взять в толк, что именно послужило причиной беспокойства, охватившего Бет. Их отношения ограничивались сексом. И несмотря на то что занятия любовью были бурными и неистовыми, вряд ли они могли подвигнуть Бет к принятию решения в корне изменить свою жизнь. Если только, конечно, она не испугалась влюбиться. Она не хотела этого.
Его тоже не устраивала такая перспектива. Итан не собирался пока заводить семью. Да и сможет ли он сделать Бет счастливой в браке? Из него никогда не выйдет надежный покладистый спутник жизни, проводящий каждую ночь в постели с женой. Пора оставить Бет в покое.
– Не принимай сейчас никаких серьезных решений, – сказал он, потирая затылок.
Так делал его отец, когда пытался в чем-нибудь убедить жену или дочь. Итан с удивлением поймал себя на том, что перенял его привычку.
– Твое настроение сейчас зависит от совсем непростых обстоятельств. Постарайся успокоиться. Пройдет время, и ты взглянешь на вещи другими глазами.
Бет снова пожала плечами.
– Надеюсь, всё. А теперь ты позволишь мне принять душ?
Итану не нравилось, что Бет не выразила ни своего согласия, ни своего несогласия с ним. По-видимому, ему не удалось переубедить ее, но она не стала спорить. Почему? Они же были друзьями… Или нет?
– Бет, мы все обсудим, как только ты захочешь.
– Здесь нечего обсуждать, но все равно спасибо тебе за попытку помочь.
Она казалась чужой и далекой.
Годы учебы в частной школе и опыт, приобретенный в общении с политиками, помогли Бет держаться отстранение. Она была закована в броню официальности, несмотря на внешний вид – растрепанные волосы, ночную рубашку, сквозь которую просвечивало тело, и запах секса, все еще исходивший от нее после их утренних занятий любовью.
– Ты прекрасно вписываешься в свою семью, Бет, поверь мне.
Не говоря ни слова, она высвободила свою руку и скрылась за дверью ванной.
Бет не захватила с собой одежду. В чем же она выйдет? Эта мысль не давала покоя Итану. Возможно, Бет завернется в полотенце или наденет лифчик и трусики. Итан видел, что она что-то сжимала в руке. Как бы то ни было, но он боялся, что это соблазнительное зрелище спровоцирует его либидо. Пожалуй, лучше спуститься в вестибюль и заказать завтрак.
Глава 14
Итан остановил взятую в аренду машину у ворот дома Артура Прескотта. Каменная ограда высотой в восемь футов, увенчанная литыми железными штырями, производила внушительное впечатление. Итан не сомневался, что через них пропущен электрический ток. Острые штыри выполняли не только декоративную функцию.
Помещение охраны находилось прямо в стене. Двойные ворота были изготовлены из того же литого железа, что и ряд острых шипов, венчавших каменную стену. В ее глади располагалась дверь, из которой к машине вышел одетый в стильную черную форму охранник с непроницаемым лицом.
Открыв окно, Итан взглянул на подошедшего охранника.
– Это Бет Уитни. Мистер Прескотт назначил ей встречу для собеседования.
Охранник заглянул в свой планшет с блокнотом.
– Прошу вас, мисс Уитни, выйдите из машины для визуальной идентификации.
Бет уже взялась за ручку дверцы, но Итан остановил ее.
– Это действительно необходимо? – спросил он охранника.
– Да, сэр.
Итан нахмурился, старательно играя роль бойфренда, привыкшего опекать свою подружку. Помедлив, он наконец с недовольным видом сказал:
– Хорошо, дорогая, давай выйдем из машины.
Когда они предстали перед охранником, тот сравнил Бет с фотографией, лежавшей в его планшете, и с удовлетворенным видом кивнул. Итан задумчиво следил за ним.
– Я провожу вас до дома, – с вежливой улыбкой сказал охранник.
Итан тут же хозяйским жестом обнял свою спутницу за плечи.
– Если вы не возражаете, я подвезу ее к крыльцу на машине.
Улыбка тут же исчезла с лица охранника.
– Вас нет в списке тех, кому сегодня назначена встреча, мистер…
– Итан Грейндж, – подсказал Итан.
Документы на это имя были у него в полном порядке, и Бет знала об этом.
По легенде, Итан был писателем-беллетристом. Трудно придумать лучшее прикрытие для оперативника. Итан даже издал малым тиражом две книги под именем Грейнджа на средства, выделенные руководством «Годдард проджект». Если Прескотт захочет навести о нем справки, то сможет убедиться, что на свете действительно есть такой писатель.
– К сожалению, мистер Грейндж, вам придется подождать здесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...