ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ты и папа обсудили схему твоего поведения еще вчера, не так ли?
– Да, а почему ты об этом спрашиваешь?
– Значит, ты входил в образ, – продолжала Бет, чувствуя одновременно облегчение и разочарование.
– Не понимаю, о чем ты?
– О том, что произошло сегодня утром. Ты вел себя с Аланом, как тупой мачо. Теперь я поняла, что ты просто входил в образ.
Бет сделала глоток вина, пытаясь подавить в душе чувство разочарования.
Откинувшись на спинку дивана, Итан положил вытянутые босые ноги на кофейный столик.
– Значит, ты не считаешь меня тупым мачо?
– Мачо – да, тупым – нет.
Итан приподнял бровь:
– Хм…
Бет не знала, о чем он сейчас думал. Итан зашевелился, и ее взгляд невольно скользнул по его телу. На его бедрах сквозь ткань джинсов проступали рельефные мышцы. Но внимание Бет привлекли не они, а босые ступни Итана. То, что он по-домашнему разулся в ее присутствии, создавало особую интимную обстановку. Почему вид босых ступней так взволновал ее? Возможно, если бы они жили на Гавайях или в Южной Калифорнии, а не в Вашингтоне, она не испытала бы при виде их такие острые ощущения. Но здесь не принято разгуливать без обуви. Босые ноги Итана были, пожалуй, не меньшей непристойностью, чем их поведение вчера вечером и ночной разговор по телефону.
Неужели вчера она действительно сверкала перед ним трусиками? Да она с ума спятила! Впрочем, это было лучше, чем потерять голову от любви. Хотя вряд ли ей удастся сохранить ее на плечах.
– Я не считаю, что вел себя как последний тупица, когда пытался поставить на место человека, бросившего тебя три года назад у алтаря, – помолчав, неожиданно заявил Итан.
Глава 8
Проведя кончиком языка по пересохшим губам, Бет взглянула ему в глаза. Выражение лица Итана оставалось непроницаемым.
Его поведение сегодня утром в офисе было из ряда вон выходящим. Покачав головой, она глубоко вздохнула:
– Не нравится мне весь этот спектакль.
– Думаешь, я постоянно играю?
– Речь идет о другом… Мне кажется, я не смогу убедительно сыграть роль подружки ревнивого, властного бойфренда. Твое поведение будет постоянно раздражать меня, и я не сумею скрыть досады и недовольства, – неохотно ответила Бет.
– Не старайся скрывать свои чувства! Это будет выглядеть вполне естественно.
– Даже не знаю, что сказать…
– Поверь мне, солнышко. Смену места жительства и работы тоже можно будет объяснить неуступчивым характером твоего бойфренда.
– Как ты это себе представляешь?
– Вот послушай. По легенде, мы с тобой живем вместе уже два года – чем больше будет правды в наших рассказах о себе, тем лучше. Чтобы обмануть Прескотта, надо сначала заставить его поверить нам. Ты ушла из агентства, где работала консультантом по инвестициям, для того чтобы больше времени проводить со мной. А теперь я захотел переехать на западное побережье, где, как я считаю, меня снова посетит вдохновение. Вполне понятно – мне хочется, чтобы ты работала неполный день, так как по натуре я собственник и стремлюсь чаще видеть тебя рядом.
Бет сбросила туфли и села на диван, поджав под себя ноги.
– Женщине, которая мирится с прихотями подобного собственника, надо было бы преподать хороший урок и научить ее быть более уверенной в себе, – заметила она.
– Ты хочешь сказать, что никогда не пошла бы на компромисс с тем, кого любишь, и ни в чем не уступила бы ему?
– А ты?
– Я пошел бы, – пожав плечами, промолвил Итан. – Я буду играть вредного зануду, который чувствует, что ты нужна ему как воздух, но скрывает это за маской высокомерия. Конечно, я по натуре совсем другой человек, но тем не менее считаю, что отношения требуют компромисса от одного или даже от обоих влюбленных.
– А твои родители шли на компромиссы в своих отношениях?
– Постоянно. И до сих пор готовы идти. Они научили нас, детей, что в семье надо уступать друг другу и подчас жертвовать мелкими интересами. Это нелегко, но очень важно для поддержания мира и спокойствия между родными. Мы все живем в разных концах страны, но остаемся близкими людьми.
– Мне нравится такой подход к семейным отношениям.
«Нравится» не то слово. Если бы в семье Бет были такие отношения, она, наверное, находилась бы на седьмом небе от счастья.
– Ты бы понравилась моим родителям, Бет, особенно маме. Она обожает горячих женщин.
– Ты считаешь меня горячей?
– Да, как пламя пожара. Ты пытаешься скрыть это за внешним спокойствием, но твой огонь все равно прорывается наружу. И еще мне нравится, что ты не стараешься манипулировать людьми.
– Откуда ты знаешь?
– Мы знакомы уже два года.
– Да. Мы работаем в одном агентстве, но это вовсе не значит, что ты хорошо меня знаешь.
– Я наблюдал за тобой, детка. Поверь, я знаю тебя.
Он снова начал называть ее деткой! Бет чувствовала, что не вынесет этого. Во всяком случае, ее добрые намерения могли пойти прахом.
– Если ты так хорошо знаешь меня, то почему позволил себе намеки в присутствии Алана и моего отца?
– Ты пытаешься скрыть наши отношения, потому что хочешь, чтобы Алан продолжал бегать за тобой?
– Нет. Я просто не хочу, чтобы мою личную жизнь выставляли напоказ. Кроме того, у нас с тобой нет никаких отношений.
– Как ты можешь говорить такое после вчерашней ночи?
У Итана не дрогнул ни один мускул, и тем не менее Бет явственно ощутила исходящую от него угрозу. Он одной фразой, произнесенной спокойным тоном, мог вызвать у нее робость. Как ему это удавалось?
Однако Бет не хотела сдаваться.
– Это был всего лишь секс по телефону. Он не накладывает никаких обязательств, ведь на дворе двадцать первый век.
Несмотря на то что все это было произнесено небрежным тоном, Бет при воспоминании о ночном телефонном разговоре сгорала со стыда и клялась себе, что этого больше никогда не повторится.
Опустив ноги и выпрямившись, Итан поставил бокал на столик. Его глаза вспыхнули жарким огнем.
– Вчерашняя ночь была просто невероятной, а сегодня нас с тобой ждет нечто совершенно умопомрачительное, – пообещал он.
Бет вдруг стало нечем дышать. Итан не придвигался к ней, но ей казалось, что он сидит слишком близко. Вжавшись в угол дивана, она сделала глоток вина.
– Вряд ли у нас с тобой что-то будет сегодня.
Он взял из ее рук бокал.
– Недавно ты говорила совсем другое. Хватит пустой болтовни, детка.
– А ты говорил, что не будешь торопить меня, – возразила Бет.
Она не узнала свой голос. Он звучал хрипловато. Бет всегда считала себя практичным, решительным, ответственным человеком. Ее было трудно сбить с толку. Но Итану это прекрасно удавалось. Он толкал ее на опрометчивые поступки. В этом не было ничего хорошего.
– Я не тороплю тебя, Бет. Ты сама предложила заняться сегодня любовью. Это твоя идея, а не моя.
Он наклонился к ней и теперь сидел близко, почти касаясь ее груди. Если бы Бет сейчас глубоко вздохнула, ее соски, пожалуй, коснулись бы его рубашки. Бет едва не поддалась искушению проверить это на практике.
– Мы никогда прежде не занимались любовью и даже не целовались, – пролепетала Бет.
– Нет, мы занимались любовью. А что касается поцелуев, то я могу исправить эту оплошность.
Бет отпрянула, едва не упав с дивана, и ускользнула из его объятий.
– Ответь сначала на один вопрос, – потребовала она.
Итан тоже встал и, обойдя столик, приблизился к Бет, несмотря на ее сопротивление. Взяв Бет за плечи, он заглянул ей в глаза. Самое ужасное заключалось в том, что ей это было приятно. Ее плоть не возражала против физической близости с этим человеком.
– На какой?
– Ты пытаешься вступить со мной в интимные отношения в интересах дела?
– Черт бы побрал этого Хайатта! Это он внушил тебе подобную мысль, да?
– Вовсе нет. Возможно, я неопытна по сравнению с другими твоими женщинами, но меня нельзя назвать наивной или глупой. Я поняла тебя сегодня утром. Мы знакомы два года, но за это время ты ни разу не удосужился пригласить меня выпить кофе. И вдруг ни с того ни с сего тебе захотелось снять с меня трусики!
– Мне нравятся твои трусики, – усмехнувшись, заявил он.
– Итан, прекрати паясничать! – Несмотря на то что этот предмет нижнего белья был надежно скрыт под черными слаксами, Бет ни на секунду не забирала о нем. – Я… хм… задала тебе вопрос и жду ответа.
Итан притянул ее к себе, и Бет, которая чувствовала себя рыбой на крючке, послушно прильнула к нему всем телом. Ощутив электрический разряд при прикосновении к его твердой груди, она по-кошачьи потерлась об Итана, стараясь удобнее устроиться в его объятиях.
– А если бы я встречался с тобой только ради успешного выполнения задания, ты отвергла бы меня? – тихо спросил он, и его дыхание коснулось ее губ.
Бет это было приятно, но хотелось большего. Где обещанный поцелуй? Впрочем, и поцелуя было бы недостаточно. Их ждала бурная ночь.
Итан хотел того же, что и она. Это было совершенно ясно. В его голосе слышалась едва сдерживаемая страсть. Он помнил каждое ее слово из ночного разговора по телефону.
О, если бы можно было вычеркнуть прошлую ночь из ее жизни!
– Не знаю, смогла бы я устоять перед искушением и отвергнуть тебя, – призналась она. – Но что бы ни произошло между нами, я уверена, что смогу жить дальше, не обманывая себя.
Итан, вздохнув, выпустил ее из объятий.
– Не буду отрицать очевидного. Я решил проводить с тобой больше времени в интересах дела. Но должен признаться, я всегда хотел тебя, солнышко.
– Всегда? Неправда.
– Думаешь, эрекция вчера вечером была не настоящая? Я сымитировал ее?
– Ты профессионал. Я уверена, что ты умеешь владеть своим телом и вызывать в себе сексуальное возбуждение.
Он взъерошил волосы.
– Ты права. Я умею это, но, черт побери… моя эрекция в таких случаях не настолько сильна, как хотелось бы. А вчера я мог бы, пожалуй, просверлить скалу. И все из-за тебя.
Бет не знала, верить или нет.
– А ты часто лжешь в интересах дела?
– Да, если это необходимо. Но сейчас я не лгу. Это не нужно. Сейчас выгоднее сказать правду. Я хочу тебя и всегда хотел. Это обстоятельство в какой-то степени облегчает выполнение задания, но в то же время запутывает мое положение.
– Почему?
– Когда я нахожусь рядом с тобой, мной управляет либидо, а мне нужна трезвая голова. К сожалению, не всегда могу сохранять самообладание в твоем присутствии.
– Неужели все действительно так серьезно?
– Да. Я хотел попросить Уита послать со мной на задание другую сотрудницу, но потом передумал. Вряд ли я смогу убедительно изобразить отношения с другой женщиной.
– Мне жаль.
– А мне нет, – сказал Итан и так сексуально улыбнулся, что у Бет засосало под ложечкой.
Она готова была растаять и растечься лужицей у его ног.
– Какие чувства ты ко мне испытываешь?
– Я же уже сказал. Я хочу тебя так сильно, что готов взорваться, как только представлю, что мой член входит в тебя.
Бет не ожидала этого услышать. Значит, она интересовала его только как сексуальный объект, не затрагивала его чувств.
– Ты бываешь порой невероятно груб.
– Такой уж уродился. Вини во всем себя… Ни одна женщина еще не доводила меня до подобного безумия. Из-за тебя у меня просто крышу рвет.
– А в Алане просыпается инстинкт защитника? – спросила Бет, вспомнив, как странно вели себя мужчины в офисе.
– Нет, Алан здесь ни при чем. – Итан нахмурился. Его, по-видимому, коробило сравнение с Аланом. – Хотя, когда я нахожусь рядом с тобой, мне всегда хочется броситься на твою защиту.
– Неужели?
– А разве ты не поняла этого сегодня утром?
– Нет, в тот момент я мечтала только об одном – прострелить тебе коленную чашечку.
– Ты хотела искалечить меня на всю жизнь только из-за того, что я пытался поставить на место твоего бывшего жениха? – изумился Итан, недоверчиво поглядывая на Бет.
– Нет, из-за того, что ты привел меня в смущение.
– Тебе стыдно признаться в том, что ты встречаешься со мной?
– Желание сохранить в тайне свою личную жизнь не имеет ничего общего со стыдом. Кроме того, нельзя сказать, что мы с тобой встречаемся.
– А я считаю, что вчера вечером у нас было настоящее любовное свидание.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...