ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все тело ныло от жажды сексуального удовлетворения, от неутоленной страсти – весьма неприятные ощущения.
Взглянув на часы, она растерянно заморгала. Время как будто остановилось, цифры не менялись. Было около двух часов ночи, а Бет все никак не могла уснуть от возбуждения. При других обстоятельствах она бы уже давно удовлетворила себя сама. Но сейчас Бет слишком злилась на себя и не хотела потакать своей чувственности.
Ее глаза туманились от слез. Она пришла в отчаяние.
Внезапно тишину ночи разорвал звонок телефона. Подскочив на постели, Бет схватила его и взглянула на светящийся дисплей. Звонки посреди ночи обычно сулят неприятности. Может быть, что-то случилось с мамой или отцом? На дисплее она прочла фамилию Крейн. Это был Итан.
Бет нажала клавишу:
– Алло.
– Ты не спишь? – раздался в трубке низкий голос с хрипотцой, который всегда казался ей очень сексуальным.
– Как видишь, нет. Даже если бы я и спала, твой звонок разбудил бы меня.
– А ты спала? – спросил Итан.
На этот вопрос трудно было дать уклончивый ответ. Бет вздохнула:
– Нет.
– Я тоже не сплю.
– Почему?
– Сегодня вечером я общался с очень сексуальной женщиной, склонной к смелым эротическим фантазиям, и теперь никак не могу выбросить из головы ее хорошенькие трусики.
– Мне жаль.
– А мне нет.
– На мне сейчас нет трусиков.
Бет не надеялась, конечно, что ее слова изменят ситуацию к лучшему, они непроизвольно вырвались у нее. Итан застонал, и Бет невольно улыбнулась.
– На мне вообще ничего нет, – произнес он хрипловатым голосом, и Бет бросило в дрожь.
– Хм… – Она сглотнула слюну. – На мне, по правде говоря, тоже. Ну, кроме шелковой золотистой простыни, конечно.
Бет любила спать голой. Ей казалось, что одежда сковывает движения.
– Ты убиваешь меня, детка.
– Я этого не хотела.
– Я знаю… Тебе сейчас надо определиться, чего ты на самом деле хочешь.
– Я знаю, чего хочу.
– Но когда я вчера уходил от тебя, ты в этом еще не была уверена.
– Я хочу тебя, но мне страшно.
– Чего ты боишься?
– Жизни. – Она вздохнула. – Мне кажется, ты прав. Я мечтательница, а не человек действия.
– А чем тебя пугает жизнь?
Бет было легко ответить на этот вопрос.
– Она причиняет боль.
– Боль напоминает нам о том, что мы еще живы.
– Наверное.
– И еще она учит нас не воспринимать наслаждение как должное.
Странно, что человек, занимающийся экстремальным спортом и привыкший рисковать жизнью на оперативной работе, рассуждал подобным образом.
– Все свое детство я грезила наяву и витала в облаках. Мечты доставляли мне больше удовольствия, чем реальность.
– К тому же они причиняли меньше боли.
– Думаю, что я так никогда и не оставлю эту привычку.
– И в чем же заключались твои фантазии?
– Я мечтала о любящих родителях, о настоящей дружной семье.
– Родители любят тебя, солнышко.
– Да, но в детстве я не была уверена в этом.
– Жаль.
– Не надо меня жалеть, Итан. Они никогда не обращались со мной плохо, не обижали меня.
– Тем не менее ты до сих пор в обиде на них. И из-за этого ты ушла в свои фантазии и не желаешь жить реальной жизнью.
Он был прав. Бет уже один раз сегодня признала это и больше не хотела повторяться. Может быть, Итан не понимал, что творилось сейчас в ее душе? Женщине, которая гордится своей честностью, очень неприятно осознавать, что она живет в вымышленном мире.
– Однажды я попробовала осуществить свою мечту, но это плохо закончилось.
Бет не знала, от кого она защищалась – от самой себя или от Итана.
– И что это была за мечта?
– Выйти замуж и создать настоящую семью.
– И что же случилось?
– Он бросил меня у алтаря.
Итан выругался, и Бет вздрогнула. Но не от его брани. Она не собиралась рассказывать Итану о своем несостоявшемся браке. Бет была твердо настроена предать забвению прошлые обиды. Но ночной разговор разбередил ее душу, и она проговорилась.
Темнота окутывала ее со всех сторон. В комнате находились только котята, которые мирно спали в своей маленькой мягкой кроватке, стоявшей в другом конце спальни. Телефонная трубка, которую Бет прижимала к уху, походила скорее на часть сновидения, нежели на реальность. И поэтому она потеряла бдительность.
– Когда я училась в колледже, у меня не было серьезных увлечений, – продолжала рассказывать Бет, не зная, зачем она это делает. Слова лились неудержимым потоком. – Я была застенчивой.
– Ты уже тогда боялась жизни.
– Это правда.
– Как ты познакомилась с ним?
– Он был моим клиентом. Я работала консультантом по инвестициям, и по долгу службы мне пришлось заниматься его портфелем ценных бумаг. Я узнала, что он агент, лишь на нашем пятом свидании. К тому времени я уже успела влюбиться. Мне не хотелось рвать с ним отношения. Он сказал, что работает на правительство, как половина жителей Вашингтона. Позже я узнала, чем именно он занимается. Мы любили друг друга. Так по крайней мере мне тогда казалось. Но теперь я думаю, что тот, кто действительно любит свою невесту, вряд ли бросит ее у алтаря. Что ты на это скажешь?
– А почему он тебя бросил? – вместо ответа спросил Итан.
– Внезапно получил срочное задание. Расследование, которое он когда-то вел, снова возобновили, так как неожиданно всплыли новые факты, и мой жених должен был играть в операции ключевую роль. Он думал, что успеет завершить ее до уже назначенной даты свадьбы. Но дело затянулось, и он вернулся в страну из-за рубежа тремя днями позже. Не позвонил и ничего не объяснил.
– Но может быть, у него не было возможности позвонить.
– Именно так он и сказал. Какое это имеет значение? Если бы наш брак был действительно важен для него, он нашел бы способ вырваться на один день домой.
– Может быть…
Бет знала наперечет все эти «может быть» и даже понимала их, но это ничего не меняло.
– Не имеет значения. После того как он бросил меня у алтаря, я поняла, что у нас никогда не будет таких отношений, которые мне нужны.
– Мечта разбилась о реальность. Ты хочешь идеальных отношений, но жизнь несовершенна.
На глазах Бет выступили слезы, но она постаралась унять дрожь в голосе.
– На все это можно, конечно, взглянуть и с этой стороны, Итан… Но ты когда-нибудь испытывал сомнения в том, что ты действительно нужен тем людям, которые, казалось бы, должны любить тебя? Я не хочу, чтобы мои дети страдали так же, как страдаю я. И сама больше не желаю страдать!
Бет всегда считала себя сильной. Но оказалось, что это не так. И ей нужно было смириться с этим.
– С тобой все в порядке, Бет?
– Да, все отлично.
– Ты плачешь.
Бет, глубоко вздохнув, взяла себя в руки.
– Все хорошо. Честное слово. Я просто устала.
– И хочешь секса.
Бет засмеялась:
– Ты прав.
– Опыт общения с бывшим женихом убедил тебя в том, что агенты не годятся для длительных отношений, не так ли?
– В этом я была убеждена еще до знакомства с Аланом и все же пошла на риск.
Честно говоря, у Бет не было выбора. К тому времени как она узнала, что Алан – агент, она уже по уши влюбилась в него. Совет матери был вполне здравым, но у Бет не было возможности воспользоваться им в той ситуации.
– События развивались совсем не так, как я рассчитывала, – добавила она.
– Значит, Алан Хайатт – это тот человек, за которого ты едва не вышла замуж?
Голос Итана стал похож на рычание хищного зверя. От его необъяснимой злости Бет бросило в жар. Ее возбуждение нарастало. Да, с ней явно было что-то не так, если отрицательные эмоции Итана только распаляли ее. Хотелось укротить дикого зверя с помощью… собственного тела. И если невозможно было заняться с ним прямо сейчас сексом, то можно было хотя бы поговорить на деликатную тему.
– Теперь ты знаешь, что нас с ним связывало в прошлом. – Наконец-то любопытство Итана было удовлетворено. – Думаю, именно поэтому папа взял Алана к себе в агентство, не сообщив мне заранее о своих планах. Кажется, папа надеется, что Алан вновь разбудит во мне былые чувства.
– Ну и как? Ему удалось разбудить их? – В трубке снова слышался угрожающий рык.
Ничего себе!
– Неужели ты думаешь, что я стала бы сверкать перед тобой сегодня вечером своими трусиками, если бы это было так? – мягко спросила она.
– Кто его знает.
– Я вовсе не вертихвостка.
– Значит, у тебя нет к нему никаких чувств?
– Совершенно никаких.
– Это точно?
– Да.
– Сколько любовников было у тебя после него?
– Это мое личное дело.
– Оно перестало быть личным после того, как я снял перед тобой штаны и показал свою эрекцию.
Бет потеряла дар речи. В трубке послышался хрипловатый смех, от которого она почувствовала в промежности легкое покалывание.
– Так сколько их было?
– Ни одного.
– Почему?
– Мечтать легче и безопаснее, чем заводить любовника.
К тому же после разрыва с Аланом только один мужчина сумел возбудить в ней желание. Это был Итан. А о нем действительно было намного безопаснее мечтать.
– А до Алана?
– К чему эти расспросы? Или ты решил узнать, достаточно ли я опытна, чтобы стать партнершей Жеребца?
– Нет, я всего лишь стараюсь лучше узнать тебя, детка. Отвечай на вопрос.
– Не понимаю, при чем тут моя интимная жизнь. Это к делу не относится.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты зачем-то перерыл весь ящик с моими трусиками.
– И шкаф с твоими туфельками, и книжные полки.
Он хорошо держал удар. Может быть, действительно это она была сексуально озабоченной и ни о чем другом не могла думать?
– До встречи с Аланом я была девственницей.
– Не кажется ли тебе, что это выглядит несколько старомодным?
– Не знаю. Я говорю так, как было. Повторяю, что у меня в жизни было мало романтических увлечений.
– Значит, для того чтобы заняться сексом, ты ждешь другого, подходящего партнера, с которым можно было бы завязать длительные, прочные отношения?
Да, именно так. Однако время внесло свои коррективы в ее планы. В конце концов Бет начала сомневаться, что у нее когда-нибудь будут прочные длительные отношения.
И она нырнула в омут с головой.
– Нет. Я хочу заняться сексом с тобой.
– А серьезных отношений со мной ты не хочешь, потому что я агент.
– Даже если бы ты был сотрудником страхового агентства, мне кажется, я все равно боялась бы тебя, Итан. Ты не из тех мужчин, которые подолгу встречаются с одной женщиной. В особенности с такой, как я.
– Все имеет свое начало.
Это было сказано мимоходом, и Бет оставила замечание без внимания. Скорее всего Итан в душе согласен с ней. По его словам, он не готов к серьезным отношениям, просто ему хотелось переспать с ней. Сексуальное возбуждение мешало сегодня заснуть, поэтому он и позвонил Бет.
Может быть, Бет в конце концов удастся осуществить свои эротические фантазии. На этот раз она не стремилась к идеальному воплощению мечты. Разрыв отношений не должен причинить ей боли, потому что она не собиралась влюбляться в Итана. Наученная горьким опытом, Бет решила не повторять прежних ошибок. Нет, теперь она будет умнее!
– Я хочу тебя, Итан.
– Никаких сомнений?
– Нет.
Во всяком случае, Бет не собиралась делиться ими с Итаном. Если у нее и были какие-то сомнения, то они все равно уже ничего не могли изменить.
– Черт побери, детка… Завтра у нас рабочий день. Но, может быть, мы что-нибудь придумаем? Давай утром позвоним в офис и скажем, что мы заболели.
– Я не могу. Да и ты тоже обязательно должен выйти на работу. Мне нужно подготовиться к отъезду в командировку, передать дела сотруднице, которая будет замещать меня.
Бет вовсе не искала предлога для того, чтобы отложить встречу с Итаном. События развивались стремительно, и она не могла позволить себе пропустить целый рабочий день. Бет боялась подвести людей и ругала себя за гипертрофированное чувство ответственности.
– Ты человек долга, солнышко, я это знаю.
– Мне самой это не нравится, но я не могу иначе.
Она с огромным удовольствием не пошла бы завтра на работу. У Бет ломило все тело от неутоленного желания. Ничего подобного она раньше не испытывала. Даже в разгар отношений с Аланом.
Бет беспокойно заворочалась в постели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...