ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она не знала, хватит ли ей мужества на решительный шаг. Нет, она никогда не была трусихой. Но ей не хватало воли начать действовать.
– Мы могли бы…
– Да-а?..
От этого слова, произнесенного Итаном в техасской манере, с растяжкой, Бет бросило в дрожь.
Ей хотелось осуществить одно свое тайное желание, и она надеялась, что эта затея понравится Итану.
– Мы могли бы поговорить сейчас друг с другом… ну, понимаешь, непристойно поговорить…
– Ты предлагаешь мне сеанс секса по телефону, детка?
Его голос звучал не удивленно, а скорее возбужденно. Ему определенно нравилось предложение Бет. Это вдохновило ее.
– Да, – набравшись храбрости, прошептала она.
Итан учащенно задышал в трубку.
– Переключи телефон на громкую связь и устройся поудобнее, детка, – сдавленным от возбуждения голосом распорядился Итан.
Громкая связь? Эта идея смутила ее. Но, справившись с волнением, Бет рассмеялась. Кто может услышать их сейчас? Котята? Она сползла по скользким шелковым простыням и улеглась на спину. Ее грудь высоко вздымалась и опускалась от учащенного дыхания.
– Тебе удобно, солнышко?
– Да. А тебе?
Он засмеялся вместо ответа.
– Ты трогаешь себя? – отважилась спросить Бет.
– Да. Я взял в руку свой член и представляю, что это твои пальцы сжимают его.
– О… – сжимая и разжимая простыню в кулаках, простонала Бет. С каким наслаждением она сейчас дотронулась бы до возбужденного члена Итана. – Пройдись по нему рукой сверху вниз.
Стон удовольствия вырвался из груди Итана.
– Меня надолго не хватит. Давай подключайся.
– Ты хочешь, чтобы я тоже ласкала себя?
– Да, Бет, приступай, а то я скоро кончу.
В его голосе слышались властные нотки. Он не просил, а отдавал команды. Хотя Итан не видел ее, у Бет было такое чувство, словно она занимается интимными делами в его присутствии. Впрочем, она сама предложила ему сыграть в эту игру и не собиралась отступать. Бет хотела испытать это странное, немного пугающее чувство близости на расстоянии.
Ее дрожащая от желания и волнения рука скользнула вниз, к лобку. Как только пальцы коснулись завитков шелковистых волос, Бет вздрогнула от наслаждения и застонала.
– Ты ласкаешь себя, детка? – донесся из телефона хрипловатый голос Итана.
– Да.
– Где сейчас твоя рука?
Он хочет знать подробности?
– На лобке, поглаживает волосы.
– Ты еще не дотрагивалась до половых губ?
– Нет.
Но Бет чувствовала, как увлажнилась ее промежность, и знала, что скоро кончик ее пальца ляжет на клитор.
– Остановись!
– Почему?
– Потому что я приказываю тебе остановиться.
Раньше все ее фантазии сосредотачивались вокруг одной-единственной сцены. Она представляла прикованного наручниками к кровати голого Итана, который находился в полной ее власти. Бет и не подозревала, что его властный тон может так сильно возбуждать. У нее перехватило дыхание.
– А если мне хочется продолжать?
– Ты действительно этого хочешь? Ты жаждешь проникнуть в свою разгоряченную промежность, раздвинуть набухшие складки плоти и проверить, влажно ли там? Если бы я сейчас находился рядом с тобой, то именно это сделал бы. А потом попробовал бы твой сок на вкус.
Бет начала задыхаться.
Итан засмеялся. Его смех звучал чертовски сексуально.
– Я никогда не пробовала себя на вкус.
– Отложим это до нашего следующего свидания. Я хочу видеть своими глазами, как ты будешь облизывать влажные пальчики.
Бет сомневалась, что она способна на такое, но не стала спорить с Итаном.
– Что теперь? – спросила она, безропотно уступая Итану.
– Я хочу, чтобы ты начала ласкать свою грудь, а я буду представлять, как ты это делаешь. Описывай подробно каждое действие шаг за шагом.
Бет почувствовала, как между ног у нее стало вдруг очень горячо.
– Мои ладони скользят вверх по телу, очень медленно, – начала она, и наградой ей стало тихое одобрение, вырвавшееся из уст Итана. – И вот наконец они легли на груди и слегка сжали их. Это очень приятные ощущения.
– Ты представляешь, что это мои руки дотрагиваются до тебя?
– Да, – ответила Бет и судорожно вздохнула. – Но твои руки больше моих.
– И сильнее. Хотя обещаю никогда не использовать свою силу тебе во вред.
– Я знаю, ты не причинишь мне боли.
Бет стала мять свою грудь, получая двойное удовольствие от сознания того, что Итан сейчас думает о ней.
– У тебя красивая мягкая грудь, – растягивая слова, промолвил Итан. Бет боялась, что может кончить от одного его голоса. – Но я не видел ее обнаженной. Интересно, как она выглядит.
– Ты хочешь, чтобы я описала свою грудь?
– Да. – Ответ был коротким и решительным. Итан ни секунды не колебался. – Опиши мне ее, детка.
Бет стала вспоминать свое отражение в зеркале ванной комнаты. Она всегда разглядывала себя после душа.
– У меня округлая грудь с опущенными вниз сосками. Они не торчат вверх.
– Этого мало.
Что еще она могла добавить к сказанному?
– У меня обыкновенная грудь, Итан, без особых примет. На ней нет ни веснушек, ни родимых пятен.
– А какого цвета твои соски?
– Хм… Коричневато-розовые. Темные.
– Они и сейчас такие?
– Не знаю. У меня выключен свет.
– Значит, ты лежишь в темноте, разговариваешь со мной по телефону и ласкаешь себя?
– Да.
– Я хочу знать, какого цвета у тебя сейчас соски.
– А у тебя в комнате горит свет?
– Нет. Но мне хочется представить во всех деталях, как ты сейчас выглядишь.
– О…
– Они краснеют, когда ты приходишь в возбуждение?
– Соски?
– Да.
Бет напрягла память, стараясь вспомнить, что ей говорил по этому поводу Алан, когда они занимались любовью. Он как-то обмолвился, что в момент наивысшего наслаждения у нее соски становятся темно-красными, как спелая малина.
– Да, они краснеют, как спелые ягоды, когда я сильно возбуждаюсь.
– Держу пари, твои соски такие же сладкие, как ягоды.
– Ты можешь это выяснить… завтра вечером.
Это было первое обещание, которое Бет дала Итану. Когда Бет встречалась с Аланом, она вела себя более сдержанно, обуздывая свою чувственность и темперамент. Она боялась, что Алан узнает о ее эротических фантазиях и тайных желаниях, если она даст волю своим страстям. С Итаном все было иначе. Бет не волновало, что он о ней подумает. Может быть, так было потому, что Итан являлся главным действующим лицом ее фантазий? К тому же он уже многое знал о ее вкусах. Например, ему было известно о наручниках, лежавших в ящике ее ночного столика.
– Но я не могу так долго ждать, детка.
– Ты должен немного потерпеть.
Итан засмеялся:
– Ты любишь дразнить мужчин, да?
– Наверное.
– Так я и знал!
– Но я дразню сейчас и саму себя, не забывай.
Продолжая ласкать свою грудь и соски, Бет пришла в такое возбуждение, что теперь едва дышала. Но ей хотелось чего-то большего.
– Отлично. Твои соски затвердели?
– Да.
– И набухли?
Пощупав их, Бет убедилась, что они действительно налились кровью.
– Да.
– Они побаливают?
– А ты хочешь, чтобы мне было больно?
– Но только в хорошем смысле.
– Как это?
– Я хочу, чтобы у тебя ныло и болело все тело от желания близости со мной.
– Оно уже ноет и болит.
– Черт возьми, Бет… Ты убиваешь меня, – задыхаясь, произнес Итан, и Бет поняла, что не одна она жаждет большего. – Твои груди уместятся в моих ладонях?
– Вряд ли… У меня третий размер.
– А у меня длинные пальцы.
Бет не могла дождаться, когда эти пальцы коснутся ее тела.
– Мне не терпится поиграть с твоими сосками. – Итан застонал. – Не останавливайся, детка. Продолжай рассказывать, что ты делаешь. Я хочу знать, как ты любишь ласкать себя.
Бет стала ритмично сжимать и расслаблять бедра, но это не утолило ее желания, а только еще больше распалило.
– Я мну грудь… сильно мну. Я всегда так делаю – сначала нежно ласкаю, а потом начинаю неистово мять. – На другом конце линии слышалось тяжелое дыхание. Бет возбуждала мысль о том, что она оказывает такое сильное воздействие на Итана. – Сейчас я вожу пальцем вокруг сосков, но не прикасаюсь к ним. Я дразню себя, но мне так хочется дотронуться до них… – Бет застонала, позволив себе коснуться кончиком пальца тугого соска. – Они такие твердые. Из-за тебя у меня всю ночь будут болеть соски.
– Ты убиваешь меня, – выдохнул Итан.
Он мучился от невозможности дотронуться до Бет. Такая ситуация часто рисовалась ей в тайных эротических фантазиях, и на губах Бет заиграла довольная улыбка. Ее мечты осуществлялись.
– Теперь я пощипываю соски, играю с ними… О, какое приятное ощущение! Как бы мне хотелось, чтобы ты был сейчас рядом и пососал их! Я представляю, что бы я чувствовала, если бы ты легонько покусывал их.
– Я не стал бы делать это сразу, – изменившимся голосом произнес Итан. – Ведь ты любишь, чтобы тебя сначала нежно ласкали, а потом, когда ты возбудишься, тебе захочется неистовой страсти. Вот тогда я бы и впился зубами в твой тугой сосок!
– Да-а, – простонала Бет.
– Положи руку между ног, детка, дотронься до половых губ и клитора. Я хочу, чтобы ты ощутила влагу, выступившую у тебя в промежности.
– Ты уверен, что это нужно сделать именно сейчас?
– Да, Бет. Я скоро кончу. И мне хотелось бы, чтобы мы сделали это вместе.
– Какой властный у меня партнер!
– Иногда я люблю покомандовать.
– Но я тоже это люблю. Сожми член у основания.
– Это не поможет.
– Делай, что тебе сказали.
Итан зарычал.
– Хорошо, я сжимаю, – прохрипел он. – А ты выполнила мое распоряжение?
Рука Бет скользнула вниз по животу, и ее пальцы проникли во влажную промежность. Бет не помнила, когда в последний раз была столь разгоряченной.
– Да, – промолвила она.
– Опиши мне свои ощущения.
Бет дотронулась до клитора и, пощекотав его, застонала.
– Кожа здесь мягкая, как атлас, горячая и очень влажная. Складки набухли, а клитор затвердел, но не увеличился в размерах.
Бет читала о женщинах, у которых клитор становится очень большим. Но у нее такого не было даже в самом возбужденном состоянии.
– Ты выражаешься очень деликатно.
– Как умею.
Мысли путались в голове Бет, и она сейчас плохо соображала, чувствуя приближение оргазма.
– А ты сможешь кончить, не засовывая палец во влагалище?
– Да, но…
– Я хочу, чтобы ты чувствовала неудовлетворенность и с нетерпением ждала завтрашнего вечера, когда я наконец войду в тебя.
– О, Итан… Я тоже хочу этого.
– Отлично.
Бет стала ритмично потирать пальцами клитор, стараясь, чтобы они не погрузились глубже. Это было довольно трудно, но Бет нравилось подчиняться Итану, выполняя его распоряжения. Это придавало ее действиям привкус реальности. Ей казалось, что Итан находится сейчас здесь, рядом с ней.
Некоторое время в комнате слышалось только их тяжелое учащенное дыхание.
– Итан… – простонала Бет. – Я кончаю…
– Кончай, детка! Кончай прямо сейчас!
И она кончила, выкрикнув его имя. И тут же услышала громкий стон, доносившийся из лежавшего на подушке у ее уха телефона. Итан произнес ее имя нежно, почти благоговейно, а потом снова застонал и умолк.
Они долго молчали, тяжело дыша. Бет не знала, сколько времени прошло.
– Ты меня слышишь? – наконец снова раздался голос Итана.
– Да.
Ответ Бет прозвучал нечетко. Она едва ворочала языком.
– Ты устала, детка?
– М-м…
– Выключи телефон и постарайся уснуть. Увидимся завтра.
– Спокойной ночи, Итан.
– Спокойной ночи, солнышко.
Нажав кнопку, она отключила телефон и, повернувшись на бок, заснула. Телефон так и остался лежать у нее на подушке.
Глава 7
Проснувшись на следующее утро, Бет почувствовала, что в бок ей упирается что-то твердое. Она села в постели и, протянув руку, отключила сигнал будильника. Самочувствие у нее было на удивление хорошее. На губах играла мечтательная улыбка. Сегодня ей снилось что-то приятное, но сны не сохранились в ее памяти. Потерев бок, в который всю ночь упирался какой-то предмет, она пошарила под простыней и нащупала беспроводной телефон.
И тут же на нее нахлынул неудержимый поток воспоминаний о прошедшей ночи. Приятные ощущения вмиг сменились чувством ужаса и стыда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...