ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И закончилось оно просто замечательно.
– Тебе понравилось, что я прогнала тебя домой? Это ты называешь замечательным? – не удержавшись, стала подтрунивать над ним Бет.
– Да. Я никогда не забуду твоего голодного взгляда, устремленного на мой вставший член. Но свидание на этом вовсе не закончилось… Надеюсь, ты помнишь, что было дальше?
Произнося эти слова, он снова подошел вплотную к стоявшей у стены Бет, и их тела опять соприкоснулись.
– Да, конечно, помню. Разве такое забудешь?
Итан застонал:
– Бет, детка, ты убиваешь меня.
– Я делаю это без злого умысла.
– Гм… – недоверчиво хмыкнул он. – Так ты признаешь, что вчера вечером у нас было любовное свидание?
Бет потеряла всякую надежду переубедить его. Но действительно ли ей этого хотелось?
– Вито именно так и считает.
– Он обожает флирт.
– Он просто милашка.
– Вито – итальянский ловелас. Если он не прекратит флиртовать с моей женщиной, я ему шею сверну.
Бет понимала, что Итан снова вошел в образ, но все равно от его слов ее бросило в трепет. Наклонившись, Итан стал легонько покусывать ее шею. По спине Бет забегали мурашки.
– Ты голодна?
Откинув голову, Бет прислонилась к стене.
– Немного…
Это была ложь. Она просто умирала с голоду. От аппетитных запахов, доносившихся из кухни, у нее текли слюнки. Но кроме физического голода ее мучил голод сексуальный, и Бет не знала, какой из них она предпочла бы утолить сначала.
– Если ты не слишком проголодалась, то, может быть, сначала полакомимся десертом?
Его губы скользнули по ее щеке. О да… десерт – это здорово!
– А что у тебя на десерт? – хрипловатым голосом спросила она.
Он поцеловал ее в уголок рта.
– А как ты думаешь?
– Не знаю, готова ли я к этому.
Ее здравый смысл снова подал голос. Когда же он наконец умолкнет?
– Поверь мне, ты вполне готова.
Душу Бет раздирали противоречия, и это только обостряло ее чувственность. Неужели она обречена до конца жизни страдать от двойственности своей натуры? Ее тело было как будто наэлектризовано сексуальным возбуждением, но разум и страхи не позволяли ей уступить чувствам. Неужели она так привыкла мечтать, что уже потеряла способность жить в реальности – здесь и сейчас?
– Ты говорил, что не будешь торопить меня.
Он взял ее лицо в ладони и прижался лбом к ее лбу.
– Я безумно хочу тебя, Бет. И хотя я в восторге от нашего секса по телефону, мне не хочется, чтобы это повторялось. Мне нужна реальная жизнь, я хочу заниматься с тобой любовью по-настоящему. Думаю, ты тоже этого хочешь.
Ее плоть, конечно, была согласна с ним. Все тело ломило от желания прижаться к Итану. Но душа Бет жаждала снова пережить те ощущения, которые она испытала во время секса по телефону. Они были незабываемы! А что, если настоящий секс разочарует ее? Хотя скорее всего опасения Бет напрасны. Ей нравилось заниматься любовью. Очень нравилось. Ей было хорошо с Аланом, и она полагала, что с Итаном будет ничуть не хуже. Может быть, ей все же стоило проверить это на практике?
– Я никогда прежде не занималась сексом по телефону, – прошептала Бет.
Итан продолжал нежно покусывать ее шею.
– Я это сразу же понял. Кстати, я тоже никогда прежде не делал этого.
– Н-никогда? – пролепетала Бет, чувствуя, как от его ласки слабеют ноги.
– Не кажется ли тебе, что после того, как ты лишила меня невинности в этом, ты обязана взять меня в мужья? – с наигранной серьезностью спросил он.
Бет понимала, что это была шутка, и все же слова Итана запали ей глубоко в душу.
– Хм… нет… – пробормотала она.
– Очень плохо. Надеюсь, ты еще передумаешь.
– Не надо так шутить.
– Почему? Или ты боишься, что твое мнение обо мне как о человеке, избегающем серьезных отношений, изменится?
– Нет. Ведь ты же сам сказал, что тебе нужен секс без обязательств.
Но это, конечно, не означало, что ей хочется того же. Если она влюбится в Итана, это может закончиться для нее настоящей катастрофой. Страшно подумать об этом!
– Точнее, без долгосрочных обязательств. Пока мы вместе, у нас есть обязательства друг перед другом.
Как ему удавалось так разумно рассуждать? Бет чувствовала, что у нее в голове каша. Она таяла в объятиях Итана и была уже не способна к серьезному сопротивлению.
– Может быть, мы займемся близким знакомством друг с другом в следующий раз? – предприняла Бет еще одну робкую попытку уйти от реальности.
Итан поднял голову и взглянул ей прямо в глаза. Его взгляд был оценивающим и жадным.
– Чего ты так боишься, Бет?
– Тебя.
Он покачал головой:
– Тебе нечего бояться меня, дорогая, и ты это хорошо знаешь.
Итан ошибался. Она, конечно, не сомневалась, что он знал, как доставить ей наивысшее наслаждение. Ее тело было бы удовлетворено. Но душа… Бет не могла признаться Итану в том, что больше всего на свете боялась влюбиться в него. У нее вызывали беспокойство те сильные чувства, которые она уже испытывала к нему.
Нет, она не могла заговорить с ним о душе и мучивших ее страхах, потому что эта тема не вписывалась в разговоры о сексе без долгосрочных обязательств. Душа и зарождавшиеся в ней чувства принадлежали к разряду долгосрочных явлений. Она знала это по своему опыту. История с Аланом многому научила Бет. Разрыв с ним ранил ее сердце намного больнее, чем унижение, пережитое из-за внезапно расстроившейся свадьбы. Эти две душевные травмы были несопоставимы по своей значимости для нее. Только уверенность в том, что Алан снова предаст ее и заставит страдать, дали Бет силы навсегда распрощаться с ним, хотя он горел желанием жениться на ней.
Первый год после разрыва с Аланом Бет ни с кем не встречалась, потому что никак не могла оправиться от душевной боли. А потом познакомилась с Итаном, и все другие мужчины перестали существовать для нее. Если он имеет такую огромную власть над Бет, то что будет с ней, когда она влюбится в него, а он не сумеет ответить на ее чувства?
А если ответит? Это было бы, пожалуй, еще хуже. Перспектива семейной жизни с агентом, посвящающим все свое время работе, всегда пугала ее.
– Что с тобой, Бет? Ты похожа на человека, который смотрит кульминационную развязку фильма ужасов.
Бет пожала плечами. Хотя, находясь в объятиях, это было непросто сделать.
– Ничего.
Он посмотрел так внимательно, будто пытался прочитать ее тайные мысли. Но несмотря на весь свой профессионализм и талант оперативника, Итан не умел заглядывать в душу человека. И слава Богу. Лицо Бет приняло бесстрастное выражение. Она умела вводить в заблуждение окружающих, скрывая свои чувства. В этом у нее был большой опыт.
Итан долго не сводил с нее своих зеленых прищуренных глаз. Его не могли обмануть спокойствие и безмятежность. Отец Бет тоже порой пытался разрушить глухую стену, за которую пряталась его дочь от враждебного окружающего мира. Но ему это не удавалось.
Итан покачал головой.
– Ты научишься доверять мне, – пообещал он.
Вряд ли, подумала Бет, но промолчала. Этот властный самоуверенный мужчина воспринял бы ее слова как вызов. А ей и без того было трудно с ним.
– Я хочу поцеловать тебя. – Испытующе глядя на Бет, Итан погладил ее подбородок большими пальцами рук, как будто готовил к поцелую. – Я должен ощутить вкус твоих губ. Так что если ты собираешься сказать «нет» реальности, не медли. Иначе потом будет поздно. Как только мои губы сольются с твоими, я уже не остановлюсь.
Доказательством того, что он говорил правду, был его твердый член, упиравшийся Бет в живот.
Она подозревала, что, если даже скажет ему сейчас «нет», он все равно найдет способ убедить ее в необходимости жить реальной жизнью. Бет не знала, на что решиться. Так или иначе, она все равно проиграет. На стороне Итана слишком много аргументов. А главное, он не сдастся без борьбы. В этом Бет не сомневалась.
Итан смотрел на нее так пылко и нежно, что у Бет сжалось сердце. Она знала, что он не собирается делать ей больно или заставлять совершать какие-то поступки. Но дело было в том, что ему и не нужно было заставлять ее… Бет сама сгорала от желания поцеловать его.
– Давай сначала поужинаем, – выдавила она из себя. – А потом я осмотрю твою квартиру.
– А потом я раздену тебя, и ты будешь до утра лежать нагишом в моей постели.
– Там будет видно.
– Да, детка, там будет видно.
Его слова звучали одновременно как угроза и как обещание. Бет бросило в дрожь.
– Значит, ты выбираешь ужин? – вздохнув, спросил он.
Уловив в его голосе разочарование, Бет улыбнулась.
– Из кухни очень вкусно пахнет. – Она не лукавила. По квартире разносились ароматы тушенного с пряностями мяса и маисовых лепешек. – Ты раздразнил мой аппетит.
– Ты мой тоже, – бросив на нее жадный взгляд, сказал Итан.
С таким мужчиной, как Итан, надо было держать ухо востро. Бет не желала быть ведомой ни в жизни, ни в постели, поэтому она решительно толкнула его в грудь:
– Давай корми меня!
Итан неохотно отстранился.
– Хорошо, но предупреждаю, что десертом мы будем наслаждаться очень долго.
Бет молча пошла за ним на кухню, где Итан еще до ее прихода накрыл стол на двоих. Ей понравилось, что он решил поужинать с ней не в столовой, а здесь. Обстановка на кухне была по-домашнему теплой. Отказавшись от помощи Бет, Итан подал на стол жареные ребрышки с гарниром.
– Когда ты успел приготовить такой роскошный ужин? – удивилась Бет.
– Рецепт этого блюда я взял у мамы. Ребрышки долго тушились на очень маленьком огне. Потом я добавил в кастрюлю маисовые лепешки и все остальное и довел блюдо до готовности. Только не говори моей маме, что я использовал консервированные бобы.
– Клянусь сохранить это в тайне.
Итан усмехнулся:
– Хорошо. Мне бы не хотелось устранять тебя как ненужного свидетеля.
– А ты бы мог устранить меня? – насмешливо спросила Бет.
Взгляд Итана остановился на ее губах.
– Наверное, нет.
О Боже! Она не могла думать ни о чем другом, кроме секса. Так дело дальше не пойдет. Бет необходимо было переключить свое внимание хотя бы на приготовленное Итаном блюдо.
Бет взглянула на тарелки с едой и высокие стаканы с холодным чаем.
– По этому ужину я могу изучить твои вкусы?
– Возможно.
Некоторое время они ели молча. Однако вскоре тишина начала действовать Бет на нервы.
– Восхитительный ужин, – сказала она.
– Я с тобой согласен. Рецепты мамы никогда не подводят.
– Ты часто готовишь?
– Пару раз в неделю. Приготовленные собственноручно ужины напоминают мне о доме.
– Странно, что ты уехал из Техаса.
– Я не мог бы там жить так, как мне хочется.
– Почему?
В Техасе существовало немало возможностей стать правительственным агентом.
– «Годдард проджект» находится здесь, а не в моем родном штате.
– Значит, ты мечтал заниматься расследованиями преступлений, связанных именно с высокими технологиями?
– Это мое призвание.
– Но ты мог бы найти способ работать на наше агентство, не покидая Техас. Для этого не обязательно было переселяться в Вашингтон.
Бет знала, что Уит разрешал некоторым агентам работать вдали от главного офиса. И если бы Итан поставил шефа перед выбором, то Уит, конечно, не захотел бы терять его и разрешил бы ему жить в родном штате.
– Я предпочитаю находиться в центре событий.
– Ты всегда берешь на себя выполнение самых трудных и опасных заданий.
– Наверное, со стороны это выглядит именно так.
– Но предстоящая операция не принадлежит к разряду наиболее опасных.
– Я лично заинтересован. Хочу во что бы то ни стало поймать Прескотта за руку.
– Но если бы неличная неприязнь к этому человеку, предстоящая операция казалась бы тебе слишком скучной?
– Люблю, когда мне бросают вызов.
– Ты любишь опасность, – уточнила Бет. – И живешь этим.
Он на минуту задумался.
– Ходить по острию лезвия быстро становится привычкой.
– Знаю.
– Понаслышке, а не по своему опыту.
– Тем не менее я понимаю, о чем ты говоришь. У меня перед глазами было несколько примеров. Речь идет не только о моем отце.
– Ты, наверное, имеешь в виду Алана, для которого смертельная опасность стала образом жизни, – догадался Итан.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...