ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он был точно таким, каким она его и представляла в своих фантазиях. Но такого жгучего, горящего неистовой страстью взгляда ей не приходилось видеть даже в эротических снах.
Бет и раньше встречала накачанных мужчин, но никто из них не мог сравниться по красоте тела с Итаном. Она не могла отвести глаз от его рельефных мышц под золотистым загаром. Итан со своим ростом не был самым высоким агентом в «Годдард проджект». А у Айзека было, пожалуй, более мощное телосложение, чем у него. Но Итана отличала гармония форм.
Даже не прикасаясь к нему, Бет на расстоянии ощущала упругость его тела. Он был напряжен. Его сексуальное возбуждение достигло предела. Бет тоже сгорала от желания близости, но ее чувства находились в смятении. Она застыла в оцепенении и не отрываясь смотрела на обнаженного Итана. Атмосфера в комнате накалялась.
Он хотел ее. Он был твердо намерен овладеть ею. И это желание полыхало в его зеленых глазах.
И тело Бет ответило на его зов. Она и не подозревала, что такое бывает. Что-то глубоко внутри нее ожило и устремилось навстречу Итану. Ее душа тоже встрепенулась.
Но ведь речь шла только о сексе. Не о любви, а всего лишь о физической близости.
Однако накатившие на нее чувства были так сильны, что она едва не задохнулась. Бет не могла шелохнуться, а ее мысли походили на осколки разбитого вдребезги зеркала. Она больше не заглядывала внутрь себя. Она вошла в образ другой женщины, раскованной, хищной и изнывающей от неутоленной страсти. Эта женщина в отличие от былой Бет Уитни не желала предаваться бесплодным мечтам, она хотела жить полноценной жизнью.
Эта женщина хорошо подходила лежащему на кровати мужчине с большим вставшим пенисом. Она могла стать его любовницей и впоследствии не раскаялась бы в этом.
Жемчужно-белая влага поблескивала на головке его члена, и Бет ощутила жажду. Ей хотелось попробовать эту влагу на вкус, вдохнуть ее аромат, прикоснуться к шелковистой коже пениса.
– Тебе нравится эта картина, крошка Бет?
Она не ответила, потому что была не в силах произнести ни слова. Но она не считала себя «крошкой Бет» и поэтому начала раздеваться. Медленно, дразня и провоцируя его. Казалось, что Бет уже не раз исполняла стриптиз перед мужчинами, хотя на самом деле это было всего лишь однажды. Ее зрителем был Алан. Бет вела себя так скованно и неловко, что он больше никогда не просил ее раздеваться перед ним.
Но сейчас она не чувствовала стеснения. Ее распирало от восторга и предвкушения наслаждения. Жадный блеск в глазах Итана толкал ее на новые дерзкие поступки. Раздеваясь, она внимательно наблюдала за ним, и ее сердце начинало трепетать, когда она замечала, что на щеках Итана играют желваки.
Прежде подобная реакция испугала бы Бет, привела бы ее в замешательство. Но теперь она ничего не боялась и не испытывала страха ни перед Итаном, ни перед самой собой.
Возможно, ее бесстрашие в какой-то мере основывалось на том, что интимные отношения были необходимы Итану для успеха дела. Она знала, что он не отвергнет ее, и это придавало ей больше уверенности. Бет не испытывала обиды от сознания того, что Итан использует ее в интересах дела. Ей было все равно.
На глазах Итана происходило рождение бабочки из куколки. Предметы одежды, словно слои шелковистого кокона, один за другим падали на пол, и Бет уже была готова расправить крылья и взлететь. Она знала, что будет летать в объятиях Итана. Прошлой ночью, разговаривая с ним по телефону, она парила в облаках. Неведомое ей раньше чувство свободы окрыляло Бет, и она ощущала бьющий ей в лицо вольный ветер и потоки воздуха, которые подхватывали ее и возносили в небеса.
Она не узнавала себя и в то же время впервые в жизни так явственно ощущала свое естество и сущность. Все это было трудно понять, да она и не стремилась к этому. Бет чувствовала, что с ней происходят важные перемены, но не пыталась постигнуть их смысл. Сейчас это не имело значения.
Она знала только одно – все это можно понять не разумом, а сердцем. Этот вечер был прекрасен, и шестое чувство подсказывало ей, что она поступала правильно.
То, что сейчас происходило, не затрагивало прошлого и не распространялось на будущее. Эта ночь как будто выпала из цепи времен. Бет просто жила, не думая о том, что было и что будет. Она жила здесь и сейчас.
Она сбросила блузку, и та с шелестом упала к ее ногам, скользнув по телу, словно ласкающая рука любовника. Итан упивался ее наготой, и от его жадного взгляда у Бет выступила гусиная кожа, хотя в комнате было тепло. Спустив брюки, она переступила через них босыми ногами. По примеру хозяина дома Бет уже давно сбросила туфли.
Итан судорожно вздохнул, и его набухший кровью член заколыхался.
– Твои трусики состоят из пары тесемок и кружевного треугольника. Совсем крохотного. Я вижу, как из-под него по краям выбиваются завитки темных волос. Если бы ты знала, как мне это нравится!
– Я не удаляю волосы на лобке.
Ее тон не был извиняющимся, хотя Бет всегда сомневались, правильно ли она поступает, не борясь с волосами на лобке и в промежности. Может быть, бритая кожа выглядела Оы сексуальнее?
– И правильно делаешь. Мне так больше нравится.
– Но некоторые мужчины предпочитают гладкую кожу у женщин.
– В том числе и Алан? – В его голосе звучало недовольство.
– Э… Он никогда ничего не говорил по этому поводу. Но я слышала о вкусах мужчин от… других женщин.
– Это их фантазии.
– А ты мечтаешь о другом?
– Я мечтаю о тебе, Бет. Ты моя фантазия. – В его голосе слышалась едва сдерживаемая страсть.
– А ты моя.
Она погладила себя по бокам и бедрам. Изумительные ощущения! Бет чувствовала себя раскованной, сексуальной, желанной.
Итан протянул руку.
– Иди сюда и возьми меня, – позвал он.
Она знала, что если сделает это, то проснувшаяся в ней секс-бомба потерпит сокрушительное фиаско. Бет не могла тягаться с опытным Итаном, сгоравшим от желания войти в нее. Нет, ей хотелось проявить больше фантазии и изобретательности в любовной игре.
– У меня есть одна идея, – сказала Бет.
Итан взял в руку свой член.
– Я даже знаю какая.
Бет и не подозревала, в какое возбуждение ее может привести вид нагого Итана, держащего в руке свой вставший член. Несколько мгновений она стояла молча, облизывая вдруг пересохшие губы.
– Я хочу приковать тебя наручниками к кровати, – наконец промолвила она.
– Ты в этом уверена, солнышко? С нескованными руками я мог бы доставить тебе намного больше удовольствия.
– Но это было бы удовольствие совсем другого рода. Я поступаю правильно, Жеребец, не сомневайся в этом.
– Похоже, ты действительно знаешь, чего именно хочешь.
– Так оно и есть.
– Ну что ж, в таком случае действуй.
Он вытянулся, лежа на спине, и закинул обе руки за голову.
Увидев перед собой его распластанное тело, Бет почувствовала, что у нее все во рту пересохло. Итан был великолепен в своей наготе. Но Бет привлекало не только его физическое совершенство. Ей нравились его юмор, его ум, его преданность своему делу, его страстность, его мужественность – все это делало Итана неотразимо обаятельным и притягательным.
А его самообладание просто изумляло Бет. Он был совершенно спокоен и уверен в себе, несмотря на то что его собирались приковать наручниками к кровати. Проснувшаяся в Бет хищная лисица встрепенулась и возликовала. Она догадывалась, что Итан именно так и будет вести себя. Он был неустрашим. О такой жертве Бет только могла мечтать. Ей не нужен был мужчина, которым легко повелевать и который сам стремится быть покорным и послушным. Она искала самца, умеющего держать ситуацию под контролем, несмотря на невозможность управлять ею.
Чтобы проявить всю свою силу, ей надо было противостоять настоящей силе. Иначе она не смогла бы до конца раскрыться.
Бет подошла к кровати с сильно бьющимся сердцем. Воплощать сокровенные мечты в жизнь было нелегким делом. Два года ее преследовали фантазии, главным героем которых был Итан. А до этого ее воображение рисовало образ человека, – очень похожего на него и внешне, и по характеру.
В глубине души Бет до сих пор не верила, что все это происходит с ней не во сне, а наяву, что перед ней на постели лежит Итан, что она наденет сейчас на него наручники и маску. Ведь он недаром купил ее и повесил на спинку кровати. Впрочем, сегодня Бет не хотела завязывать ему глаза. Он должен был видеть все, что она делает с ним. Это было частью ее плана.
Подойдя к краю кровати, Бет встала рядом с Итаном на колени и, наклонившись над ним, сняла с резного выступа деревянной спинки наручники. Собственно говоря, это не были настоящие полицейские наручники. Металлические захваты для запястий с надежными застежками скреплялись полоской прочной черной ткани.
Великолепно.
Приподняв голову, Итан поцеловал грудь Бет, и его язык коснулся атласной ложбинки.
– Ты сладкая, как сахар, детка. У тебя грудь вываливается из лифчика. Почему ты не снимешь его?
Бет заставила себя отстраниться, несмотря на огромное наслаждение, которое доставил ей его язык.
– Я еще сделаю это. А пока насладись этим зрелищем.
– О да, у тебя пленительная грудь.
Бет установила пояс между двумя металлическими захватами на нужную ширину так, чтобы Итану было удобно лежать, но его движения при этом были скованы, а затем снова склонилась над Итаном. Внизу массивная спинка из красного дерева крепилась штырями к корпусу кровати. Бет сначала не заметила их из-за груды лежавших у изголовья подушек. Штыри прекрасно подходили для ее целей.
Горячее дыхание Итана обдавало ее грудь, а затем его язык коснулся чашечки ее лифчика.
Ахнув от неожиданности, Бет на мгновение растерялась.
– Ты можешь любоваться мной, но не лизать меня.
– Ты сказала, чтобы я наслаждался происходящим, вот я и наслаждаюсь.
Его прикосновение тоже доставило Бет наслаждение. Ее так и подмывало вложить ему в губы свой сосок, но она подавила это желание. Ее руки ловко работали с поясом наручников, привязывая его к центральному штырю. Затем она вложила в металлические захваты кисти рук Итана и застегнула наручники. Все эти действия, а также язык Итана, продолжавший полизывать ее грудь, привели Бет в сильное возбуждение. Ее кожа порозовела.
Ласка Итана доставляла ей удовольствие, но он слишком спешил. У Бет был совсем другой план. Но она с большим трудом держала себя в руках.
Не утерпев, Бет оперлась одной рукой о спинку кровати и приспустила чашечку лифчика, обнажив сосок. Он уже набух и затвердел. У Бет захватывало дух при мысли о том, что она сейчас намеревалась сделать.
Не говоря ни слова, Бет поднесла сосок к губам Итана. Из его груди вырвалось глухое рычание, и он тут же лизнул обнаженную грудь Бет. Она застонала, запрокинув голову, и прижала сосок к его губам. Итан стал жадно полизывать его, дразня и возбуждая Бет.
– Пососи его, – приказала она резким от накатившей на нее страсти голосом.
Он хрипло рассмеялся и с большим рвением принялся за дело. Сосок Бет оказался у него во рту. Она ощущала влагу его горячей слюны. Впервые в жизни Бет испытывала столь острые ощущения. Все ее тело затрепетало от наслаждения, передавшегося от соска в лоно. Возбуждение с каждой секундой нарастало.
Она закричала, плохо соображая от охватившего ее блаженства. Возможно, она выкрикивала имя Итана. Этого Бет не запомнила. Итан покусывал ее сосок, а затем стал снова посасывать его. Бет била мелкая дрожь. Она не понимала, каким образом Итану удалось привести ее в столь сильное возбуждение. Казалось бы, он не сделал ничего особенного.
Итан продолжал поигрывать с ее грудью, и Бет почувствовала предоргазменное напряжение.
Он действительно был великолепным любовником… Теперь Бет не сомневалась в том, что сегодня получит ни с чем не сравнимое наслаждение. Но она не хотела спешить. Отныне она была новой, более сильной и уверенной в себе Бет, женщиной, умеющей держать в узде свои чувства. И сейчас она еще не подготовилась к кульминационному моменту.
Бет приподнялась, и сосок выскользнул изо рта Итана. Все ее тело противилось такому насилию, оно жаждало ласки и разрядки, но Бет была неумолима.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...