ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я просто смотрю на него, но даже если бы я смотрела на него как-нибудь по-особенному, какое тебе до этого дело?
– Я не говорил, что мне есть до этого дело. – Итан нахмурился, как будто только теперь заметил, насколько странным был их разговор. – Старик что-то запаздывает.
– Он всегда приходит последним.
– Держу пари, в его кабинет проведена сигнализация, и когда все приглашенные на совещание в сборе, кто-то нажимает кнопку тревоги, чтобы подать ему сигнал.
Бет улыбнулась:
– Никакого сигнала. Просто я посылаю ему IМ-сообщение.
– Ах вот оно что! Хитро придумано. Это наверняка твоя идея.
– С чего ты взял?
– Я так думаю.
– На этот раз ты прав.
– Я чаще всего прав.
Она рассмеялась. Итан был крайне самоуверен, и это, вероятно, не раз подводило его.
В комнату вошел босс. Направляясь к столу, он на ходу разговаривал по вмонтированному в очки головному телефону с функцией блютус. Стало тихо. Закончив разговор, босс занял свое место во главе длинного стола.
– Нам надо многое обсудить, дорогие мои. – С этими словами он начал совещание.
Бет казалось, что оно длилось целую вечность. Ей было нелегко сидеть рядом с Итаном, вторгшимся в ее личное пространство. Так и подмывало взглянуть на него. Сидя как на иголках, она то начинала перечитывать свои записи, то брала со стола чашку с кофе, то тянулась к графину с водой. Близость Итана мешала ей сосредоточиться на работе, и в конце концов Бет наделала ошибок в записях.
Такого с ней прежде никогда не случалось. Но ее тело как будто наэлектризовалось, и ей нужен был трансформатор для возобновления умственной деятельности.
– Так, а теперь перейдем к делу Прескотта, – сказал босс, и Итан зашевелился на стуле.
– Я снова наткнулся на глухую стену, – доложил он. – Но думаю, скоро дело сдвинется с мертвой точки.
– Оно уже сдвинулось, – заявил босс, бросив на стол газету.
В колонке информации о трудоустройстве было обведено небольшое объявление. Айзек подвинул газету Итану. Загляну и ему через плечо, Бет прочитала:
«Эксцентричный миллионер ищет «мальчика на побегушках», который следил бы за продвижением его акций на рынке ценных бумаг, инвестициями и держал своего работодателя в курсе всех рыночных тенденций и событий на бирже. Частичной занятость, работа в доме работодателя. Требования: конфиденциальность и опыт работы в соответствующей области. Предпочтение отдается претендентам со спокойным характером, способным добросовестно трудиться без постоянного контроля со стороны работодателя».
– Он ищет мальчика на побегушках? – спросил Итан.
– Он так это называет, но речь идет несколько о другом.
– Вы сделали такой вывод исходя из объявления в газете?
– Да, ему нужен человек, который следил бы за его акциями и инвестициями.
– Но почему он не обратится к консультанту по инвестированию?
– У богатых свои причуды, – вмешалась в разговор Бет. – Они предпочитают, чтобы их инвестициями занимались частные лица, а не инвестиционные бюро и агентства. Существует мнение, что тому, кто работает не на одного клиента, нельзя полностью доверять в финансовых вопросах.
Бет знала, о чем говорила. Она уже успела поработать в одном из самых крупных в стране биржевых агентств. Бет возненавидела свою работу и уволилась при первой же возможности. Ее не испугала даже необходимость окончить специальные курсы агентов. Без этого отец отказывался брать ее к себе.
– На мой взгляд, такое мнение абсурдно.
– Нисколько. Когда речь идет об инвестициях миллионов долларов, а не нескольких тысяч, все выглядит по-другому. При покупке акций на огромную сумму ничтожная разница в цене на каждую из них может принести огромный доход.
– Но почему он называет себя эксцентричным миллионером? – спросил Беннетт.
– Вероятно, этим он стремится объяснить свой странный образ жизни. Мы знаем, что Артура Прескотта интересуют только деньги. Ради них он готов на все. Он инвестирует заработанные нечестным путем миллионы, чтобы получить прибыль.
Бет замолчала, подумав о том, что все это должен был сказать Итан, а не она. Ведь это он занимался расследованием дела Прескотта, и вопрос был обращен именно к нему. Однако Итан молчал, погрузившись в размышления.
– Значит, он ищет сотрудника биржи, который занимался бы его делами, – заключил Айзек.
– Не совсем так. Ему нужен свой личный консультант по инвестированию. Человек, который согласился бы переехать в его маленький городок на побережье и оттуда следил за акциями и инвестициями, – сказал Уит.
– А почему вы так считаете?
– Потому что он дал объявления в самые крупные газеты Портленда и Сиэтла, но не стал размещать его в крохотной газетенке, которая выходит в городке, расположенном в десяти милях от его окруженного скалами дома.
– Мне до сих пор не верится, что он вообще дал это объявление! – наморщив лоб, задумчиво проговорил Итан.
Бет разделяла его недоумение.
– Должно быть, Прескотт самонадеян, – сказала она.
– По-видимому, он уверен в том, что сможет отличить настоящего консультанта от агента спецслужб, пытающегося втереться к нему в доверие.
– Если у Прескотта есть опыт в финансово-инвестиционной сфере, то его будет трудно ввести в заблуждение сочиненной легендой, – заметила Бет.
Уит удовлетворенно кивнул:
– Вот именно. Только специалисту под силу провернуть такое дело.
– Все агенты умеют проводить финансовый анализ и экспертизу. Их этому учат на курсах, – возразил Итан.
– Но существуют области, в которых трудно сфабриковать убедительную легенду, и одной из них является сфера финансов. Кроме того, Прескотт стремится найти безобидного человека, от которого не исходило бы никакой опасности. Этакого педантичного книжного червя.
– Вы о людях со спокойным характером? – спросил Итан.
– Да, а тебе это кажется странным?
Итан вздохнул:
– Нет, ваши выводы верны. Думаю, я смог бы сойти за книжного червя.
Неужели он мнил себя Джеймсом Бондом, способным перевоплощаться до неузнаваемости? Нелепая затея. Не выдержав, Бет прыснула со смеху. Итан бросил на нее сердитый взгляд.
– Я хороший агент.
– Не спорю, – сказал Уит. – Но роль безропотного исполнителя чужой воли не для тебя. К счастью, у меня другой план.
Бет насторожилась.
– Да. Мы введем в игру тебя, а Итан будет выдавать себя за твоего бойфренда. Эта роль больше подходит ему. По легенде, он писатель, решивший в поисках вдохновения перебраться на западное побережье. Увидев это объявление в газете, ты ухватилась за возможность поехать вместе с любимым человеком в новые края.
Легенда звучала правдоподобно, и предложение отца казалось Бет заманчивым, но принять его мешала одна проблема.
– Но ведь я не агент.
– Тебе и не нужно быть агентом. Итан все возьмет на себя. Он должен будет вывести Прескотта на чистую воду, воспользовавшись той информацией, которая попадет тебе в руки.
– Но так дела не делаются, – запротестовала Бет.
Отец прекрасно знал, что она не хотела быть агентом. Оперативная работа была не для нее, а в паре с Итаном и подавно. Перспектива жить с ним бок о бок пугала ее.
– Мы могли бы привлечь к этой операции человека из другого агентства, но у нас нет времени на поиски подходящей кандидатуры. А у тебя, Бет, есть опыт работы в сфере финансов, ты можешь сослаться на него в своем резюме, и Прескотт, проверив твои данные и убедившись в их подлинности, не заподозрит, что ты подосланный агент. К тому же ты обладаешь спокойным характером, это именно то, что нужно Прескотту, Элизабет. И наконец, его непременно заинтересуют твои связи.
– Вы хотите сказать, что он попытается использовать Бет как источник информации? – спросила Джейн.
– Думаю, да. У ее матери большие связи в мире политики, а я, по официальной версии, работаю в Госдепартаменте.
– А вы не думаете, что это отпугнет Прескотта? – спросил Итан. – Может быть, было бы лучше использовать для нее легенду?
– Биография Бет чиста и прозрачна, а о ее работе в «Годдард проджект» никто, кроме наших сотрудников, не знает. Думаю, ей будет намного легче внедриться в дом Прескотта, чем любому агенту, работающему под прикрытием. Артур Прескотт не стал бы тем, кем он сейчас является, если бы позволил водить себя за нос.
– Но Бет не агент, – сказал Итан. – Участие в этой операции может закончиться плачевно и для нее, и для нашего расследования.
Бет была согласна с этим, но отец не дал ей сказать ни слова.
– Она обучалась на специальных курсах, но ни разу еще не применяла полученные знания на практике, – возразил он.
– Потому что я не хотела этого делать!
Выражение лица Уита стало строгим и холодным.
– Я хорошо знаю, что у тебя нет никакого желания быть агентом. Но сейчас твоя помощь понадобилась агентству, Элизабет. Ты отказываешься выполнять задание?
– А разве у меня есть выбор?
– Конечно, Элизабет, у человека всегда есть выбор. Но должен сказать, что инструктаж по этому делу состоится послезавтра в девять часов утра. Твое письмо с заявлением о приеме на работу по объявлению находится в этой папке. Там же ты найдешь мои рекомендации о том, как вести себя с Итаном, который будет работать под прикрытием.
– Расследование этого дела веду я, – сказал Итан. – Почему меня не проинформировали заранее о начале операции по внедрению?
– Газета с объявлением вышла в тот момент, когда ты заканчивал выполнение предыдущего задания. Одновременно ты проводил предварительное расследование по делу Прескотта, но мы не требовали от тебя активных действий, поскольку ты должен был довести начатое до конца.
Бет хотела поздравить Итана с тем, что с ним, как и с ней самой, оказывается, тоже мало считались, но промолчала.
Уит повернулся к ней:
– Готовься к выполнению задания, Элизабет.
– А кто будет исполнять мои обязанности здесь, в агентстве?
– Ты же просила, чтобы я взял на работу еще одного административного сотрудника, и я это сделал. Это женщина, она подменит тебя в твое отсутствие.
– Но я не успею ввести ее в курс дела!
– Если у нее возникнут вопросы, с тобой всегда можно будет связаться с помощью Интернета или телефона.
Отец, похоже, не понимал, что Бет играла в агентстве ключевую роль. Ну что ж, теперь у него будет возможность убедиться, что он недооценивал ее. Может быть, этот маленький урок отучит его навязывать свою волю людям и распоряжаться их жизнями по своему усмотрению.
– Если я буду работать на Прескотта, то не смогу быть постоянно на связи с вами.
– Ничего, обойдемся как-нибудь без тебя.
– Еще неизвестно, возьмет ли ее Прескотт на работу, – заметил Итан.
Его слова задели Бет за живое.
– Ну, знаешь ли… Прескотт будет последним дураком, если не наймет меня. Я именно то, что ему нужно.
Итан нахмурился:
– Не забывай, Бет, что ты будешь работать со мной в одной упряжке и выполнять все мои указания. Я главный в нашей паре.
Она затрепетала, услышав властные нотки в его голосе, но не подала виду.
– Так точно, сэр.
– И все же меня мучат сомнения, – продолжал Итан. – Степень риска, которому будет подвергаться ваша дочь, слишком высока.
Уит насупился.
– В этом здании она не моя дочь, а сотрудница. В сложившихся обстоятельствах Элизабет – наш лучший шанс добраться до Прескотта. А это сейчас главное.
Слова отца больно ранили Бет в самое сердце. Работа всегда стояла для Уита на первом месте.
– Кроме того, она всегда будет под твоим присмотром. Ты прекрасный агент, Итан, и я уверен, не дашь Элизабет попасть в беду.
– Вы хотите, чтобы я выдавал себя за писателя, то есть, по существу, тоже за книжного червя.
– Писатели бывают эксцентричны. И потом, я никогда не утверждал, что ты не сможешь убедительно играть роль книжного червя.
Уит отпустил всех агентов, попросив остаться только Итана, чтобы закончить обсуждение дела Прескотта.
– Значит, по легенде, мы с Бет состоим в интимных отношениях, – задумчиво промолвил Итан.
– Да. Поэтому вам двоим надо проводить друг с другом больше времени. В качестве тренировки. Люди должны поверить, что у вас роман, глубокие взаимные чувства. Не забывай, что Элизабет не агент, ей трудно играть и притворяться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...