ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бет пойдет со мной.
В голосе Итана слышалась угроза, и Прескотт, несомненно, уловил ее. Такое поведение соответствовало образу ревнивого возлюбленного, и Бет еще раз поразилась мудрости и предусмотрительности своего отца, придумавшего подобный характер для ее бойфренда. Прескотт был, конечно, рассержен, но реакция Итана не показалась ему подозрительной. Тем более что Грейндж не отпускал возлюбленную от себя ни на шаг и постоянно звонил ей на работу.
Итан и Бет были третьей парой, вошедшей в лабиринт. Он сразу же повел ее в другую сторону от того места, откуда доносились голоса и шум движения.
– А я думала, ты будешь следовать за мной, – дернув его за рукав, прошептала Бет.
Итан, покачав головой, сделал знак, чтобы она молчала. Он шел так уверенно, будто точно знал, куда идти. Через минуту Итан остановился, и они прислушались.
За высокой живой изгородью разговаривали двое, понизив голос. Однако слова звучали довольно отчетливо.
– Не понимаю, зачем вы приехали. Он не продаст вам информацию, потому что ваша страна находится сейчас с его родиной в состоянии войны.
Бет узнала по голосу коренастого человека, который, судя по его акценту, был русским или украинцем.
– У таких людей, как Прескотт, нет родины. Его волнует лишь количество нулей на банкнотах, а мы готовы заплатить кругленькую сумму.
Второй человек говорил на хорошем английском языке без акцента, но Бет догадалась, что это был араб, сидевший за столом во время ужина рядом с Итаном.
Прескотт в начале вечера представлял ее этому гостю, и она заметила, что он безупречно говорит по-английски.
– С ним можно расплатиться не только деньгами. Можно предложить кое-что другое, от чего он будет не в силах отказаться, – угрюмо произнес собеседник араба, и у Бет все сжалось внутри.
Она поняла, что русский (или это был украинец?) говорил не о власти и не о всемирной славе.
– И здесь вы тоже проиграете, наш народ сможет сделать Прескотту более выгодное предложение, чем вы, – сказал араб.
По-видимому, араб прекрасно понял, на что намекал его собеседник. Или, может быть, он блефовал? Впрочем, это не имело сейчас никакого значения. К горлу Бет подступил комок от этого разговора двух гостей Прескотта.
– Я знал, что вы скажете именно это.
– Руди, прекрати говорить о делах. Помоги мне лучше найти центр лабиринта! – раздался неподалеку капризный женский голос.
Собеседник араба, по-видимому, удалился, оставив парочку наедине, и тон женщины сразу же переменился.
– Зачем ты разговаривал с этим человеком? Это рискованно! – холодным резким голосом сказала она.
– Я ничем не рисковал.
– Но ты же не знаешь, кто перед тобой – такой же, как мы, покупатель или темная лошадка, с которой Прескотт ведет какую-то темную игру. А может, Прескотт подослал его следить за нами?
– Этот тупой русский заговорил первым.
– Если он находится здесь, значит, не такой уж и тупой. Возможно, он шпион Прескотта и хотел выведать у тебя какую-то информацию.
– Прекрати критиковать мои действия.
– Не глупи, я критикую тебя только тогда, когда это необходимо. Нам обоим выгодно, чтобы твоя сделка состоялась, но ты можешь испортить все дело, если будешь неправильно вести себя.
Судя по произношению, женщина была американкой. За столом она все время молчала, и это, по мнению Бет, свидетельствовало о том, что спутница араба отнюдь не глупенькая любовница, которую взяли с собой только потому, что на званые вечеринки принято ходить парами.
– Ты любишь свою страну не больше, чем Прескотт, – пришел к выводу араб.
– А ты глуп как пробка, если думаешь, что я позволю тебе безнаказанно говорить мне колкости. Мы оба должны мириться с недостатками друг друга и перестать язвить по этому поводу.
Бет почувствовала, как державший ее под руку Итан напрягся.
Они слышали, как араб, хмыкнув, зашагал прочь от своей спутницы.
– Свинья, – прошептала она и последовала за ним.
Бет взглянула на Итана. Его брови были сведены на переносице. Он смотрел на живую изгородь так, будто видел говоривших.
– Что это? – тихо спросила Бет.
Итан приложил палец к губам, и она замолчала. Мимо за кустами прошла еще одна парочка, болтая о разных пустяках. Из их разговора Итан и Бет не узнали ничего интересного.
Взглянув на часы, Итан взял Бет за руку.
– Иди сюда, – сказал он, и она, не успев опомниться, оказалась в его объятиях.
Итан припал к ее губам. От страстного поцелуя дрожь пробежала по телу Бет, и она машинально, поджала пальцы ног в босоножках на высоких каблуках. Терзая ее рот, Итан погрузил пальцы в густые шелковистые волосы. Бет тяжело дышала от возбуждения и начала тереться о него всем телом, прижимая к себе его голову.
Раздался звон колокольчика, и Итан отшатнулся.
– Черт возьми, мы снова чуть не потеряли контроль над собой, – пробормотал он.
Бет хотела согласиться с ним, но не смогла выговорить ни слова, задыхаясь от возбуждения. Она не понимала, зачем Итан поцеловал ее, но чувствовала одно: влечение к нему не ослабло, а возможно, даже усилилось. Итан сохранял опасную притягательность для нее. И этот поцелуй только подтвердил ее худшие опасения.
Они были последней парой, достигшей центра лабиринта. Прескотт и остальные гости уже ждали их. И только поймав на себе их любопытные, слегка насмешливые взгляды, Бет наконец поняла, почему Итан поцеловал ее. Их вид красноречивее всяких слов говорил о том, почему они так долго плутали по коридорам лабиринта.
Бет смутилась, догадавшись, что у нее растрепаны волосы. У Итана тоже был довольно помятый вид. Она поправила прическу и, заметив следы губной помады на верхней губе Итана, шепотом сообщила ему об этом. Лукаво улыбнувшись, он достал белоснежный носовой платок из внутреннего кармана блейзера и вытер помаду с лица.
Все присутствующие наверняка решили, что эта парочка потеряла голову от страсти и забыла о времени. Никто не догадывался, что они шпионили за другими гостями. Идея отличная, но, похоже, Итан снова использовал Бет. Ей это было неприятно, хотя она понимала, что прежде всего они должны успешно завершить операцию. Поэтому Бет приказала своему слишком ранимому сердцу успокоиться. И все же в его глубине затаилась ноющая боль, которую она так и не сумела унять.
Прескотт предложил гостям выпить шампанского и поздравил пару, которая первой добралась до центра, с победой. Затем он вывел всех из лабиринта, и компания вернулась в дом, где гостей ждал десерт.
Заключительная часть вечера прошла спокойно, без неожиданностей. В машине по дороге домой Бет молчала, помня о риске быть подслушанными. И лишь когда они вошли в свой маленький коттедж и оказались в безопасности, она решила вернуться к разговору, показавшемуся ей загадочным.
Сбросив босоножки, Бет удобно устроилась на диване, поджав под себя ноги. Коктейльное платье плотно облегало ее бедра. Сегодня котята не ласкались к ней. Они спали, свернувшись клубочком, на кушетке в кабинете Итана. Когда она заглянула в эту комнату, чтобы проведать их, пушистые питомцы на мгновение открыли глазки, но тут же снова погрузились в сон. Бет не стала мешать им.
Честно говоря, ей хотелось, чтобы хотя бы один из них побежал за ней в гостиную. Озорной котенок своими шалостями разрядил бы напряженную атмосферу, которая возникала всякий раз, когда они с Итаном оставались наедине.
– Прескотт готовится что-то продать и устраивает аукцион, надеясь на большие барыши, – заметила она.
Итан, сбросив башмаки и сняв блейзер, задумчиво взглянул на Бет. В его зеленых глазах зажегся огонек живого интереса.
– Да, ты права, но у нас нет никакой зацепки, чтобы попытаться узнать, о чем именно идет речь.
Бет одернула подол платья, натянув его до колен.
– Прескотт чрезвычайно осторожен.
– Я бы так не сказал.
Сняв водолазку, он бросил ее на спинку стула, а затем расстегнул ремень.
Бет не стала спрашивать, почему он так думает, изо всех сил стараясь не обращать внимания на его широкие плечи и мощную, мускулистую грудь. Когда Итан опустился на диван рядом с ней, Бет устремила взгляд на его лицо, избегая смотреть на соблазнительное тело.
– А что ты думаешь о парнях, которые спорили о том, чья цена лучше?
Итан положил на спинку дивана вытянутую руку. Его пальцы находились всего лишь в дюйме от обнаженного плеча Бет.
– Меня больше заинтересовала американка.
– Чем именно?
– Она кипела от ярости, а ее спутник не заметил этого.
– Ты полагаешь?
Бет слышала в голосе незнакомки недовольство, насмешку, но не ярость.
– Да. Эта дама хорошо скрывала свои чувства. Она похожа на профессионала.
То, что другая женщина вызвала у Итана восхищение, не понравилось Бет.
– Думаешь, она профессиональный агент?
– Да.
– Но в этом нет ничего удивительного. Я уверена, что многие клиенты Прескотта являются агентами, работающими на правительства иностранных государств или криминальные организации.
– Эта женщина не клиент. А вот ее спутник, араб, действительно собирается что-то купить у Прескотта. Она работает в паре с ним, но, судя по ее поведению, вряд ли их интересы совпадают. Она не сразу предостерегла араба, а дождалась, когда он закончит разговаривать с русским.
Бет теребила ткань на подоле платья, стараясь подавить желание дотронуться до обнаженной груди Итана, находящейся так близко.
– Ты считаешь, она хотела послушать, о чем они будут говорить?
– Да.
– В таком случае зачем она вообще предупреждала араба об опасности ведения подобных разговоров?
– Она хотела вывести араба из себя.
Бет снова уловила в голосе Итана нотки восхищения и едва не поморщилась.
– Ты думаешь, что эта женщина – наша коллега?
Рука Итана скользнула вниз, и его большой палец коснулся обнаженного плеча Бет.
– Если бы еще какое-нибудь агентство охотилось за Прескоттом, мы бы знали об этом. Что же касается этой женщины, я нутром чувствую – мы имеем дело с профессионалом.
Итан не поглаживал ее, его палец всего лишь касался ее плеча, и тем не менее у Бет все замирало внутри. Сердце бешено заколотилось. Ей бы отодвинуться от него, но, к своему ужасу, она не могла пошевелиться.
Бет облизнула внезапно пересохшие губы.
– Ты как-то говорил мне, что интуиция никогда не подводит тебя.
– Это правда, – промолвил Итан.
Он неотрывно смотрел на ее губы.
– Значит, еще кто-то, кроме нас, проводит здесь операцию?
– У меня есть друг с большими связями в Вашингтоне. Я могу позвонить ему и навести справки.
– Мы можем также связаться с Аланом, он раздобудет информацию через своих знакомых в ФБР.
– Не стоит беспокоить Хайатта. Мы можем обратиться к Хотуайру, у него тоже остались друзья в Бюро расследований.
Судя по всему, Итан был готов сам позвонить в ФБР, лишь бы не иметь никаких контактов с Хайаттом. Откуда у него такая ревность?
– Этот Хотуайр тоже техасец?
– Вовсе нет. Он родом из Джорджии. Сначала служил в войсках особого назначения, а потом был наемником. Работал на правительство, не имея официального статуса агента. Сейчас Хотуайр вместе с женой и другом руководит охранным предприятием. Завтра я позвоню ему и попрошу навести справки по интересующему нас вопросу.
– Вряд ли ты сможешь получить через него какую-нибудь дельную информацию.
Итан нахмурился:
– И что ты предлагаешь?
Бет пожала плечами и как бы невзначай потерлась рукой о большой палец Итана. Ее тело тут же отреагировало на это прикосновение.
– Странно, ты собираешься обратиться за помощью к постороннему человеку.
– Он мой друг.
– Да? А я думала, у тебя нет друзей.
Слова Бет обидели Итана.
– А агенты, с которыми я работаю?
– Это коллеги, сослуживцы.
– Нет, это мои друзья.
– Ну, друзья так друзья.
– Что ты пытаешься мне доказать?
Бет сама не знала, почему заговорила на эту тему. Может быть, она хотела, чтобы Итан ее одну называл другом?
– Твои напарники постоянно меняются. Ни с одним агентом ты не выезжал дважды подряд на оперативные задания. Да, ты занимаешься экстремальными видами спорта со своими коллегами, но в прошлом году ни один из них не поздравил тебя, когда ты вышел на работу в день рождения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...