ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Наконец хозяин дома обратил на нее внимание. По блеску в его глазах было видно, что Бет интересует его не только как опытный консультант по инвестициям. Внешне Прескотт был приветлив, но тем не менее отпустил пару едких замечаний по поводу литературных творений Итана Грейнджа.
Итан был морально готов к этому и пропустил колкости хозяина дома мимо ушей, чтобы не обострять обстановку. Когда настало время ужина, Итан не удивился, обнаружив, что его место находится в дальнем конце стола. Что же касается Бет, то ее в нарушение правил хорошего тона пригласили сесть слева от владельца усадьбы. «Дама» Прескотта сидела справа от него.
Итан не слышал, о чем разговаривала эта троица. Впрочем, сейчас он не беспокоился за Бет. Она, по его мнению, справлялась со своей ролью. Бет с детства привыкла общаться с политиками, по-своему тоже опасными людьми. Итан верил в нее, но это не означало, что ему нравились вольности, которые позволял себе за столом Прескотт по отношению к Бет. Разговаривая с ней, он дотрагивался до ее руки и пытался уговорить ее попробовать какое-то блюдо со своей тарелки.
Флиртуя с сидевшей слева от него женщиной, Итан внимательно слушал, о чем говорили гости за столом. Его соседка, Селин Фурнье, пришла на вечеринку с богатым французом средних лет, у которого Итан заметил обручальное кольцо на безымянном пальце. Но на руке самой Селин кольца не было, а это значило, что она не являлась женой француза. Селин вряд ли устраивала роль любовницы, и она заливала свою досаду вином, осушая один бокал за другим.
Беседа за столом не представляла интереса. Гости мило болтали о пустяках, не затрагивая деловые темы. Но когда один из них упомянул в разговоре со своей соседкой какие-то товары и та сказала, что они наверняка будут отличного качества, как и обещал Прескотт, сидевший напротив них араб заставил их замолчать сердитым взглядом.
Выбрав удобный момент, Итан уронил салфетку и, наклонившись за ней, незаметно прикрепил крохотный «жучок» под столешницей. Несмотря на микроскопические размеры устройства, оно имело большой диапазон действия. Тем не менее Итан хотел установить еще несколько «жучков» в доме – один вблизи кабинета Прескотта, а другой на втором этаже, где располагались спальни.
После ужина Итан продолжал флиртовать с Селин, а Прескотт в это время отвел Бет в сторону, делая вид, что хочет поговорить с ней об инвестиционной стратегии. Итан краем глаза следил за ними. Вскоре Прескотт пригласил Бет прогуляться по саду. Их сопровождали вездесущая женщина-телохранитель и несколько гостей. Воспользовавшись моментом, Итан позволил подвыпившей брюнетке увлечь его наверх, в одну из спален.
Схватив Итана, она упала вместе с ним на кровать и начала исступленно ласкать. Итан положил ладонь на ее затылок, делая вид, что собирается поцеловать ее. Однако вместо этого он резко нажал на чувствительную точку на ее шее, и она потеряла сознание.
Итан знал – в его распоряжении не больше пяти минут. Селин вскоре придет в себя. Впрочем, этого времени ему должно хватить. Он хорошо изучил план дома и расположение комнат, поэтому должен успеть справиться со своей задачей, прежде чем Селин очнется.
Надев черную маску и очки с ночным светофильтром, которые он прятал во внутреннем кармане своего блейзера, Итан вылез через окно на крышу и, осторожно пройдя по краю, проник через другое окно в спальню хозяина дома. Он, конечно, мог бы добраться до нее по коридору, но установленные повсюду камеры фиксировали каждое движение. Возможно, они были направлены и на крышу, но дежурившим у мониторов охранникам вряд ли удалось бы заметить Итана.
Он недаром оделся во все черное, собираясь на вечеринку в дом Прескотта. Эта одежда, с одной стороны, была своего рода маскировкой, а с другой – не противоречила образу писателя. Черная водолазка, черный блейзер, черные брюки и такого же цвета туфли на мягкой подошве, позволяющие ступать бесшумно.
Установив в считанные секунды подслушивающее устройство, Итан быстро вернулся через крышу в спальню для гостей и закрыл окно. До его слуха донесся шум шагов на лестнице. На второй этаж поднимались люди. Молниеносно сняв лыжную маску и очки, он спрятал их во внутренний карман блейзера и сел на кровать рядом с Селин. Она зашевелилась, открыла глаза и потянулась к нему.
Тут дверь в комнату распахнулась, и Итан услышал за своей спиной мужской голос, пробормотавший проклятие, и женский приглушенный вскрик.
Повернув голову, он увидел стоявшую на пороге Бет. Она смотрела на него с омерзением, как на отвратительного таракана. Рядом стоял француз, друг Селин. Судя по его грозному виду, он был готов убить Итана.
Итан беззаботно улыбнулся. За долгие годы оперативной работы он привык к подобным ситуациям и всегда выходил сухим из воды. Но при виде отвращения, мелькнувшего в глазах Бет, ему стало не по себе.
– Я оказываю миссис Фурнье помощь. Она почувствовала себя плохо, и я принес ее на руках наверх. Рад, что теперь вы возьмете заботу о ней на себя, месье Бернар.
Похлопав Селин по руке, Итан встал, показывая всем своим видом, что не произошло ничего особенного. Селин, по всей видимости, тоже прекрасно знала, как выходить из подобных затруднительных положений. Положив ладонь на лоб, она тяжело вздохнула.
– Это правда, Анри… Ты был слишком занят и не заметил моего удручающего состояния. Этот джентльмен помог мне прийти в себя.
Бледность после кратковременного обморока и заплетающийся от большого количества выпитого вина язык делали ее слова правдоподобными. Однако ее благодетеля все еще терзали сомнения.
– А почему не включен свет? – нахмурившись, спросил он.
– У меня от него болят глаза, – заявила Селин и закрыла их. Из-под ее ресниц выкатилась одинокая слеза. – Я, конечно, и не надеялась, что ты заметишь, в каком состоянии я нахожусь, побеспокоишься обо мне… Ты сказал, что сегодня мы отдохнем и развлечемся, однако весь вечер перешептывался о делах со своими партнерами по бизнесу, не обращая на меня никакого внимания.
Селин оказалась неплохой актрисой и довольно убедительно играла роль любовницы, которая чувствует себя обделенной вниманием и заботой.
Бернар вопросительно взглянул на Итана. Тот с недовольным видом хмыкнул.
– Ну, раз уж вы наконец-то сюда пришли, я оставлю вас наедине с вашей спутницей. Надеюсь, вы позаботитесь о ней.
Кивнув, Бернар устремился к Селин. Заключив ее в объятия, он стал по-французски извиняться перед ней. Однако, судя по выражению его лица, в душе он раскаивался в том, что связался с этой женщиной, и считал, что сомнительное удовольствие иметь молодую любовницу не стоит тех неприятностей, которые возникают из-за нее.
Если бы Бернар высказал свои мысли вслух, Итан, пожалуй, согласился бы с ним, поскольку Селин действительно была слишком сластолюбива и к тому же неверна.
Впрочем, по его мнению, мужчины, изменявшие своим законным супругам и грубо нарушавшие священные клятвы, данные у алтаря, заслуживали наказания.
– Я думал, ты пошла с Прескоттом прогуляться по саду, – сказал Итан, подойдя к Бет.
– Я действительно вышла с ним в сад, но вспомнила, что не предупредила тебя, и вернулась в гостиную.
Закусив губу, она взглянула на красивую брюнетку, которая теперь страстно обнимала своего благодетеля, одетого в костюм от Армани. Растерянный взгляд Бет тронул Итана. Взяв свою спутницу за руку, он вышел с ней в коридор.
– Вернемся к остальным гостям.
– А ты уверен, что мисс Фурнье больше не понадобится твоя помощь?
Язвительный тон Бет вызвал улыбку у Итана. Ему было приятно, что она его ревнует. Бет, конечно же, сразу поняла, что Итан отправился наверх вместе с Селин в интересах дела. И все же в глубине души она ощущала неприятный осадок, застав их наедине. Сам Итан точно так же реагировал на ее общение с Прескоттом, хотя не хотел признаваться в этом самому себе.
Они спустились по лестнице.
– Я всегда нахожусь там, где должен находиться, солнышко, – заверил ее Итан.
Выйдя через застекленные французские двери в патио, они присоединились к остальным гостям. Как и весь дом, этот дворик имел довольно претенциозный вид. В его дальних углах стояли огромные скульптуры львов из бетона. Ножки и спинки мебели были из кованого железа, а сиденья стульев вокруг стола с мраморной столешницей в виде подушек из дорогой парчи.
Личность Прескотта, несомненно, наложила отпечаток на окружающую обстановку.
Как только босс взглянул на Бет, она сразу же отошла от Итана. В глазах Прескотта промелькнуло выражение удовлетворения, и он подозвал к себе новую сотрудницу. Бет направилась к нему, стараясь отогнать мучивший ее вопрос, целовался ли Итан с экстравагантной красоткой Селин Фурнье.
– Я только что рассказывал гостям, как непросто моему садовнику выращивать розы во влажном климате океанского побережья, – с улыбкой сказал Прескотт, когда Бет подошла к нему.
– К сожалению, я ничего не понимаю в цветоводстве.
– От хорошенькой женщины и не требуется, чтобы она знала, как выращиваются цветы. Она создана для того, чтобы наслаждаться ими, когда ей их дарят в знак восхищения.
– Неужели вы собираетесь подарить моей Бет цветы из своего сада? – насмешливо спросил Итан. – Как банально.
Губы Прескотта сжались в тонкую линию.
– Увы, сейчас осень, – с едва заметной досадой произнес он. – Розы давно отцвели, но в следующем году летом, я надеюсь, мой сад приведет ее в восторг. Насколько я знаю, женщины не считают цветы чем-то банальным.
– Обожаю розы, особенно на длинных стеблях, – сказала одна из дам.
– О, я об этом знаю, – отозвался ее спутник. Он говорил с канадским акцентом. – Твоя любовь к розам стоит мне целого состояния.
Она с улыбкой взяла его под руку.
– Но ведь я этого достойна, не правда ли?
Канадец шепнул ей что-то на ухо, и женщина рассмеялась.
– Но если розы сейчас не цветут, то что в таком случае вы собираетесь показать нам в своем саду? – спросил другой гость, коренастый человек средних лет.
Он говорил с русским или украинским акцентом. Бет так не сумела разобраться в этом.
Прескотт снова раздраженно поджал губы, но тут же взял себя в руки и улыбнулся. Бет подумала, что из него вышел бы неплохой политик.
– Если хотите, я покажу вам лабиринт. Он всегда вызывает интерес у моих гостей.
Коренастый человек пожал плечами.
– Ну что ж, давайте посмотрим.
В этот момент из дома вышла женщина-телохранитель Прескотта вместе с Бернаром и Селин.
– Мы хотим присоединиться к вам, Артур. Ты не возражаешь?
– Конечно, нет, дорогая.
Прескотт повел гостей через ухоженную лужайку к большому лабиринту, который образовывала живая изгородь из аккуратно подстриженных кустов высотой в восемь футов.
– Мы будем входить по двое с интервалом в двадцать минут, – сказал Прескотт. – За это время каждая пара должна будет добраться до центра лабиринта. Знаком того, что вы избрали правильное направление, будут загорающиеся оранжевые огоньки. Мы все соберемся в центре, а потом я выведу вас наружу.
Некоторые гости состроили недовольные гримасы, услышав это предложение, но никто не стал возражать хозяину дома. Итан снова подошел к Бет и взял ее за руку.
– Это будет забавно, дорогая.
– Давайте поменяемся партнершами, – предложил Прескотт.
– Не вижу в этом никакого смысла, – сказал Итан. – И вы, и ваша дама хорошо знаете путь к центру лабиринта.
– Но мы не будем подсказывать вам. И таким образом вы с Бет сможете померяться смекалкой и сообразительностью, мистер Грейндж.
Итан, засмеявшись, покачал головой:
– У меня нет шансов победить в этом состязании. Бет намного лучше ориентируется, чем я. Я всегда полагаюсь на нее.
– Вы должны уговорить вашего бойфренда согласиться на мое предложение, Бет.
Она уловила в голосе Прескотта стальные нотки. Это, по существу, был приказ, а не просьба. Если она откажется выполнять распоряжение босса, то, возможно, потеряет работу.
Но прежде чем она успела что-нибудь сказать, рука Итана легла ей на талию. Он крепко обнял Бет.
– Я не из тех мужчин, которыми помыкают женщины, мистер Прескотт. Я сам знаю, что мне делать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...