ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Некоторые спортсмены-экстремалы сбривают эту поросль, – сказал Итан.
– Некоторые люди вообще бреют все тело.
Итан состроил недовольную гримасу. Ему явно не нравился этот обычай.
– Я этого не делаю.
– Вижу. – Ее пальцы делали круговые движения вокруг сосков. – Но почему ты этого не делаешь?
– А зачем?
– Чтобы иметь больше шансов на победу в состязаниях. Я думала, что гладкое тело позволяет спортсмену на доли секунды увеличить свою скорость.
Ей нравились волосы на его груди. Они возбуждали ее. Итан выглядел с ними очень мужественно. Но Бет знала, что он серьезно относится к своим занятиям экстремальными видами спорта, и поэтому задавала вопросы.
– Видишь ли, существует очень мало видов спорта, в которых волосы на теле играют какую-то роль в достижении высоких результатов. Кроме того, детка, не забывай, что я из Техаса.
– А при чем тут Техас?
– Ты когда-нибудь видела ковбоя с бритой грудью?
– Я пока еще вообще не видела в реальной жизни ни одного ковбоя. – Бет улыбнулась. – Кроме тебя, конечно.
– В таком случае поверь мне на слово, детка. Ковбои никогда не бреют свое тело.
– И не удаляют волосы с помощью воска?
Итан содрогнулся.
– И не удаляют волосы с помощью воска.
– Это не по-мужски, да? – насмешливо спросила она.
– Да, настоящие мужики не удаляют волосы.
Бет продолжала водить пальцами по его телу, и Итан начал беспокойно ерзать на кровати.
– Интересно, а настоящие мужчины любят, когда трогают их соски?
– Ты можешь трогать меня где угодно. Это доставит мне удовольствие.
– Хорошо.
Но она не стала дотрагиваться до затвердевших сосков Итана, хотя ее так и подмывало протянуть руку и попробовать их на ощупь. Но Бет слишком долго мечтала об этом и теперь не хотела скомкать этот долгожданный момент своей неуместной торопливостью. Она медленно провела пальчиком по зубчатому шраму в форме звезды на правом плече Итана.
– Где это произошло?
– На задании.
– Ты можешь рассказать мне все в подробностях. Я имею допуск к секретным материалам.
Он покачал головой, и Бет почувствовала, как напряглись под ней его мышцы на животе.
– Я предпочитаю не говорить о работе, когда лежу в постели с красивой женщиной.
Его мышцы снова пришли в движение. Итан ласкал Бет даже со связанными руками. Он был хитер, как змея. И наверняка полагал, что держит под контролем ситуацию.
– Это твердое правило, которого ты всегда придерживаешься? – спросила она, поглаживая шрам.
Бет заметила, что этот участок кожи был чувствительным.
– Да.
– Хм… – Бет наконец добралась до сосков Итана и стала легонько царапать их ногтями. – Может, мне удастся заставить тебя нарушить его?
Итан застонал, когда Бет начала потирать его напрягшиеся соски.
– Зачем тебе это надо?
– Просто хочется послушать эту историю.
– Я вызываю у тебя интерес, Бет?
– Ты же сам говорил, что я должна знать о тебе все.
– Ты права. – Он помолчал. – Хорошо, я расскажу тебе, как это произошло. Но за поцелуй.
– О'кей… Но только сначала рассказ, а потом поцелуй.
– Договорились.
Итан рассказал, что получил пулю в плечо при задержании преступника. Это произошло еще до его прихода в «Годдард проджект». Подобные ситуации описывались в многочисленных рапортах, которые доводилось читать Бет. Но рассказ из первых уст произвел на нее неизгладимое впечатление. Когда Итан замолчал, она наклонилась и поцеловала шрам на его теле. Ее влажный язык пробежал по его неровным очертаниям.
– Вообще-то я ждал, что ты поцелуешь меня в губы, – учащенно дыша, промолвил Итан.
Бет с улыбкой взглянула ему в глаза.
– Разве я говорила, что поцелую тебя именно в губы?
– Нет.
– В таком случае ты должен признать, что я выполнила условие сделки.
– Выходит, что так. Вы коварны, мисс Уитни. Вам об этом уже говорили?
– Я просто перевозбуждена, мистер Крейн, и не могу думать ни о чем, кроме секса. И в этом ваша вина.
– В таком случае я не буду жаловаться на твое коварство.
– Ты такой аппетитный, – со вздохом промолвила Бет и начала пальцами мять его грудь, как это обычно делают кошки лапками. В области ребер она обнаружила еще один небольшой шрам. – А об этом ты мне расскажешь?
– На тех же условиях?
– Да.
– Это было ножевое ранение, полученное в драке, которая произошла в одном баре. Этот бар находился во Франции, а драка произошла из-за того, что один тип рассвирепел, поняв, что его поймали за руку.
Они продолжили понравившуюся им игру. Бет находила все новые и новые шрамы и отметины на теле Итана, а он рассказывал ей их историю. Одни были следствиями ранений, полученных во время операций, а другие – спортивных травм. Бет целовала каждый шрам, выслушав рассказ Итана. Он бормотал ее имя и цедил проклятия сквозь зубы, едва сдерживая свою страсть.
Бет отвязала одну ногу Итана, чтобы он мог повернуться на бок, и осмотрела его спину. Нельзя сказать, что Итан был испещрен шрамами, но тем не менее его тело выглядело мужественно и сексуально. Родинки придавали ему особое очарование, и Бет перецеловала их. Они оба сгорали от страсти. Бет вновь привязала его ступню к штырю, и когда Итан улегся на спину, заметила маленький шрам у его паха.
– Это я поранился при падении с лошади, – низким, сдавленным голосом промолвил Итан.
Бет провела пальцем по едва заметному шраму.
– Я думала, ты хороший наездник.
– Это случилось на ранчо отца, когда мне было всего лишь десять лет.
Она низко склонилась над ним, и ее волосы коснулись бедер и яичек Итана. Он с шумом втянул в себя воздух и подвинулся на кровати так, чтобы волосы Бет касались его торчавшего члена. Бет помотала головой из стороны в сторону, чтобы сделать ему приятное.
– Если бы ты знала, как ты меня мучаешь, женщина!
– В этом и состоит мой замысел, – шептала она, обдавая своим дыханием его пах.
Итан натянуто засмеялся.
– Ты великолепно справляешься с поставленной задачей.
– Рада слышать.
Губы Бет коснулись шрама. Полизав его, она поставила на этом месте засос.
Бедра Итана судорожно задергались.
– Черт побери, детка, возьми пенис в рот!
– Мой рот сейчас занят другим делом, – прошептала она, продолжая полизывать и покусывать горячую кожу у его паха.
– Мне нужно, чтобы ты взяла мой член в рот. Слышишь, Бет?
Она выпрямилась, сидя на его сильной ноге и чувствуя, как в гладкую нежную кожу внутренней части ее бедер впиваются его жесткие волоски. Его мышцы судорожно сжимались и расслаблялись, массируя ее клитор. Несмотря на крайнюю степень возбуждения, Итан прекрасно владел ситуацией. Это было просто невероятно! Теперь ей было понятно, почему Итан в экстремальных видах спорта достиг больших успехов.
Содрогаясь от наслаждения, Бет стала тереться промежностью о его ногу, и из груди Итана вырвался стон.
– Ты убиваешь меня.
– Ты уже не раз говорил это. Тем не менее ты до сих пор жив.
– Я сейчас сойду с ума!
– Я не собираюсь доводить тебя до безумия.
– Представляю, что со мной было бы, если бы ты преследовала именно эту цель!
Бет засмеялась, чувствуя, как ее переполняют новые острые ощущения. Но настроение ей немного портило то, что Итан в это время был далек от наслаждения. Она начала осторожно поглаживать одной рукой его член.
Мышцы бедра, на котором она сидела, вновь стали ритмично сокращаться, массируя ее клитор. Ткань трусиков мешала ей в полной мере насладиться этой лаской, и она сняла их.
– И лифчик тоже, – потребовал Итан повелительным тоном, который привел Бет в чувственный восторг.
– А если мне этого не хочется?
– Делай, как я говорю.
Итан был привязан к кровати и находился в ее полной власти, и тем не менее Бет чувствовала, что должна выполнять его приказы. Может быть, всему виной были ее набухшие груди, в которых Бет ощущала покалывание и боль. Ее так и подмывало выставить их напоказ, чтобы восхищенный взгляд Итана ослабил неприятные ощущения, вызванные перевозбуждением. Или, может быть, подчиниться ему ее заставляла подсознательная женская тяга к покорности?
Как бы то ни было, Бет расстегнула лифчик и, сняв его, отбросила в сторону. Итан впился в нее жадным взглядом.
– У тебя великолепный бюст, Бет.
Это слово показалось ей забавным, и она прыснула со смеху.
– Бюст?
– А ты хотела бы, чтобы я назвал твою грудь сиськами?
Итан криво усмехнулся. Бет на мгновение задумалась.
– Нет, конечно, – наконец сказала она.
– Тогда как мне их называть? Титьками? Дынями? Бидонами? Арбузами?
Бет, засмеявшись, покачала головой:
– Говори просто «груди».
– Но это не просто груди, это произведение искусства.
– Я рада, что они тебе нравятся.
– «Нравятся» не то слово. Это слишком мягко сказано.
Видя, как подрагивает его вздыбленный член, Бет понимала, что Итан говорит правду.
– Потрогай свои соски… Так, как ты это делала во время нашего ночного разговора по телефону. Я хочу видеть это своими глазами.
– Ты становишься ужасно требовательным. Сначала ты хотел, чтобы я взяла в рот твой член, потом приказал мне снять лифчик, а сейчас просишь, чтобы я потрогала свои соски.
Она не выполнила его первое распоряжение, но подчинилась второму приказу и сняла лифчик.
– Делай то, что я тебе сказал.
У Бет сжалось все внутри от его властного голоса.
– Выбирай.
– Что я должен выбирать?
– Или я потрогаю свои соски, или я возьму в рот твой член.
– Значит, ты сделаешь то, что мне больше по вкусу?
Бет этого не говорила, но она почувствовала, как от его слов ее промежность еще больше увлажнилась. Бет кивнула.
– Потрогай свои соски, – распорядился Итан.
Она вздрогнула, не веря своим ушам. Она ждала, что Итан заставит ее заняться минетом, ведь это дало бы ему долгожданную разрядку. Его набухший от прилившей крови член, казалось, был готов взорваться, головка поблескивала от выступившей влаги. Неужели Итан действительно больше хотел посмотреть, как она трогает свои соски, чем кончить ей в рот? Или для него был главным, несмотря на связанные руки и ноги, самому контролировать ситуацию, вырвав инициативу у Бет?
А это было возможно только в том случае, если он доведет Бет до исступления. Ему хотелось видеть ее возбужденной, сгорающей от неутоленной страсти.
Бет положила ладони на груди и, приподняв их, тихо застонала.
– Так? – спросила она. – Ты доволен?
– Да. А теперь помни грудь.
Бет начала мять упругую плоть, чувствуя, как на движения ее рук отзывается ее налившийся кровью пульсирующий клитор.
– Хочешь, я поиграю с сосками?
– Да.
Она выполнила его распоряжение. Бет играла с ними так, как делала это прошлой ночью. Пощипывая соски, она одновременно терлась промежностью о ногу Итана. Он помогал ей, качая ногой из стороны в сторону. Бет выпустила инициативу из рук, даже не заметив этого.
– А теперь потрогай клитор, но не прекращай играть другой рукой с сосками.
– Но я не обещала тебе это, – тяжело дыша, промолвила она.
– Ты это сделаешь.
В голове Бет помутилось. Она напрочь забыла о своем плане, и это пугало ее. Она заколебалась, пытаясь взять себя в руки, и это не понравилось Итану. Он нахмурился.
– Ты плохо понимаешь меня, детка? – Нет, я поняла тебя.
– Тогда делай то, что тебе сказано.
Ей и самой хотелось выполнить его приказ, так зачем же было противиться собственному желанию?
Ее рука скользнула в горячую влажную промежность, и кончик указательного пальца нащупал самую чувствительную точку. И от одного прикосновения к клитору она размякла от сладкого, неземного удовольствия.
– Это незабываемое зрелище, детка, – пробормотал Итан. – Именно такой я представлял тебя прошлой ночью, когда мы говорили по телефону.
И тут Бет поняла, что тоже хочет насладиться подобным зрелищем. Ей надоело только мечтать и будить в своем воображении соблазнительные видения. Пора увидеть наяву, как осуществляются ее заветные фантазии. Это желание было непреодолимым.
Сев прямо, она сняла наручник с одной руки Итана.
– Я тоже хочу посмотреть, как ты ласкал себя прошлой ночью, – заявила она.
Не медля ни секунды, он взял в руку свой член и начал мастурбировать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...