ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Итан прекрасно знал план усадебного дома и безошибочно вел своих бойцов к цели – в подвальное помещение, где размещался домашний кинозал. Там сейчас собрались гости Прескотта на просмотр видеофильма о новой разработке оружия массового поражения. Итан знал – медлить нельзя. Охранники могли предупредить хозяина усадьбы об опасности.
Сняв охрану у входа в кинозал, Итан обнаружил дверь запертой. Чтобы войти внутрь, необходимо было пройти биометрическую идентификацию. Не долго думая Итан взорвал дверь с помощью гранаты и, не дожидаясь, когда осядет поднятая взрывом пыль, ворвался в помещение.
В зале находилось семь человек, среди которых Итан сразу же заметил Рейчел Ганнон. Она бросилась вслед за Прескоттом, когда тот побежал в дальний конец помещения, и догнала его уже за экраном.
Между ними завязалась борьба, но Рейчел приставила к голове Прескотта дуло револьвера, и он замер. Подоспевший Итан увидел, что Бет оказалась права. За экраном находилась потайная дверь, которая вела в тоннель. Если бы не Рейчел, Прескотт мог бы улизнуть.
В отличие от хозяина дома его клиенты не сразу поняли, что сопротивление бесполезно, и попытались прорваться к выходу. Однако бойцы быстро скрутили их. Бет надела на задержанных наручники, зачитав им их права. Среди арестованных были украинец и араб.
Радостное чувство переполняло Итана.
– Выводите задержанных по одному наверх, – приказал он.
Араб и еще несколько бывших клиентов Прескотта стали громко возмущаться, заявляя о дипломатической неприкосновенности своих особ.
– Пусть с этим разбираются адвокаты, – сказал Итан. – Если вы сумеете доказать, что обладаете таким статусом и не занимались шпионской деятельностью, то вас не будут лишать свободы, а просто вышлют без права въезда в нашу страну.
Эти слова охладили пыл задержанных. Матерые шпионы, они знали, что больше никогда не смогут ступить на американскую землю.
Арестованных увезли в Портленд. Итан и Бет отправились вслед за ними на машине.
– Я поговорила с арабом, – сообщила Бет по дороге. – Сказала, что ему должно быть стыдно за свое поведение. Он злоупотребил гостеприимством нашей страны и предал собственный народ, согласившись поставлять сексуальных рабынь такому мерзавцу, как Прескотт. Араб ответил, что готов пожертвовать несколькими женщинами ради могущества своего государства.
– Никому не говори о своей беседе с ним. Это запрещено инструкциями.
– Надеюсь, ты тоже сохранишь это в тайне и не напишешь об этом в рапорте.
– Но я должен доложить о его преступных намерениях. В беседе с тобой он, по существу, признал свою вину. Понятно, почему он это сделал.
– Почему?
– Когда ты связан по рукам и ногам, то чувствуешь себя беспомощным и готов на любые признания. Я сам находился в подобном состоянии, и мне не хотелось бы снова пережить такое.
– Тебе нечего бояться. Я больше не буду портить твое снаряжение. Твоя экипировка должна всегда находиться в рабочем состоянии.
Итан рассмеялся:
– Зря тебя считают застенчивой, дерзкая девчонка.
– Рядом с тобой я не бываю застенчивой. Или ты этого не заметил?
– Хочешь сказать, что из-за меня ты лишилась своих лучших качеств?
– Вот именно.
– Знаешь, Бет, а ты была права, когда говорила о существовании тоннеля.
– Правда?
– Да.
И Итан рассказал ей о потайной дверце за экраном, ведущей в тоннель, и о том, что Прескотт пытался спастись бегством.
– Если бы не Рейчел Ганнон, мне пришлось бы гнаться за ним по тоннелю до самого побережья.
– Она хороший агент. Ты будешь говорить о ней с моим отцом?
– Ты хочешь спросить, собираюсь ли я рекомендовать ее для работы в «Годдард проджект»?
– Да.
– Собираюсь.
– Надеюсь, отец возьмет ее к нам на работу.
– Я тоже.
В течение следующих двенадцати часов Итан допрашивал арестованных и заполнял документы. Он смертельно устал, но вместе с тем находился в приподнятом настроении. Сейчас ему хотелось только одного – остаться наедине с Бет.
Приехав домой, они сразу же легли спать. Итан уже двадцать четыре часа был на ногах, и ему требовался отдых. Бет тоже устала. Она уснула, едва ее голова коснулась подушки.
* * *
Проснувшись на следующее утро, Бет увидела, что спальню заливает струящийся в окно свет осеннего солнца. Ей было приятно нежиться в объятиях Итана.
Хорошо, что они отложили отъезд на пару дней, хотя отец ожидал их возвращения сразу же после завершения операции.
Осторожно высвободившись из объятий Итана, Бет встала и пошла в ванную принять душ.
Вернувшись в спальню, она увидела Итана, сидящего на краю постели. Озорное выражение его лица заставило ее насторожиться. Ее взгляд скользнул по кровати и остановился на передней спинке, к которой были привязаны затягивающиеся петли для рук.
– Это еще зачем?
– Я считаю, что настала моя очередь…
– Связать мне руки? – едва дыша, проговорила она.
– Да. – Итан усмехнулся. – Ты нервничаешь, солнышко? Неужели ты не доверяешь мне?
– Нет, я тебе полностью доверяю.
И в подтверждение своих слов она скинула халат и направилась к кровати. Когда она легла, Итан закрепил ее руки в петлях. Он был уже возбужден, об этом свидетельствовала его эрекция. Его возбуждение передалось Бет. По их нагим телам словно пробегали электрические разряды.
– За что я люблю тебя, Бет, так это за здоровый авантюризм.
У нее перехватило дыхание, на глазах выступили слезы.
– Любишь?
Итан с серьезным видом кивнул:
– Да, я за многое люблю тебя, Бет.
– Я тоже люблю тебя, – сдавленным от волнения голосом промолвила она.
Ее душили слезы. Она и представить себе не могла, что когда-нибудь признается в любви мужчине в подобной ситуации. Но жизнь с Итаном была непредсказуема, и каждый день был похож на путешествие в неведомое.
– Настолько, что готова стать моим партнером?
– Партнером? – с замиранием сердца переспросила Бет.
Итан кивнул.
– Во всех областях жизни.
Это звучало многообещающе, но Бет промолчала, ожидая его дальнейших слов.
– Я никогда раньше не работал с напарником, но теперь хочу изменить своим привычкам. – Итан погладил ее по щеке. – Я предлагаю тебе стать моим напарником, Бет. Но с одним условием.
– С каким?
– Когда придет время заводить детей, мы оба оставим оперативную работу. В наши дни трудно воспитывать подрастающее поколение. Детям нужен дом, родительское тепло. Они хотят, чтобы мама и папа посвящали все свое время им, а не спасению мира.
– Ты сейчас говоришь серьезно?
– Да, совершенно серьезно.
– Значит, ты хочешь иметь детей?
– Да, лет через пять. Это тебя устраивает?
– Более чем. – Бет была на седьмом небе от счастья. Казалось, ее сердце сейчас разорвется от переполнявшей радости. – Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж?
– Подожди минутку.
Итан внезапно вскочил с кровати и исчез за дверью. Через пару минут он вернулся со шкатулкой в руках. Сев на постель рядом с Бет, он открыл шкатулку, и она увидела великолепный желтый бриллиант.
Обхватив ладонями лицо Бет, Итан провел большим пальцем по ее губам.
– Я люблю тебя, детка. Ты выйдешь за меня замуж?
Волна радости затопила Бет, и на ее глаза снова навернулись слезы. Но тут она представила всю комичность обстановки, в которой они находились, и рассмеялась:
– Никогда не думала, что мне сделают предложение в тот момент, когда я буду лежать на постели голая, со связанными руками.
– Хочешь сказать, что подобная фантазия даже тебе, человеку с богатым воображением, не могла прийти в голову?
– Да. Это уникальное предложение руки и сердца.
– Мне не хотелось об этом напоминать, но тебе уже делали предложение…
– Не будем сейчас говорить об этом. Наши с тобой чувства намного сильнее, глубже, искреннее…
Итан слушал ее затаив дыхание, а когда она замолчала, на мгновение закрыл глаза.
– Почему ты не ответила на мой вопрос? Хочешь, чтобы я поседел, дожидаясь твоих слов? – спросил он, устремив на нее взгляд, исполненный нежности.
Бет взглянула на его вставший член.
– Я и не думала, что ты наберешься терпения и сможешь так долго ждать.
– Не увиливай от ответа, иначе я сейчас рассержусь.
– Люблю, когда ты сердишься.
Итан прищурился.
– Ты толкаешь меня на крайние меры, солнышко. И кажется, преднамеренно. Настало время проучить тебя. Сейчас ты узнаешь, что бывает с вредными маленькими будущими агентами, которые не хотят слушаться своих наставников.
Он наклонился и, положив ладони на кисти ее рук, стянутые ремнями, припал к ее губам. Итан целовал Бет до тех пор, пока ее не бросило в жар. Сердце бешено колотилось в ее груди.
Когда он наконец прервал поцелуй и выпрямился, Бет почувствовала, что на ее палец надето кольцо. Но она тут же забыла об этом, когда Итан нежно погладил ее по вытянутым рукам. Дрожь пробежала по телу Бет.
– Ты так остро реагируешь на каждое прикосновение, – восхитился Итан.
– Любое твое прикосновение возбуждает меня.
Она прерывисто дышала, не стыдясь того, что так сильно возбуждена от одного поцелуя и небрежной ласки.
Положив ладони на ее грудь, Итан потер большими пальцами соски.
– Прикасаясь к тебе, я испытываю ни с чем не сравнимое наслаждение.
Комок подкатил к ее горлу.
– Я рада.
– Я люблю твое тело, Бет.
– Но оно обыкновенное.
Итан засмеялся.
– Обыкновенное? – Он покачал головой. – Более женственного тела я в жизни своей не видел. Ты самая сексуальная, детка… – Он сжал ее груди. – Самая чувственная… – Наклонившись, он легонько укусил ее шею. – У тебя такая богатая фантазия… – Итан начал целовать ее, все больше распаляясь. – Ты самая забавная… Очень забавная… Самая восхитительная… Самая прекрасная…
Он впился в ее губы глубоким поцелуем, и окружающий мир перестал существовать для Бет.
Она ощущала лишь тяжесть его тела, его ласки, его дыхание. Неожиданно для себя Бет раскинула ноги и обхватила ими талию Итана. Она пыталась впустить его в себя. Чертыхнувшись, Итан отпрянул от нее.
Охваченная безудержным желанием близости, она видела, как он надел дрожащими руками презерватив и снова устремился к ней. Быстро сняв с ее рук ремни, Итан вошел в нее.
– Держи меня, детка, держи крепче… – бормотал он.
Бет не нужно было повторять дважды. Она вцепилась в него руками и ногами, и Итан начал врубаться в нее, делая мощные толчки. Они одновременно достигли пика наслаждения.
Утолив свою страсть, они долго еще лежали в молчании, наслаждаясь ощущением счастья и покоя.
– Скажи мне «да», Бет.
– Кажется, я уже несколько раз за последний час произнесла это слово.
– Тогда произнеси его вместе с фразой «Я выйду за тебя замуж».
Бет подняла голову и взглянула в его зеленые глаза.
– Да, я выйду за тебя замуж, жеребец Итан. Я люблю тебя.
– Я не хочу, чтобы ты отказывалась от своих фантазий, Бет. Я сделаю так, чтобы они воплотились все до одной.
– Ты уже сделал это. – Слезы радости выступили на глазах Бет. – Ты осуществил мои мечты, наполнил мою жизнь счастьем, и все это происходит не в воображении, а наяву.
– Я всегда хочу быть мужчиной твоей мечты, Бет.
– Ты был им и останешься.
– А ты всегда будешь женщиной моей мечты.
– Правда?
Бет задала этот вопрос не потому, что сомневалась в правдивости его слов. Она верила в его искренность.
– Когда ты познакомишься с моей мамой, спроси у нее, на какой женщине я всегда хотел жениться, и она опишет тебя.
Бет понимала, он не кривит душой, но она сомневалась в том, что еще кто-нибудь, кроме него, видит, какая она на самом деле. Впрочем, она тоже была единственным в мире человеком, который разглядел истинную натуру Итана.
– Мой папа будет на седьмом небе от счастья, когда узнает, что мы с тобой решили пожениться. Мама тоже обрадуется. Она думает, что несостоявшаяся свадьба сыграла роковую роль в моей жизни и я уже никогда не выйду замуж.
– Не сомневайся во мне, Бет, я никогда не брошу тебя у алтаря.
– Знаю. Любовь подразумевает доверие.
– И страсть.
– Я в полном изнеможении. Неужели ты хочешь снова заняться сексом?
– Детка, когда я вижу тебя, мне всегда неудержимо этого хочется.
– Значит, есть справедливость на свете!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...