ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Как и плохие парни, насколько я знаю.
– Ты прав. Именно поэтому и было создано наше агентство. Мы должны сделать все возможное, чтобы технологические новинки не попали в руки злоумышленников.
– Твой отец рассказывал мне как-то об истории этого учреждения. «Годдард проджект» был создан во время Второй мировой войны, когда выяснилось, что враги следят за работой наших гражданских ученых, на которых чиновники Госдепа поставили крест.
– Да, и противник взял на вооружение технологические новинки, разработанные теми, кого уволили из лабораторий как психов.
– В их числе был и Роберт Годдард.
– Совершенно верно. Теория ракетного движения Годдарда без его ведома попала в руки немцев, и мы узнали об этом только из донесений наших разведчиков, наблюдавших за их экспериментами.
– Именно с тех пор мы начали серьезно относиться к ракетной технике.
– И к массе других вещей.
– Значит, агентство не случайно было названо в честь Годдарда?
– А разве папа не говорил тебе об этом?
– Нет, он познакомил меня с моими служебными обязанностями и ввел в курс первоочередных дел. – Присев на краешек письменного стола, Алан скрестил длинные ноги. – Сказал, что ты с радостью посвятишь меня в историю этого учреждения.
Ну да, конечно! Только этого не хватало!
– Рассказывать особо не о чем. Агентство «Годдард проджект» ни разу не расформировывали, но оно всегда было сверхсекретным учреждением. В отличие от других агентств политики не суют свой нос в нашу работу. Порой мне кажется удивительным, что в Вашингтоне удается сохранять такую степень секретности. Нас финансирует Государственный департамент, но почти никто не знает о нашем существовании.
– Нисколько в этом не сомневаюсь.
– Этот факт еще раз доказывает, что ФБР известно далеко не все.
Его губы изогнулись в усмешке.
– Конечно, не все.
– До тех пор пока я не прошла проверку и не была принята сюда, я думала, что мой отец работает на Госдепартамент. Никогда раньше не слышала название «Годдард проджект». Моя мама наверняка до сих пор не знает, где именно работает ее муж.
– И ты не открыла ей правду?
– Нет, конечно. При поступлении на работу мы все подписываем договор о секретности и неразглашении информации.
– Знаю.
– Разумеется. Как бы то ни было, я всегда держу свое слово.
– Я тоже, дорогая.
– Ну да, ты скорее умрешь, чем выдашь государственную тайну.
– Я готов умереть и ради кое-чего другого.
– Между нами все кончено, Алан, прошлого не вернешь. Не возвращайся больше к этой теме и не называй меня «дорогой». Мы сослуживцы, и только.
Три года назад Бет растаяла бы от одного взгляда Алана, но теперь она не испытывала к нему никаких чувств. Никаких! И это ее радовало. Эротические фантазии с Итаном в главной роли принесли ей хоть какую-то пользу. Бет едва удержалась от улыбки.
– Жаль, что все так вышло.
– Ты уже говорил это, и я верила тебе. Действительно верила, Алан! – Бет вздохнула. Придется еще раз высказать бывшему жениху свои претензии. С чувством, с толком, с расстановкой. – Но я также знаю, что если ты смог бросить меня у алтаря ради дела, то в будущем неминуемо возникнут такие же ситуации. Я всегда буду играть в твоей жизни второстепенную роль, а на первом месте у тебя будет работа. Но меня это не устраивает. Рада, что вовремя спохватилась.
– Послушай, Бет, все еще можно исправить.
– Нет. Я не так терпелива, как моя мама. Если бы мы поженились, я бы стала настаивать, чтобы ты уделял мне больше внимания… хоть иногда. Впрочем, зачем лгать? Не иногда, а всегда… Я потребовала бы, чтобы ты ставил меня на первое место в своей жизни! Но ведь ты не смог бы сделать это.
Алан провел рукой по темным, коротко стриженным, как у сотрудников ФБР, волосам.
– Я занимаюсь важным делом.
– Не отрицаю этого. Но отношения между мужчиной и женщиной тоже важны. Вот видишь, у нас с тобой не было никаких шансов.
Он вздохнул.
– Я не хотел верить в это раньше, да и теперь мне неприятно думать, что мы никогда уже не будем вместе. Но вижу, ты полна решимости стоять на своем.
– Только не говори, что ты провел три года в тоске, это неправда.
– Нет, конечно. – Он улыбнулся, и по выражению его лица Бет поняла, что у Алана в отличие от нее в течение последних трех лет была бурная личная жизнь. – Но ни одна женщина не вызывала у меня таких чувств, какие я испытывал к тебе. Все это время я не переставал думать о том, что было бы, если бы мы не расстались.
– Ничего хорошего. Мы все равно рано или поздно разбежались бы. Даже если бы поженились.
Она никогда не делилась сокровенными фантазиями с этим человеком. А вот Итан наверняка понял бы их, а быть может, даже принял бы участие в их воплощении. Когда эта мысль пришла в голову Бет, она вдруг осознала, что многое скрывала от Алана. Почему она не доверяла ему? Потому что он агент или потому что он мужчина? Бет не знала, что ответить на этот вопрос. Впрочем, не важно. Алан любил Бет не настолько, чтобы позволить ей занять главное место в своей жизни. А она любила Алана не настолько, чтобы мириться с его сумасшедшей работой и допустить его в свою душу.
Им обоим повезло, что они расстались. Бет не сомневалась – они были бы несчастливы в браке.
– Как скажешь. Значит, будем друзьями?
Он протянул руку, и Бет с улыбкой пожала ее.
– Да, друзьями.
Она сказала еще несколько слов о принципах работы компьютера и правилах подключения к центральной базе данных агентства, а потом провела Алана по учреждению. Эта экскурсия произвела на него неизгладимое впечатление. Особенно удивляли новые разработки, которые он увидел в лаборатории. Они поражали воображение всех агентов. В агентство «Годдард проджект» брали только профессионалов, знакомых с миром высоких технологий.
Не удержавшись, Алан потрогал ручку, в которую были вмонтированы микрокомпьютер и телефон.
Ванни, руководитель лаборатории, шлепнула его по руке:
– Не трогайте, она еще не прошла тестирование.
Алан отдернул руку.
– О, простите, меня зовут Алан Хайатт. Я новый сотрудник.
– А меня зовут Ванни, и я очень занята. – Она посмотрела на Бет. – Меня интересует, когда производитель чипов пришлет заказанные нами детали.
– Они еще не готовы, над ними работают. У тебя возникли какие-то проблемы?
– Мне срочно нужны эти детали. Я хочу знать, когда возобновятся поставки.
– Мы должны получить этот заказ послезавтра.
– Хорошо.
Ванни направилась к одной из лабораторных кабин.
– Не слишком приветлива, – заметил Алан.
– Я все слышу, – раздался из кабины голос Ванни.
– Учти, Ванни не только принадлежит к числу наших лучших разработчиков, но и отвечает за снабжение агентов новыми изобретениями.
– Другими словами, не порть с ней отношения, а то останешься с носом.
– Что-то вроде того.
– А знаешь, она симпатичная.
– Я все слышу! – снова раздался из кабины грозный голос Ванни.
– Она маленького роста и восполняет этот недостаток тем, что держится довольно резко и сурово. Ванни смущают замечания насчет ее внешности.
– Смущают? Ты в этом уверена? – недоверчиво спросил Алан, когда Бет вывела его из лаборатории, опасаясь дальнейшей пикировки с Ванни.
Бет рассмеялась. В лаборатории Ванни действительно походила на огнедышащего дракона, но за ее пределами была тихой женщиной, с опаской относившейся к мужчинам.
– В детстве я всегда мечтал стать агентом 007, – сказал Алан на обратном пути в офис, где находилось рабочее место Бет.
– Думаю, большинство наших сотрудников мечтали о том же самом.
– Даже женщины?
– А ты сомневаешься в способностях Джейн Бонд? Скоро фильмы будут снимать о ней, а не о Джеймсе Бонде.
– Да ладно! Ты действительно так думаешь?
– Во всяком случае, кое-кто в нашем отделе придерживается именно такого мнения. У нас работают несколько агентов-женщин, которые могли бы заткнуть за пояс старину Джеймса.
– Ты меня заинтриговала. С нетерпением жду встречи с ними, – подмигнув, сказал Алан.
Они рассмеялись.
В офисе Бет снова увидела Итана. Широкоплечий великан со слегка взъерошенными волосами песочного цвета стоял у ее пустого стула. В зеленых глазах читалось недовольство.
– Ну наконец-то. Где ты ходишь?
Бет знала, что Итан был нетерпелив, но за его нетерпением сейчас скрывалось что-то другое. Похоже, она чем-то расстроила Итана. Интересно чем?
Странно, что Итан вдруг обратил на нее внимание. Раньше вообще не замечал ее. Это Бет постоянно следила за ним. Но теперь… Что бы это значило? Бет охватил нервный трепет – довольно неприятное чувство.
– Я помогала Алану освоиться на новом месте.
– Больше часа?
– Неужели ты каждые пять минут проверял, не вернулась ли я еще?
Итан поджал губы. Выступивший на его четко очерченных скулах румянец подтверждал, что она попала в точку.
Бет растерялась. Невероятно! Неужели Итан… смутился?
– Я всегда ношу с собой сотовый. Тебе нужно было просто позвонить.
– Ладно, все это не так важно…
Ну да, как же! Если бы это было не так важно, он не стоял бы битый час у рабочего места Бет, дожидаясь ее возвращения.
– Не думал, что тебя так долго не будет.
– Она провела для меня экскурсию по всему учреждению, – заявил Алан, искоса поглядывая на Итана.
– Ну и как, впечатляюще? – с некоторой гордостью спросил Итан, сразу же перестав хмуриться.
– Очень.
Итан пришел в «Годдард проджект» после окончания специальных курсов и работал здесь уже девять лет. Неудивительно, что он ощущал гордость, когда речь заходила о достижениях агентства. А вот чувство неприязни к Алану было трудно объяснить. Может быть, Итан считал, что Бет должна прежде всего уделять внимание ему, старому сотруднику, а не новичку? Итан ревновал, но чисто в профессиональном плане, конечно.
Может быть… Однако прежде он никогда не вел себя столь странным образом. И это вызывало у Бет тревогу. Поступки Итана всегда волновали ее. Он был лучшим оперативником агентства. Именно поэтому являлся совершенно неподходящей кандидатурой на роль главного героя ее сексуальных фантазий, но Бет ничего не могла поделать с собой. Хорошо, что Итан не умел читать ее мысли и не видел, какие картины рисует ее воображение, когда он находится рядом или когда Бет лежит ночью в постели.
Итан пристально посмотрел на нее, и Бет изо всех сил постаралась скрыть волнение.
– Мне кое-что нужно от тебя.
Эта простая фраза почему-то вдруг приобрела неприличный подтекст. Бет прикусила язык, испугавшись, что может выпалить сейчас: «Делай со мной что хочешь!» – или что-то в этом роде.
– Я пойду к себе, – сказал Алан. – До скорого!
И он приложил к виску два пальца, как будто беря под козырек. Это была его излюбленная манера прощаться. Бет рассеянно кивнула и, обойдя письменный стол, опустилась на стул. Итан не спускал с нее глаз, и под его пристальным взглядом Бет начала бить мелкая дрожь.
Он стоял в опасной близости.
– Я тебя слушаю, – наконец раздраженным тоном произнесла она.
– Что происходит между тобой и этим новеньким?
– Ничего.
– Я так не думаю! Он смотрит на тебя так, будто вы находитесь в близких отношениях.
– Мне так не кажется.
Бет знала, как смотрит Алан на женщину, с которой спит. Нет, сейчас у него был совсем другой взгляд, дружеский. Правда, три года – немалый срок. Возможно, за это время он сильно изменился, и она перестала его понимать.
– Ошибаешься. Он смотрел на тебя так, будто ты близкий ему человек.
Бет закатила глаза, показывая Итану, что ей надоели дурацкие расспросы. Но на душе было неспокойно. Почему он вдруг заинтересовался ее личной жизнью? Бет боялась подпускать Итана близко к себе. Чувства к нему таили серьезную угрозу для душевного равновесия.
– Все это плод твоего богатого воображения, – заявила она.
– Я хороший оперативник, Бет.
– Ты лучший здесь.
Комплимент явно пришелся ему по душе. Он улыбнулся и присел на краешек стола. Его бедро находилось в нескольких дюймах от ладони Бет, и она машинально дотронулась до клавиатуры.
– Полагаюсь на свою интуицию, богатое воображение тут ни при чем.
Бет убрала руки с клавиатуры и слегка отодвинула стул, но это не помогло ей справиться с волнением.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...