ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Усилием воли он подавил возбуждение, приказав себе успокоиться и не поддаваться искушению. Но сев за руль, Итан почувствовал, что его эрекция усилилась. Бет что-то пролепетала о двух трусиках, которые надела сегодня, и это только увеличило смятение Итана. Он не желал ничего слышать о трусиках Бет. Ничего!
Интересно, а она носила пояс для чулок?
Итан и не подозревал, что Бет Уитни может вызвать у него такую бурю чувств. Достаточно было снять с нее черное короткое платьице, чтобы полюбоваться голой задницей. Мысль об этом бросала Итана в трепет, и его воля слабела. Самовнушения уже было недостаточно, чтобы держать чувства в узде. Что, черт возьми, с ним происходило? Он не был равнодушен к женщинам, но, даже поддавшись чарам очередной красотки, никогда не терял контроль над собой.
Почему же теперь его охватило почти непреодолимое желание остановить свой «солстис» на обочине дороги и выяснить на практике, действительно ли невозможно заниматься сексом в двухместной машине?
Ему не нравилось, что в операции по разоблачению Прескотта должна была участвовать женщина, не являющаяся агентом. И конечно же, последним делом было бы завести роман с ней. У него было предчувствие, что этот роман добром не кончится. Отношения с Бет нарушат его душевный покой.
Она была удивительной женщиной.
У него из головы не выходила книга, лежавшая на ее ночном столике. Какое занимательное чтение! Итан был сам не прочь полистать этот роман, и не только потому, что в нем имелись откровенные сексуальные сцены. Сюжет книги, похоже, был довольно увлекательным.
Черт побери, он спятил!
Итан остановился у небольшого итальянского ресторанчика, в котором заказал столик на двоих. Только сейчас он заметил, что за всю дорогу они с Бет не сказали друг другу ни слова.
Во время поездки Бет не отрываясь смотрела в боковое окно. Поглядывая на ее сжатые на коленях руки, Итан задавался вопросом, почему его спутница так сильно нервничает. Может быть, она до сих пор переживала, что он устроил осмотр ее спальни? В таком случае ей следовало смириться с неизбежным. Итан намеревался выполнить свое обещание и после ужина порыться в ящиках ночного столика Бет. Чтобы убедительно играть роль ее любовника, ему необходимо было досконально знать вкусы и привычки Бет. Только тогда он мог надеяться на то, что они не провалят операцию.
Нельзя допустить провала. В случае неудачи жизнь Бет ставилась под угрозу.
Обойдя машину, Итан открыл дверцу и протянул Бет руку. Она молча, стараясь не смотреть на своего спутника, вышла из машины и направилась к ресторану.
Итан нахмурился.
– Ты все еще дуешься на меня, солнышко?
Обернувшись, Бет посмотрела на него, а потом покачала головой:
– Нет, конечно. С чего мне дуться?
– Тебе не понравилось, что я рылся в спальне в твоих вещах.
– Но это, насколько я поняла, было необходимо, – на ходу сказала Бет.
Итан зашагал рядом с ней.
– Совершенно верно.
– Я не буду говорить за ужином о своих сексуальных фантазиях, – решительно заявила она.
Неужели именно поэтому она избегала смотреть ему в глаза? Боялась, что Итан может заговорить с ней о ее сексуальных предпочтениях? Да, эта женщина была полна противоречий.
Итан не смог сдержать улыбки.
– Значит, у тебя есть сексуальные фантазии?
– А у кого их нет? – Она остановилась перед открытой дверью.
– Наверное, ты права… Но я человек дела и не люблю фантазировать.
Это было правдой, хотя он подозревал, что с сегодняшнего дня в его воспаленном мозгу начнут возникать эротические фантазии с участием Бет и ее розовых наручников.
Бет нервно провела кончиком розового языка по губам. Это выглядело очень эротично.
– Да.
– Что «да»?
Итан тряхнул головой, стараясь отогнать грешные мысли. Слово «да», произнесенное Бет, никак не могло относиться к его мечтам и желаниям. Тем не менее Итана охватило возбуждение.
– Ты и вправду человек дела. Я никогда не видела, чтобы ты размышлял или колебался. Ты всегда готов действовать.
Его физическое состояние свидетельствовало о правоте Бет.
– В основном это действительно так. Значит, ты никогда не пользовалась наручниками?
– Повторяю, я не буду разговаривать об этом за ужином.
– Но мы еще не вошли в ресторан.
Бет поспешно переступила порог.
– Уже вошли.
Итан, засмеявшись, последовал за ней.
– Неужели ты не понимаешь, что неудовлетворенное любопытство заставляет меня действовать еще решительнее?
– Может, тебе пора научиться обуздывать его?
– А какой в этом смысл?
Бет не успела ответить – к ним с громкими приветствиями подошел владелец ресторанчика Вито и проводил клиентов к любимому столику Итана в тихом уголке уютного зала. Приглушенный свет и кирпичные стены с двух сторон создавали интимную обстановку. Меню, предложенное Вито, было превосходно.
У Итана слюнки потекли, когда он почувствовал аромат чеснока и своего любимого блюда – итальянских макарон. Он был голоден и хотел скорее приступить к ужину.
– На этот раз у тебя красивая спутница, Итан, – сказал Вито, целуя пальцы Бет. – Белиссима.
Бет покраснела от смущения, и Итан с улыбкой выдвинул для нее стул.
– Я соглашусь с тобой, Вито. Она просто великолепна.
– Это правда.
Бет закатила глаза, не в силах слышать такую неприкрытую лесть.
– Видишь? Она не верит нам. Но почему? Неужели ты никогда раньше не говорил ей, как она прекрасна?
– Да, теперь я признаю, это было моей ошибкой.
Садясь за стол, Итан коснулся ногой бедра Бет. Вздрогнув, она чуть отодвинулась и бросила на него недовольный взгляд. Вито покачал головой.
– Я считал тебя умнее, приятель, – сказал он. – Сегодня вечером я помогу тебе загладить вину перед дамой за допущенную оплошность. Я подам такой ужин, что вам позавидуют даже ангелы. Хорошая еда открывает путь к сердцу женщины.
– А я слышала, что все наоборот. Вкусная еда – это путь к сердцу мужчины, – ехидно заметила Бет.
– О нет, мужчины гораздо примитивнее, чем вы о них думаете. Впрочем, этот разговор не для ваших ушей. Женщины в отличие от них требуют особого подхода и ухаживаний. Сегодня я помогу своему другу справиться с этой задачей.
Бет засмеялась, качая головой, и у Итана почему-то сжалось сердце. Он и раньше приводил сюда женщин, но Вито никогда не вел себя подобным образом. Он, конечно, постоянно флиртовал, как все итальянцы, но не намекал на чувства и серьезные отношения. Бет удалось тронуть душу Вито.
Итальянец сразу же почувствовал, что Бет сильно отличается от тех женщин, с которыми обычно встречался Итан.
– Пойду распоряжусь об ужине для вас. Вы ведь позволите мне самому выбрать блюда?
Вито никогда раньше не делал такого предложения, но Итан доверял его вкусу.
– Конечно. Надеюсь, ты тоже не будешь возражать, Бет?
Пухлые губы Бет изогнулись в очаровательной улыбке.
– Буду польщена подобным вниманием.
Кивнув с довольным видом, Вито ушел. Затем к их столику подошел официант с графином красного вина. Налив вино в бокалы, он удалился.
– Вито показался мне интересным человеком.
– Это ты заставила его вести себя в несвойственной ему манере.
– Хочешь сказать, что раньше он не называл твоих женщин красивыми и не обещал подать ужин, достойный ангелов?
– Он никогда раньше не предлагал мне помочь подобрать ключик к сердцу женщины и не выбирал лично блюда для ужина.
– У Вито, наверное, просто вызвало недоумение то, что ты явился сюда с такой женщиной, как я.
Итан пожал плечами:
– Что значит с такой женщиной, как ты?
Глава 5
Бет снова закатила глаза, поражаясь его непонятливости.
– Слушай, Жеребец, перестань прикидываться тупым. Признайся, что я не похожа на тех женщин, с которыми ты обычно встречаешься.
Итан получил это прозвище задолго до прихода Бет в агентство, и оно никогда не раздражало его прежде. Но сейчас оно было произнесено насмешливым тоном и резануло ему слух. Слово «Жеребец» звучало в устах Бет не как комплимент, а как издевка.
– Во-первых, ты сама необычная женщина.
– Мне так не кажется.
Официант принес свежеиспеченный хлеб с салатом и исчез. Итан налил еще вина себе и Бет.
– Ошибаешься, солнышко. Ты сильно отличаешься от большинства женщин, живущих в этом городе, хотя родилась и выросла здесь.
Бет недоверчиво прищурилась:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Твоя свежесть и наивность достойны удивления. Не понимаю, как ты смогла сохранить ауру невинности, живя в этом городе?
– По-твоему, мне не хватает городской искушенности?
Итан окинул Бет внимательным взглядом, останавливая его на тех местах, к которым жаждал прикоснуться. Маленькое черное платье Бет было великолепно и свидетельствовало не только о ее безупречном вкусе, но и о сексуальности. Прекрасно уложенные волосы радовали глаз. Макияж был подобран со вкусом. Перед Итаном сидела шикарная, ухоженная женщина, достойная дочь своей блестящей матери. И тем не менее в Бет явственно ощущался налет наивности и невинности, и это обостряло желание хищника познакомить ее с настоящей страстью.
– Нет, тебе всего хватает, и все же ты не вписываешься в жизнь этого города. В отличие от твоей матери, например.
– Или тех женщин, с которыми ты обычно встречаешься.
Итан пожал плечами, не зная, что сказать. Другую женщину на месте Бет его слова наверняка обидели бы, но Бет чувствовала его правоту.
– Если хочешь знать правду, – вздохнув, сказала она, – я всегда ощущала себя чужой. Чужой в семье, в этом городе, в любой компании.
– В таком случае почему ты не уедешь отсюда?
– Я люблю родителей, как, впрочем, и они меня, хотя у нас не принято говорить о своих чувствах. Кроме того, Вашингтон – это единственное место на земле, которое я хорошо знаю. Я когда-то думала о переезде и о том, что, возможно, есть такой город, где бы я могла найти себя.
– Тогда почему ты поступила на работу в агентство?
– Тому много причин. Во-первых, в тот момент мне было необходимо изменить свою жизнь, а во-вторых, осточертела работа консультанта по инвестициям.
– Но ты, насколько я знаю, дипломированный экономист.
– Да, я слишком поздно поняла, как скучно делать деньги. А работа в агентстве мне сразу же понравилась. В ней много разнообразия, я общаюсь с десятками людей, и это мне по вкусу.
Она намазала маслом кусочек еще теплого хлеба и положила его на тарелку Итана.
– Спасибо.
Итан стал жевать бутерброд. Голод боролся в нем со стремлением ближе узнать эту загадочную женщину.
– Но твоя жизнь была далека от приключений.
– До настоящего времени.
Идея участвовать в операции принадлежала не ей. Итан не сомневался, что Бет при малейшей возможности отказалась бы от этого задания.
– Чего ты боишься?
– Почему ты так думаешь?
Попробовав салат, она зажмурилась от наслаждения:
– Как вкусно! Эта приправа просто восхитительна.
– Здесь все восхитительно.
Бет улыбнулась:
– Отлично. Страшно хочу есть.
Итан тоже был голоден, но еда манила его не так сильно, как сидевшая напротив женщина. И ее тайны.
– Ты была посвящена во все тонкости деятельности агентства, но никогда не пыталась заняться оперативной работой и своими глазами увидеть, как на деле выполняются сложнейшие задания. Жизнь пугает тебя. Почему ты боишься вздохнуть полной грудью?
Бет нахмурилась:
– С чего ты взял? Делаешь странные выводы.
– Ты читаешь о сексе, но не занимаешься им.
Бет промолчала, и Итан понял, что попал в точку.
– Ты носишь под строгим деловым костюмом пикантное дамское белье, – продолжал Итан.
Все это были лишь догадки, но реакция Бет говорила о том, что он не ошибся. Вилка с салатом, которую она несла ко рту, застыла в воздухе.
– Ты утверждал, что не рылся в моих ящиках.
– Я не обманывал тебя. Но когда ты сегодня садилась в машину, я заметил, что на тебе чулки.
– О… – Бет покраснела от смущения. – Деловые костюмы я ношу только в офисе.
– Возможно… Но чем больше я наблюдаю за тобой, тем больше убеждаюсь, что ты стараешься скрыть от окружающих спою чувственность.
– Пытаешься изобразить из себя тонкого психолога, знатока человеческой души?
– Нет, я просто мужчина, хорошо знающий женщин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...