ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бет стала обеими руками ласкать пенис Итана, уделяя особое внимание чувствительной коже головки. Вскоре Итан почувствовал сильное давление в паху. Обычно ему требовалось намного больше времени, чтобы с помощью подобных ласк достичь оргазма.
Итан начал раскачиваться из стороны в сторону, издавая гортанные звуки. Темп движений Бет увеличился. В кульминационный момент Итан изогнулся и выпустил мощную струю. Поверхность воды над его пахом, забурлив, забила ключом. Наслаждение было столь острым и ошеломляющим, что Итану казалось, он не вынес бы испытания, если бы оно продлилось немного дольше.
Бет продолжала его ласкать, но он резким движением оттолкнул ее руки:
– Это выше моих сил…
– Просишь пощады?
– Если ты не прекратишь трогать меня, то сейчас запрошу.
– Вот это да!
Итан не ожидал от нее такой реакции. Эта женщина была непредсказуема. Она постоянно удивляла его. Итан раньше думал, что петтинг – менее выматывающее занятие, чем половой акт. Но, как оказалось, он ошибался. Его будто вывернули наизнанку. Он хотел отплатить Бет той же монетой.
Он посадил ее верхом на колени спиной к себе. Его член упирался ей в поясницу.
– Теперь моя очередь.
– Удивительно, что у тебя еще остались силы и энергия.
Неужели она думала, что он возьмет ее за ночь один раз и на этом успокоится? Нет, это было не в его правилах. Итан не знал удержу в сексе и всегда стремился превзойти в этом деле других. Он хотел привести свою партнершу в восторг и всегда добивался желаемого.
– Я всегда готов ласкать тебя.
– Какой ты милый.
Итан слышал из уст любовниц много ласкательных эпитетов и прозвищ, но «милым» его называли впервые. Итан сам не мог разобраться, приятно ему было услышать это слово от Бет или нет. Оно звучало как-то пресно, немужественно. А Итана всегда отличала мужественность, он любил риск и опасность. В конце концов он решил, что Бет надо проучить.
– Сейчас я покажу тебе, какой я милый.
Итан начал ласкать ее умелыми движениями рук. Он поигрывал с ее сосками до тех пор, пока они не затвердели и не стали до того чувствительными, что Бет дергалась каждый раз, когда подушечки его больших пальцев прикасались к ним. Затем его руки скользнули на ее живот. Итан потирал ее пупок и нежную кожу над лобком до тех пор, пока Бет не застонала. Затем он перешел к ее бедрам и стал ласкать, не прикасаясь к промежности.
Бет просила его дотронуться до ее клитора и половых губ, но он коснулся лишь коротких завитков. Судорога пробежала по телу Бет, она страдала от неутоленного желания, которое с каждой секундой становилось все нестерпимее. Ее возбуждение нарастало. В конце концов, не выдержав этой муки, она схватила его запястье и попыталась сунуть его руку между своих ног. Однако Итана невозможно было заставить делать что-либо силой.
Рука Итана замерла и не двигалась до тех пор, пока Бет снова не отпустила его запястье. После этого он продолжал поглаживать и мять нежную гладкую плоть. Громко застонав, Бет стала биться и корчиться в воде, и Итан решил, что с нее пока хватит. Он хотел заставить ее сдаться и вскоре достиг своей цели.
– Итан, пожалуйста, дотронься до клитора, – взмолилась она. – Я больше не могу!
Теперь она наверняка больше не считала его «милым». Итан наконец сжалился. Его рука проникла в ее промежность, а пальцы другой стали пощипывать ее набухший сосок.
Бет пронзительно закричала и забилась в его объятиях. Поиграв с клитором, пальцы Итана скользнули в шелковистую глубину влажного горячего лона Бет. Он вспомнил, какое невероятное наслаждение доставили ему ее упругие внутренние мышцы в момент соития.
Почувствовав внутри его пальцы, Бет начала ритмично двигаться вверх и вниз, постанывая от удовольствия.
– Кончи, Бет, кончи прямо сейчас. Сделай это для меня!
Он прижал ребро ладони к ее клитору, и Бет достигла оргазма.
Она выкрикивала его имя, прижимаясь к нему всем телом. Однако Итан не останавливался. Его пальцы продолжали имитировать половой акт, и Бет кончила второй раз. Отстранившись от него, она села прямо и, забившись в судорогах, расплескала воду, хлынувшую через край ванны. Звериный рык вырвался из ее груди.
Итан впервые в жизни встречал такую темпераментную женщину. Вскоре она начала жалобно всхлипывать, беспокойно ерзая и пытаясь утолить свой неуемный сексуальный аппетит.
Наконец силы оставили ее, и она, обмякнув, упала на грудь Итану и разрыдалась.
– О Боже, я умираю… это выше моих сил…
Итан немедленно прекратил массаж и стал успокаивающими движениями поглаживать Бет.
– Итак, ты просишь пощады? – повторил он вопрос, который она совсем недавно задавала ему.
Бет терлась лбом о его грудь, как будто пыталась найти надежное спокойное убежище после пережитого катаклизма.
– Нет, я просто… плачу, – невнятно пробормотала она.
И Итан с тревогой понял, что она действительно плачет. У него сжалось сердце. Крепко обняв Бет, он стал гладить ее по спине:
– Все в порядке, солнышко, успокойся, не плачь.
Но она не унималась.
– Мне так хорошо… если бы ты знал… – бормотала Бет, прижавшись щекой к его плечу. – Давай повторим это позже…
Итан ничего не сказал, понимая, что с ним происходит что-то странное. Он и раньше слышал, что женщины порой плачут от избытка чувств после пережитого оргазма. Но прежние любовницы не затрагивали мир его чувств и сами не раскрывались перед ним. Казалось бы, он и Бет тоже занимались только сексом и не собирались строить серьезные отношения. Однако их влечение друг к другу было ни с чем не сравнимо.
Впрочем, если подумать, ничего особенного не произошло. Наслаждение, полученное Бет, было столь острым, что она расплакалась. Что тут удивительного?
Вздохнув, Итан решил, что им пора принять душ и ложиться спать, иначе они заснут прямо в ванне.
Бет неодобрительно отнеслась к его идее и начала ворчать, когда Итан заставил ее подняться. Но, как ни странно, ее несговорчивость и капризы не раздражали Итана, а, наоборот, делали Бет в его глазах еще более обаятельной и сексапильной. Он сам себя не узнавал. Раньше терпеть не мог капризных женщин, но Бет так мило ворчала и дулась, что это только забавляло.
Они приняли душ, и Итан вытер Бет махровым полотенцем, а потом уложил ее спать. Вернувшись в ванную комнату, он спустил воду из ванны и насухо вытер кафельный пол. Только после этого в изнеможении упал на кровать рядом с Бет.
Однако сон пришел не сразу. Итан был выжат как лимон, но его мозг не переставал лихорадочно работать. Ему не давала покоя мысль о том, что он едва не утратил контроль над собой, принимая вместе с Бет ванну. Он вполне мог потерять голову и овладеть ею.
Итану исполнилось тридцать два года. Бет была права, когда говорила, что у него намного больше сексуального опыта, чем у нее. Партнерши Итана были искушенными в сексе женщинами, умеющими завести мужчину и доставить ему удовольствие. Но ни одна из них не возбуждала его так сильно, как неопытная Бет.
Он и предположить не мог, что способен потерять контроль над собой, находясь рядом с женщиной. Никогда не забывал надеть презерватив и не сомневался, что сможет противостоять искушению, если в этом возникнет необходимость. Но теперь он знал, что Бет могла бы заставить его кончить в нее, если бы продолжала Тереться о его член. Ему было неприятно сознавать, что он не совладал бы с собой.
Чем Бет подкупила его?
Может быть, наивностью? Редким сочетанием неопытности и ярко выраженной чувственности? Ее карие глаза горели страстью в минуты близости… Их секс был таким неистовым скорее всего потому, что они осуществляли заветные мечты. Итан и до Бет слышал от женщин, что является героем их эротических снов и тайных фантазий. Но Бет была единственной, кто не желал ни при каких обстоятельствах воплощать их с кем-либо другим. Для нее существовал только один мужчина – Итан Крейн. И это возбуждало его.
Бет когда-то находилась в близких отношениях с Хайаттом, но никогда не привязывала его к кровати. Ее можно было сравнить с бочонком, наполненным порохом и ждущим только искры, чтобы взорваться. Но Итан был не искрой, а настоящим адским пламенем. И это беспокоило его. Его ответная страсть была слишком бурной и яростной. Он обожал умопомрачительный секс, как и большинство мужчин, но всегда гордился тем, что умеет держать ситуацию под контролем. Однако теперь, похоже, его либидо вырвалось на свободу, и это могло нанести вред его работе.
Итан обожал секс и занимался им во время командировок, выполняя опасные задания. Порой он сходился с женщинами в интересах дела. Но секс с Бет представлял собой особый случай. Их безумное влечение друг к другу могло помешать проведению операции. Итан не мог рисковать жизнью Бет и принял решение больше не предаваться страсти так безрассудно и самозабвенно. Им следовало действовать более осторожно и осмотрительно.
Больше никаких наручников и связанных ног.
И с этой мыслью Итан уснул.
Бет искоса посмотрела на Итана. Не обращая внимания на всех, стюардессу и любопытные взгляды других женщин в самолете, он корпел над головоломкой судоку высшего уровня сложности. Этот человек ничего не делал посредственно. У него все было на высшем уровне – и работа, и занятия спортом, и компьютерные игры, и секс. Абсолютно все!
Впрочем, сегодня утром, когда Итан разбудил ее, они занимались сексом торопливо и несколько сумбурно, поскольку спешили в офис, откуда через несколько часов должны были отправиться в аэропорт. Бет достигла оргазма, но на этот раз, слава Богу, не кричала. Итан кончил довольно бурно. Но несмотря на это, у Бет сложилось впечатление, что он сдерживает себя, что его гложут какие-то тайные мысли и сомнения.
Итан успел еще до ее пробуждения убрать из спальни наручники и ремни, которыми она накануне привязывала его к кровати. Бет не понимала, зачем он это сделал. Она, конечно же, не собиралась повторять утром вчерашний эксперимент, но ей было неприятно, что Итан без всяких объяснений спрятал эти предметы. Почему он так поступил?
Занимаясь утром любовью, он больше молчал, хотя по-прежнему был пылок и ненасытен и быстро возбудил ее своими ласками и довел до исступления.
Итан вызвался приготовить для нее завтрак. Он улыбался, но Бет не ощущала в нем прежней душевной теплоты и нежности. Более того, он пресекал все ее попытки проявить нежность или приласкаться.
Бет не сразу поняла, что он не хочет, чтобы она за пределами спальни прикасалась к нему. И лишь когда они поднимались по трапу самолета, Итан взял ее под руку. Бет заметила, что это было его первым прикосновением к ней с тех пор, как они встали с постели.
Осознание этого повергло ее в шок. Она инстинктивно отдернула руку, но Итан прошептал ей на ухо:
– Операция началась, Бет. Я твой ревнивый дружок, который старается всегда держать тебя на привязи, не забывай об этом.
И тогда Бет осенило. Она наконец все поняла. Итан не позволял ей утром на кухне дотрагиваться до себя, в офисе он избегал ее, и лишь когда они оказались в самолете, он начал оказывать знаки внимания только потому, что шоу началось. Бет не знала, кто мог увидеть их на трапе и в самолете, но Итан, наверное, решил, что пора начинать.
Чувства Бет пришли в смятение. Отвернувшись, она стала смотреть в иллюминатор.
Ее пугало только что сделанное открытие. Итан не хотел прикасаться к ней за пределами спальни, но ее терзало неудержимое желание дотронуться до него, приласкаться. Что же делать? Их связывал только секс. Итан говорил ей об этом. И теперь Бет в полной мере ощутила, что это означало на практике. Выбора нет. Надо подчиниться обстоятельствам.
Раньше она не придавала особого значения тому, что, ложась с ней в постель, Итан в первую очередь руководствовался интересами дела. Но теперь его безразличие причинило ей боль, хотя она ни в чем не винила Итана. Он не обманывал ее. Итан был готов на все для того, чтобы прижать к стенке Прескотта, но он не мог изображать любовь, которую не чувствовал в своем сердце.
В конце концов, она сама говорила, что не хочет любви и серьезных отношений с ним. Итан, по-видимому, всерьез воспринял ее слова и решил, что она стремится только к одному – к физическому наслаждению, которое может дать секс.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...