ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Тут конфеты, печенье, чай, сыр с колбаской, хлеб. Хотел ещё кофе взять, да вспомнил, что вы не пьете. - Владислав выкладывал из саквояжа продукты и оглядывал хозяина. Не больно-то он изменился.
- Колбасу сам ешь, у меня зубов нет, а за чай спасибо, - сказал старик и взял в руки красивую бутылку. - Это что?
- Ликерчик. "Амаретто". Выпьешь - и умеретто. Нет, вкусно, сейчас попробуем. Где рюмки?
Через полчаса Белостоков немного оттаял. Щеки его чуть покраснели, глаза заблестели, а кровь даже быстрее побежала по венам. Стало тепло и покойно. Драгурова он любил, возлагал на него большие надежды. Когда-то...
- Вы, наверное, на меня, на всех нас сердитесь? - спросил Владислав, подливая старику чай. - Напрасно. Сами знаете, какое теперь на дворе время. Каждый как улитка в раковину спрятался. Ни просвета, ни особой надежды. Все в тартарары летит. И мы следом.
- Туда и дорога, - блаженно улыбаясь, заметил мастер. - Чем скорее, тем лучше. Черти, говоришь, одолели? Так сами же вы их и накликали на свои головы. Мало вам еще. Погодите, дождетесь настоящего ада.
- Чего это вы, Александр Юрьевич, такой беспощадный? Люди все же. Не жалко?
- Сволочи, а не люди, не путай. Настоящих человеков повымели, нет их. Одни слуги сатанинские остались.
- То-то я гляжу вы всю комнату чертями забили. Дружите, что ли?
- Нет, соседствую в согласии. Они меня по ночам тешат и байки рассказывают, - серьезно ответил старик. - А я могу любому из них голову свернуть. И это радует. Кто породил - тот непременно и убить должен.
- Или наоборот, - добавил задумчиво Драгуров. - Я ведь к вам вот по какому делу... - Он вновь раскрыл саквояж и вытащил металлического мальчика, установив его на столе, среди чашек и блюдец. - Вы все знаете. Кто бы мог смастерить эту механическую игрушку?
Белостокову хватило одного взгляда.
- Бергер, - коротко ответил он, как пролаял.
Глава пятая
1
Трехцветный котенок стал прозываться Никак. Пушистые существа с подобной окраской должны приносить счастье, но он об этом не знал, иначе возомнил бы о себе невесть что.
- Никак, беги сюда, пей молочко! - позвал Владислав, прежде чем отправиться к старому учителю. Имя котенку не понравилось, но к миске он поскакал вприпрыжку, покосившись на металлического мальчика, которого упаковывали в саквояж.
- Пока, Ник! - сказал Человек и ушел. Они все куда-то уходят, исчезают, а потом либо возвращаются, либо ты находишь нового хозяина. В кошачьей жизни главное - никогда не оставаться одному, но и не показывать вида, будто тебе кто-то уж больно сильно нужен. Сами подойдут и все предложат.
Вылакав молоко, котенок захотел поиграть. Он затаился за ножкой стула, навострив ушки и уставившись на стеллаж с куклами. Но хвост вел себя непослушно и нетерпеливо ерзал по полу. В засаде от хвоста одна морока. Игрушки сидели неподвижно, словно совсем мертвые. Нет, они не хотели играть в его игры. Или не желали принимать в свои. Не выдержав, котенок подскочил на всех четырех лапках и как-то боком прыгнул на несчастного клоуна-марионетку. Вцепившись в тряпичную фигурку острыми зубками и коготками, котенок стал трепать куклу, таскать её по всей мастерской и подкидывать в воздух, потом ложился ненадолго, чтобы через минуту наброситься опять. Удовлетворившись содеянным, Никак задрал голову, поглядывая на другие куклы. Страху, видно, он на них нагнал немалого, поскольку они застыли в немом ужасе: кто же следующий попадет в пасть этому свирепому зверю? Котенок мяукнул, предупреждая, чтобы все оставались на своих местах и не вздумали бежать.
Прыгнув на подоконник, он стал смотреть через мутное стекло окна на улицу. Там торопливо шли люди, и каждого из них Никак провожал взглядом. Потом появились две собаки. Шерсть у котенка начала подниматься дыбом, но собаки его не заметили, а принялись обнюхивать друг друга, и котенок успокоился. Все-таки они тоже имеют право на место под солнцем, пусть живут. Только на расстоянии. Все вокруг должны находиться на каком-то расстоянии - кто ближе, кто дальше. Это закон.
Позади котенка вдруг что-то зашуршало. От неожиданности Никак смертельно испугался и даже подпрыгнул, не зная, куда спрятаться. Потом вспомнил, что хозяин здесь - он, а вот незваный гость или гостья сейчас крепко получит. К тому же эта оказалась маленькая серая мышка, схватившая его кусочек сыра и проворно семенившая теперь внизу, пересекая мастерскую. Погнавшись за воровкой, котенок ударился лбом об стенку, поскольку мышь успела шмыгнуть в свою норку. Лапа-то с когтями в дырку пролезла, а голова - никак. Не потому ли, что имя такое дали? Котенок уселся перед мышиной норкой и от огорчения жалобно замяукал, приглашая вороватую соседку выйти и покалякать. Но дураков и дур в мастерской не оказалось. Сами заходите в гости. Если протиснитесь.
Игрушки смотрели на возню котенка насмешливо и презрительно. Мир животных их занимал куда меньше, чем людской. А ведь существуют ещё и другие миры, множество... Но что может об этом знать какой-то трехцветный пушистый комочек с когтями? Даже если он совсем недавно, по собственной глупости, спас Человека от смерти? Это всего лишь отсрочка приговора. От судьбы ещё никому не удавалось уйти. Никому и никогда. Никак.
2
Все "живчики" жили в соседнем микрорайоне, примыкавшем к лесопарку, и считались среди местных подростков отчаянными ребятами. Верховодил у них тринадцатилетний акселерат по кличке Пернатый, остальные были кто на год, кто на два младше. Причем не только из неполных или пьющих семей, но и из вполне нормальных, приличных, где родители и дети, обманывая друг друга, играли во "все отлично", да ещё с закрытыми глазами. Родители стремились не выпасть из утлой лодки в житейском море и не оказаться на дне, сыновья подражали "новым русским", довольствуясь видеожвачкой, мечты дочек дальше карьеры манекенщиц или валютных проституток не простирались. Все они слишком рано потеряли веру и надежду, заменив их механическими желаниями, как любовь - привычными движениями.
В глубине лесопарка находилась полуразрушенная беседка, где сейчас, коротая вечер, сидела компания "живчиков". Среди них были три девчонки, беженки, откуда-то из Молдавии, чьи родичи промышляли нищенством возле рынка, а жили в отапливаемом подвале, платя за это дворнику.
Пернатый встал, молча поманил одну из девчонок, рыжую, за собой. Та послушно пошла следом: около деревьев, куда он ткнул пальцем, легла на спину, задрав платье и разбросив худые ноги. Пернатый сначала возбудил себя рукой, потом налег на девчонку, справился, тяжело задышав.
- Эй, кто еще? - крикнул он в сторону беседки. - Топайте сюда, пока у неё течка!
Лениво подошли трое: Гусь, Арлекин и Додик. Подтягивая джинсы, Пернатый вернулся в беседку, где остальные дулись в карты. Матерились при этом изо всех сил, перекатывая под ногами пустые бутылки.
- Слышь, Пернатый, а когда Герка из больницы выйдет - че будет? спросил вдруг Татарин. - Он ведь бешеный. С тараканами в голове. А мы Лешку-Лентяя здорово покалечили. Да и девку его...
- А ты уже обосрался? То-то, чую, вонять стало, - усмехнулся Пернатый. - Как выйдет, так снова и ляжет. Двум медведям в одной берлоге не жить. Он запомнил это выражение от одного звероподобного генерала в телеке, тоже с какой-то пернатой фамилией, и оно понравилось. - Пора нам свою власть тут устанавливать. Делиться ни с кем не стану. А вякнешь ещё - яйца отрежу.
- Да у него их и нет, - хихикнула одна из девчонок. - Он обрезанный. Во насколько! - и она согнула локоть.
Татарин обиделся. Спустив брюки, он вытащил член и стал напирать на девчонку.
- На! Видела? Да я тебе в рот даже не дам, потому что ты заразная. Тебя ещё в детском саду во все дыры драли. Ты на вокзале под каждого бомжа ложишься. А помнишь, пьяная была, сама рассказывала, что тебя собственный батя в девять лет трахнул?
Ссора чуть не переросла в драку, но Пернатому достаточно было цыкнуть, и они угомонились. Даже рядышком сели, подталкивая друг друга локтями.
- В "ромашку", что ли, сыграем? - предложил Гриб, косясь на Пернатого.
- Вечно тебя на экзотику тянет, - отмахнулся тот. - Холодно. Да и устал я чего-то.
Он задумался, отстранившись от остальных и не влезая в вялую беседу. С Герой они давно враждовали, особенно в последние полтора года. А до этого даже дружили, приятельствовали. И не делились на две ненавидящие друг друга компании. Ссора произошла по пустяковому поводу, как обычно и бывает. Пернатому родители купили тогда "полароид", и он пригласил домой Геру. И девку соседскую, ради смеха. Дуреха выпила бокал сухого вина, но не знала, что там - клофелин, который Пернатый купил у одного студента-медика. Девчонка через пару минут отрубилась напрочь, а они раздели её догола и стали снимать. В разных ракурсах и позах, сверху, снизу, вплотную к её "тайнику", издалека, с Герой, с Пернатым. Две кассеты отсняли. Решили сначала показать их в школе, у неё в классе, а после загнать кому-нибудь, какому-нибудь старичку, падкому на голеньких девочек. Можно было приличную сумму заработать. И вообще, хороший бизнес начать.
Таких дур можно набрать и без клофелина, только свистни. Но потом какая-то ерунда получилась. В классе они эти фотографии показали, и вся школа от смеха попадала. Девчонка сначала держалась молодцом, не реагировала, а через неделю взяла и ни с того ни с сего повесилась. Шуму было! Крыша у неё поехала, что ли? Так они бы, если бы продали фотки, поделились бы с ней, не жлобы какие-нибудь. А загнать их все равно не вышло. Герка снимки себе забрал, а после сказал, что ножницами порезал. Что он, Пернатого за козла держит? Ни фотографий, ни денег так и не вернул. Гнида! Небось толканул кому-нибудь на рынке или в "Барсе", азерам. Нет, так друзья не поступают. Это не по-товарищески. С того все и началось...
- Расходиться будем? - спросил Додик.
Очнувшись, Пернатый зыркнул глазами.
- Посидим еще, - угрюмо отозвался он, зябко поводя плечами.
3
- Механик Бергер, пивовар, мастерил в свободное время каверзные, нехорошие игрушки, - продолжал Белостоков, по-стариковски пожевав губами. В конце прошлого века. В Москве.
- Я никогда не слышал это имя, - произнес Владислав.
- Не мудрено. Все, кто что-то смыслит в нашем ремесле, настоящие мастера, постарались о нем забыть. И я не рассказывал вам о нем. Не упоминал всуе. Человек он был злой, страшный, ненавидящий людской род. И куклы делал такие же. Будто передавал им свою энергетику, свой характер. Ты знаешь, что есть вещи добрые, верные, которые исправно служат, а есть злые, коварные, на которые ты постоянно натыкаешься. Цветочный горшок падает на голову не случайно. Выключатель жалит электрическим током в нужный для него момент. Игрушка может лишить рассудка или убить.
- Каким же образом? - недоверчиво спросил Драгуров, хотя несколько часов назад сам был свидетелем подобного.
- Вспомни историю, языческих идолов, - усмехнулся старый учитель. Одержимость толпы перед сатанинскими личинами. Поклонение не светлым ликам, а мордам. Шаманство. А сколько всяких колдунов развелось в нынешнее время? Мы опять вошли в эпоху средневековья. Наверное, сейчас Бергеру жилось бы припеваючи. Его приняли бы с распростертыми объятиями. Дни массового помешательства, век безумия... Удивляюсь, как о нем ещё не написали книгу или не сняли фильм? Нет, недаром его куклы начали появляться вновь. Словно ждали чего-то, где-то затаившись. Человек сам подошел к выключателю, чтобы потушить свет.
- Пока что я обнаружил только одну - вот эту.
- Будут и другие. Готовьтесь.
- А вы, Александр Юрьевич, как ветхозаветный пророк, укрылись в пещере, окружив себя фигурками идолов, и предрекаете новый всемирный потоп?
- Я сам теперь стал как Бергер, - неожиданно ответил Белостоков. - Моя беда в том, что я пытался состязаться с Творцом. И твоя - тоже, если не одумаешься вовремя. Мне теперь поздно меняться, я человек пропащий. А у тебя ещё есть шанс спастись. Выброси эту игрушку на помойку. Послушайся старика.
"Бедняга совсем свихнулся от своих чудачеств", - подумал Владислав, а вслух сказал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...