ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А ты, Людка, отваливай.
- Не ходи, - прошептала подруга, но Галя послушно, как загипнотизированная, шагнула вперед, хотя мгновение назад ей хотелось ответить грубостью.
Остановившись перед Герасимом, Галя посмотрела ему в глаза, словно надеясь прочесть в них какую-то тайну. Но там было темно и бездонно.
- Дура! - услышала она за своей спиной. И усмехнулась.
- Ты меня не боишься? - спросил Герасим. - А вдруг я тебе откушу голову?
- Чего мне тебя бояться? Ты не пугало, а я не ворона. Зачем ты меня позвал?
- Хотелось посмотреть на тебя поближе. Ничего, симпатичная. Тебе бы в кино сниматься. В роли дохлой кошки.
Галя размахнулась, но Герасим перехватил её руку и сильно сжал пальцы.
- Хотела меня ударить? Этого делать нельзя, я злопамятный.
- Мне больно, отпусти!
- Ладно, прощаю. Пошли в кафе-мороженое. Или тебя мамочка ждет?
Галя подумала и вновь поступила совсем не так, как хотела.
- Идем, - с вызовом сказала она. - Я люблю шоколадное, учти.
- Какое угодно, - отозвался он весело. - Хоть с ядовитыми грибами.
Ресторан в магазине "Барс" днем работал как обычное кафе. Любители выпить сто грамм сюда заходили редко - цены кусались. Гера усадил спутницу за столик в уютной нише и, велев ждать, отправился к стойке бара.
Бармен, усатый азербайджанец, смотрел на него круглыми, как железные рубли, глазами и почему-то вздыхал. Герасима он знал, видел здесь не один раз, но на приветствие не ответил.
- Неси за мой столик две порции шоколадного мороженого, виноград, персики, коробку конфет и охлажденную бутылку шампанского, - жестко произнес Гера, бросая на стойку деньги.
- Тэбэ, малчык, рано выно пыт, - сказал бармен, не шелохнувшись.
Герасим молча прибавил к лежащим на стойке купюрам ещё столько же и, не оборачиваясь, пошел к своему столику. Через пять минут перед ними стояло все, что он заказал.
- Кюшайты, вах! - широко улыбнулся бармен, плотоядно поглядывая на Галю.
- Какой он противный, - сказала та, когда он вернулся за стойку. - А зачем ты взял шампанское? Я пить не буду.
- Не хочешь - выльем. Но немножко можно. За знакомство.
- Скажи честно, зачем ты напакостил вчера в туалете?
- Просто так. В детстве я неудачно упал и ударился головой, с тех пор не отвечаю за свои поступки.
- Ты, по-моему, и сейчас "в детстве".
Гера налил в фужеры шампанское и хитро прищурился.
- Я ровесник Октябрьской революции. За исполнение желаний?
Гале уже приходилось немного пробовать вино на Новый год. Подняв фужер, она мысленно произнесла тост: "Чтобы родители жили счастливо и долго, пока не умру я..."
Легкий хрустальный звон вывел бармена из сонного состояния, и он громко зевнул.
8
В девятом часу вечера наконец-то появился Владислав. Карина бросилась к мужу, уткнулась лицом ему в плечо и заплакала.
- Ну что ты, что случилось? - спросил он, пытаясь успокоить её. Подумал: из-за того, что так долго задержался в мастерской. Потом заметил, что дочь, как обычно, не вышла его встречать
- Галя пропала, - выговорила Карина, взяв себя в руки. - Я здесь никого не знаю, не к кому обратиться, ты не подходил к телефону... Почему?
- Срочный заказ, - уклончиво пробормотал Владислав. Этот мальчик с лютней и луком преследовал его и тут, занимая мысли. Но сейчас, опомнившись, он выбросил его из головы. Надо немедленно действовать!
- В милицию я не сообщала, - опережая вопрос, сказала Карина. - Мне страшно.
- Прежде всего давай не будем паниковать.
Владислав зашагал по комнате, пытаясь сосредоточиться.
- Я была в школе и даже у этого... Геры. Ее нигде нет.
- Он-то при чем?.. Может, она зашла в гости к какой-нибудь новой подруге?
- Она бы непременно позвонила, ты же её знаешь.
- В тот-то и дело! - воскликнул Владислав. - В том-то и дело, что мы, наверное, не знаем нашу дочь. Галя уже выросла, а ты продолжаешь считать её ребенком.
- Я не хочу, чтобы с ней случилось что-нибудь ужасное.
- Никто этого не хочет. Ладно, - Владислав снял с полки адресный справочник и подсел к телефону, - буду звонить в милицию и по больницам. А ты пока опроси соседей. Может, кто-то из них что-то видел?
Прошел час. Никаких результатов. В больницы девочка с такой фамилией и приметами не попадала. В отделении милиции записали данные, но ничего определенного не обещали. Соседи попросту не открывали двери, а те, кто рискнул выйти, ничего не знали. Оставались ещё морги, но ни Карина, ни Владислав не решались туда звонить. Это означало бы одно: смириться с неизбежным. Несколько раз они выходили из подъезда, бродили возле дома, но так было ещё хуже - все время казалось, что Галя как-то сумела проскочить мимо них и теперь спокойно сидит в квартире. Они возвращались, но их встречала тишина. Карина чувствовала, что больше не сможет выдержать. Двадцать, тридцать минут, и она сорвется, завоет зверем. Владислав также ощущал приближение коллапса. В их мир вмешалось что-то страшное, необъяснимое. Оно рядом, близко, уже внутри них. Это Нечто пытается пустить трещину по их счастливой жизни, разрушить её.
- Звони в морг, - обреченно сказала Карина. Губы у неё дрожали, лицо было бледнее обычного.
Накапав жене валерьянки, Владислав снова подсел к телефонному аппарату.
- Что надо говорить в таких случаях? - спросил он.
- Не знаю.
В это время на лестничной площадке грохнула дверь лифта. Они переглянулись, напряженно прислушиваясь. В замке начал поворачиваться ключ - очень тихо, медленно.
- Господи! - выкрикнула Карина, распахивая дверь.
Галя стояла на пороге и виновато улыбалась.
- А... вы уже дома? Здрасьте, - как-то неестественно выговорила она, бочком проходя мимо матери.
- Где ты пропадала? - как можно более сурово спросил Владислав, хотя сейчас ему хотелось обнять дочь, прижать к себе.
- Гуляла в парке. С... подругами. Там интересно. - Галя прошла на кухню, и её голос доносился оттуда.
Карина растерянно переглянулась с мужем.
- Что-то я её не узнаю, - произнес Владислав и тоже направился на кухню.
Карина пошла следом.
- Ты хоть понимаешь, что мы тут чуть с ума не сошли? - еле выговорила она. - Почему ты не позвонила, не предупредила?
- Извини, мамочка! - Галя положила себе на тарелку салат и отрезала ломтик сыра. Потом потянулась к матери и потерлась щекой о её подбородок. Из дубового дупла не дозвонишься. А белочка, которой я наказала тебе сообщить, наверное, перепутала адрес.
- Ты что, издеваешься?!
- Нет. Просто у меня хорошее настроение.
- А у нас? Как ты думаешь? - Владислав втянул носом воздух. - Кстати, кажется, ты пила спиртное?
- Ну и что? - ответила дочь. - Самую капельку.
Не удержавшись, Владислав ударил её по щеке и сам испугался того, что сделал. Глаза дочери вспыхнули.
- Спасибо, папочка, - помедлив немного, произнесла Галя. - Ты получишь от меня поздравительную открытку к дню рождения.
И она, пройдя мимо них в свою комнату, хлопнула дверью.
Глава третья
1
С двенадцатого этажа на крышу вела металлическая лестница, но её перегораживала решетка с амбарным замком, ключи от которого были только у дворника. Он держал наверху голубятню и не без основания опасался подростков или бомжей, способных перебить всех птиц. Подвалы - пожалуйста, гуляйте сколько хотите, а на крышу - ни-ни! Но прутья в решетке были достаточно широкие. Конечно, взрослый человек пролезть бы сквозь них не смог, а ребенок, обладая достаточной сноровкой и гибкостью, наверняка бы умудрился. Что Гера уже и доказывал не раз. Голубей он не трогал, ему было на них чихать с высокой колокольни. Он вообще не понимал, зачем взрослому бородатому мужику, по слухам, чуть ли не кандидату наук, держать этих мерзких пакостных птиц, выпускать их в ясную погоду на волю и со свистом гонять по небу? Вероятно, дворник был все-таки немного тронутым - видно, в голову попадал мусор, который он старательно убирал возле магазина "Барс".
Протиснувшись сквозь прутья решетки, Гера выбрался на крышу здания и облегченно вздохнув. Пока все складывалось удачно. Никто его не видел. Кроме, разумеется, Гали, которую он проводил до квартиры. Оставалась ещё уйма времени, но не хотелось слоняться по улицам или идти в подвал. И тем более - к Мадам.
На крыше было довольно холодно, зато все окрестности - как на ладони, если эту ладонь осветить крошечными огоньками. Подняв воротник куртки, Гера уселся возле голубятни, где меньше дуло. Вскоре совсем стемнело, только звезды лили какой-то противный, тусклый свет. Изредка поглядывая на часы, Гера дремал, вспоминая сегодняшний день. Вернее, ту его часть, которую провел с новой соседкой, Галей.
После кафе-мороженого, забрав с собой персики и конфеты, они пошли гулять в парк. Там уже две недели работали чешские аттракционы, где можно было и пострелять из пневматических пистолетов, и спуститься в "Подземелье монстров", и погонять на роликовых коньках по искусственным горкам. Несмотря на свою врожденную хромоту, Гера катался просто здорово и в своем районе не уступал никому. Но как оказалось, эта хрупкая и совсем не спортивная девчонка могла дать ему фору. Она выделывала такие сальто, что даже у него захватывало дух.
- Где научилась? - хмуро поинтересовался Гера. - Я-то думал, что ты ещё на горшок ходишь.
- Ну что с дурака взять? - последовал немедленный ответ. - У тебя не язык, а ядовитое жало. Разве так можно разговаривать с женщиной?
- Тоже мне женщина! Козочка на привязи.
В "Подземелье монстров", где было скорее смешно, чем страшно, он осторожно взял её за руку. Непонятно зачем. Просто вдруг появилось такое желание. И до самого выхода держал её прохладную ладонь в своей. А затем они стреляли в тире, и тут уж он показал высший класс. Галя так ни разу и не попала в мишень, сколько бы он её ни учил.
На эстрадной площадке выступали какие-то бестолковые клоуны, а они ели бутерброды с горячими сосисками, пили кока-колу и смеялись.
- Кто эта девушка, которая на тебя смотрит? - спросила Галя. Красивая... Ты её знаешь?
Он тоже давно заметил её, но встал боком. Теперь пришлось сознаться. Он даже слегка покраснел, чего с ним давно не случалось.
- Познакомьтесь - Света, Галя, - буркнул он. - Ты чего тут делаешь, Свет?
- То же, что и вы, - ответила она, приветливо разглядывая его новую соседку.
Кажется, они понравились друг другу. Да и сошлись на редкость быстро, словно разлученные когда-то сестры. Уже через полчаса они все втроем весело болтали, и порою Гера даже чувствовал себя немного лишним. У девушек нашлось гораздо больше общих интересов, чем у него с ними, хотя Света и была старше своей новой подруги года на три.
- Я вам не мешаю? - несколько обиженно спросил Гера.
- Если не трудно, сходи за хрустящим картофелем и пепси! - ответили обе.
Очнувшись, Гера, чиркнув спичкой, взглянул на часы. Половина второго. Пора. Азерботы спят и видят сладкие сны. Теперь предстояло спуститься по пожарной лестнице вниз, на крышу магазина "Барс".
2
- Знаешь что я сделаю? - произнесла Карина, и её голос - чужой, мстительный - поразил Владислава. В комнате было темно, но они оба не спали. Просто лежали с открытыми глазами и думали о своем. - Завтра же отведу её к гинекологу. Вот что я сделаю.
- Ты сошла с ума, прекрати, - отозвался он, нахмурившись.
- Да? - Карина почти соскочила с кровати, распрямившись, как пружина. - Она будет шляться где попало, неизвестно с кем, а я спокойно смотреть на это? Вдруг её изнасиловали?
- Ну что ты мелешь? Успокойся. - Владислав и сам чувствовал себя на взводе: эта пощечина была ни к чему. - Ей и так не сладко. Как ты думаешь, мне стоит попросить у неё прощения?
Глаза жены в темноте заблестели ещё ярче.
- На коленях, - насмешливо сказала она. - Если хочешь, чтобы она продолжала над нами издеваться и совсем села на шею. Этот Гера... Она была с ним, я уверена.
- Ну и что?
- Ты должен поговорить с его родителями. Нет, не то. Я их видела. Мы должны переехать отсюда. Это плохой район. А лес? На него смотреть страшно. И люди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...