ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"Можешь даже потрогать, - сказал он со смехом. - А потом я тебя пощупаю". Да, именно тогда в первый раз она ощутила какое-то волнение, тревогу, словно заболел живот, в самом низу. Но убежала не потому, что испугалась. Ведь она согласилась, взяв двумя пальчиками то, что он так настойчиво предлагал, и он, сглотнув слюну, дотронулся до нее, сначала осторожно, а потом сильнее, сжав в ладонь её маленькое лоно, думая, что теперь - все, сейчас она будет покорна, стоит только подтолкнуть, и она ляжет на копну сена. Но этого не произошло. Ей, наоборот, стало противно и его масленые глаза, и эти дурацкие усики, и рука, залезшая под купальник, как щупальца осьминога. Наверное, она просто не была готова ко всему дальнейшему. И слава богу! Теперь есть Гера...
Галя вдруг тихо вскрикнул, очнувшись от дремы, потому что её вновь охватил жар. Она не могла понять: видит ли его наяву, или он ей снится? В дверном проеме стоял Гера, но его было плохо видно, поскольку свет от лампочки падал на Пернатого, свернувшегося клубочком в кресле. Галя попыталась вскочить, но ноги от долгого сидения будто одеревенели.
- Тс-с! - сказал Гера, приложив палец к губам.
Да, это был он. Но тут в дверном проеме появился ещё один парень. А за ним - ещё один. И какая-то девчонка... Сколько их?
- Тс-с! - повторил Гера и огляделся, изучая обстановку.
8
Второй этаж. Дверь в палату №8 чуть приоткрыта. Снежана задержалась в коридоре, оглядываясь на Драгурова. У окна на столике горела лампа, под ней - раскрытый журнал, телефон. В самой палате было темно.
- Пришли? - проскрипел чей-то голос. - Не зажигайте свет, может, они ещё где-то рядом. Стоят во дворе и наблюдают.
- Мы никого не видели, - сказал Владислав. Все было так странно - этот голос откуда-то из угла, тошнотворный запах лекарств, напомнивший вдруг посещение квартиры Белостокова, вспыхнувшая в темноте спичка, озарившая старческое лицо, изъеденное морщинами, - что Владислав перешел на шепот, словно боялся вспугнуть собственную тень, оставшуюся в коридоре: - Вы кто? И какого черта все это значит?
- Погоди! Я сама. - Снежана вышла вперед и приблизилась к старику в пижаме, забившемуся в углу. - Вы меня узнаете? Я приходила к деду.
- Говорите громче, - ответил тот. - Я плохо слышу.
- Я внучка Караджанова, - почти крикнула ему в ухо Снежана. - Это вы мне недавно звонили?
- Я, я! - закивал старик. - Не кричите. Я вас нормально слышу. Говорите тише, они могут услышать.
Драгуров отвернулся, процедив сквозь зубы:
- Старый идиот! По-моему, он просто маразматик. Развлекается от бессонницы.
- А где дед? Сосед ваш где? - продолжала допытываться Снежана.
Драгуров наконец-то нащупал на стене выключатель, щелкнул, и лампа дневного освещения под потолком замигала. Сумасшедший старик закрыл лицо ладонями, начал раскачиваться, как одинокий тростник под сильным ветром, вперед-назад и захныкал:
- Зачем? Зачем? Выключите!
Прежде чем снова погасить свет, Владислав разглядел две пустые кровати со смятыми одеялами, пару тумбочек, несколько книг и кувшин с водой. Из-под кровати тянуло испражнениями: наверное, ночные горшки выносили раз в день.
- Довольно убогая лечебница, - проворчал Драгуров. - Ты что же, не могла поместить дедушку в более приличное заведение?
- Он сам выбрал эту, - резко ответила Снежана. - А где дед?
Владислав услышал какой-то звук, будто выбивали половик, и догадался, что Снежана трясет старика, надеясь услышать от него вразумительный ответ.
- Где он? Где? - повторяла Снежана, пока Владислав не остановил её и не оттащил в сторону.
- Совсем с ума сошла? - прошептал он. - В нем же еле душа теплится. Надо просто разыскать дежурную и все выяснить.
- Хорошо. - Девушка пришла в себя. - Может, его перевели в другую палату?
- Никуда его не перевели, - неожиданно сказал старик. - А звонил я. Ваш дед в ванной, мокнет.
Почему-то сразу заподозрив неладное, Драгуров взял Снежану за руку.
- Странное время для приема ванны, - пробормотал он.
Они вышли из палаты, направились в конец коридора, где обычно размещаются процедурные кабинеты и туалет. Драгуров толкнул одну дверь, другую. В третьей горел свет. Здесь стояли две чугунные ванны, напоминавшие, скорее, большие корыта. Из одной продолжала течь вода, выливаясь на пол.
Именно в этой ванне лежал старик в пижаме, и Драгуров сразу узнал в нем своего заказчика, приходившего в мастерскую пять дней назад. Узнала деда и Снежана, отпрянув и закрыв рот ладонью, чтобы подавить рвущийся вопль. Старик был погружен в ванну с головой, но босые ноги торчали наружу, а грудь придавлена тяжелыми медицинскими весами. Мертвые глаза блестели сквозь слой воды.
Драгурову пришлось почти силой вытолкнуть Снежану за дверь. Губы девушки беззвучно шевелились.
- Я не знаю кто это сделал, - произнес Влад. - Но просто поднять и положить себе на грудь такую махину он бы явно не смог. А его сокамерник тем более. Надо уходить, пока мы сами не вляпались во что-нибудь похуже. Пойдем, здесь дурно пахнет, - добавил он, уводя Снежану.
- Да, да.. - бормотала она, покорно, словно послушный ребенок, идя за Драгуровым.
Возле палаты №8 Владислав остановился.
- Подожди тут, - шепнул он, зашел и, не включая света, на ощупь направился в угол. Драгуров щелкнул зажигалкой, и слабое пламя отразилось в безумных глазах старика. - Что они от него хотели? - спросил Владислав. Те двое, мужчина и женщина?
- Хотели? - переспросил старик. - Хотели... Да, они хотели... - Он подмигнул. - Они думали, что я сплю.
- Что им было нужно? - прошипел Владислав. - Отвечай, старый дурак, пока я тебе шею не свернул!
- Вот-вот, и они говорили то же самое, слово в слово. - Старик засмеялся, тихо и злорадно, как настоящий сумасшедший.
Драгуров понял, что вытрясти из него ничего не удастся. Он повернулся и так же на ощупь направился к двери. Он уже почти дошел, когда вслед ему донесся дребезжащий старческий голос:
- Куклу! Куклу! Куклу!..
Глава одиннадцатая
1
Наверное, больше всего Галя удивилась, увидев среди спустившихся в подвал и свою одноклассницу Людку. Были тут и другие девчонки, но их она не знала. А всего пришло человек пятнадцать. Они встали вдоль стен, в дверном проеме, за спиной у Геры. И, как ни странно, приятели Пернатого, которых он выгнал из подвала часа два назад, тоже были тут, в полном составе: Додик Арлекин, Татарин, даже побитый Гусь. Полный сбор обеих уличных банд. Словно они готовились сесть за стол переговоров. "Они что, решили примириться?" подумала Галя, но тотчас отбросила эту мысль, потому что почувствовала, как все эти подростки, сбившись в новую стаю, смотрят на Геру, будто готовы уловить малейшее его движение, выполнить любое желание.
Пернатый уже очнулся и теперь презрительно смотрел на своих корешей. Достав сигарету, закурил.
Гера, не глядя на Галю, словно она вообще отсутствовала, спросил:
- Ну, Пернатый, ты понял?
Тот лениво кивнул, будто ему было противно разговаривать с ними.
- Ты понял, что теперь ничего не значишь? Они сами ко мне пришли. И теперь я - главный. А ты - никто и звать тебя - никак. Ты меньше котенка и слабее кузнечика. Ты смог побить Гуся, а со мной тебе никогда не справиться. Но я и не буду с тобой драться. Зачем? Я взял тебя хитростью. Теперь ты - один против всех. Слабак! Какой же ты слабак! Ты заманил сюда девчонку, думая насолить мне, но даже этого дела не сумел довести до конца. Струсил. Пошел против своих. Распустил сопли. Стал её защищать. А в результате проиграл сам. Никогда не играй в благородство, Пернатый! Люди ждут крови, боли и страха.
Галя слушала его и не понимала. Что он такое говорит? Ей хотелось заткнуть уши. Он упрекает Пернатого за то, что её не изнасиловали?! Подростки смотрели на Геру и ловили каждое его слово. Людка даже улыбалась, выглядывая из-за чьего-то плеча. Пернатый, докурив сигарету и сплюнув, достал другую. А Гера продолжал свою троннуюречь.
- Ну что ж, ты не справился, за дело возьмусь я. Вам всем крупно повезло, что я решил заняться вами в свободное время. Но сначала я хочу посмотреть на вас в деле. А тебе, Пернатый, я предлагаю вот что. Как ты понимаешь, выбор невелик. Или ты идешь ко мне... Нет, заместителем я тебя не сделаю. Пока. Может быть, потом, со временем. Мы ведь все-таки дружили... Или... сам знаешь. Другого выхода нет. Ну, думай. Думай, только побыстрей. А то скоро светать начнет... Ты что-то сказал?
Пернатый пошевелил губами, и Гера, подойдя ближе, наклонился к нему.
- Пошел ты к дьяволу! - отчетливо проговорил Пернатый и плюнул.
Плевок попал прямо в глаз. Гера отпрянул, вытер лицо рукой и усмехнулся.
- Как вам будет угодно, - кривя губы, сказал он и позвал: - Дылда, Кент, Татарин, Додик! Валяйте! Он ваш.
- А можно мне? - выкрикнул Гусь.
- Ладно, ты заслужил право на месть, - согласился Гера и мельком взглянул на Галю, словно проверяя её реакцию. Но она смотрела не на него, а на Пернатого, и тот, прищурившись, улыбнулся ей и кивнул.
И тут на него набросились пятеро... Силы были слишком неравны, хотя Пернатый и отбивался как мог. Его скрутили, заломив руки за спину, пиная ногами в лицо.
- Не здесь, не здесь! - крикнул Гера.
В подвале оказалась ещё одна дверь - в соседнее помещение. Пернатого поволокли, и на цементном полу оставались кровавые пятна. Вскоре из-за двери стали доноситься глухие удары и крики. От ужаса Галя не могла вымолвить ни слова, все происходящее казалось ей кошмарным сном, бредом.
- Итак, - произнес Гера спокойно, не обращая внимания на вопли Пернатого. - Мы приступаем ко второму действию. Братство наше надо скрепить. Вы знаете чем.
Подростки захихикали, начали переговариваться.
- Тише! - Гера поднял руку. - Я ещё не кончил. Для того чтобы мы соединились кровью, нам нужно не только это... - Он кивнул на дверь, за которой били, а может быть, и убивали. - Нам нужна девственница. Целка, как говорит Жмох. Да, Жмох?
- Так точно! - дурашливо скривился тот, добавив целую тираду из нецензурных слов.
- И у нас есть такая! - Гера вдруг повернулся к Гале, подошел, взял её за руку. Она покорно встала, но ноги не слушались, стали как ватные. - Не бойся, тебя это не касается, - шепнул Гера. - У нас есть такая, - громко повторил он. - Кича, ты привел сестру?
- Да, командир! - откликнулся тот и вытолкнул в центр подвала худенькую девчонку. Видимо, её напоили или дали нанюхаться клея, потому что она тоже подхихикивала.
- Точно целка? - строго спросил Гера. - Ничего девчушка.
- Ну так! - хохотнул Кича. - Конечно, я не заглядывал, но знаю наверняка. Мои предки с неё глаз не спускают. А сейчас на даче. Да я ей уже все объяснил, она согласна.
- Знает, что хором будет? - спросил Арлекин.
- Потом допрет, - отозвался Кича, начиная раздевать сестру.
Та не сопротивлялась, сама помогая освобождать себя от одежды. Когда она осталась совсем голая, прижав ладони к ещё детским соскам, остальные подростки, включая и девчонок, тоже начали сбрасывать с себя шмотки.
- Ну все, пошли, - сказал Гера, не выпуская Галину руку из своей. Людка, иди сюда, помоги её вывести!
Поддерживая с двух сторон, они повели её к лестнице, а в сознание Гали пробивалось - сквозь доносящиеся из-за спины смех и повизгивания - вскрики и глухие удары, которые, казалось, не кончатся никогда.
2
Уже вот-вот должен был забрезжить рассвет. Они вновь ехали в такси.
- Куда мы едем? - спросила Снежана, словно только что очнувшись. Ее знобило, и Драгуров набросил ей на плечи свою куртку.
- Ко мне в мастерскую, - ответил Владислав, покосившись на ухмыльнувшегося таксиста. Наверное, тот подумал: вот, отец семейства, снял девицу и везет пистониться, старый козел. - Это моя жена! - неожиданно для самого себя выпалил Владислава. - Так что заткнись и крути баранку!
- А я ничего и не говорю, - возразил таксист испуганно: связывайся с психами, да ещё в ночное время...
В мастерской Драгуров усадил девушку в кресло, сам подошел к столу, на котором оставались фрукты и бутылки, и стал жадно пить прямо из горлышка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...