ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лишь бы изъять душу, а за ней - и разум... Но вот что мне непонятно: почему твой дед так странно погиб? Он ведь наверняка мог предвидеть многое и обладал колоссальными возможностями.
- В последнее время, может быть, год-полтора, он сильно сдал, ответила Снежана. - Стал слабеть, постоянно мерзнуть. Из него выходила жизнь, высыпалась, как из разбитых песочных часов. Это происходило буквально на глазах.
- Но почему его убили?!
- Возможно, искали куклу.
- Я понял. Она была для него не только талисманом, но и каким-то источником силы, - сказал Владислав. - И они хотели завладеть ею.
- Да. Они приходили к нему ещё год назад. Двое - мужчина и женщина. Я случайно подслушала их разговор. Речь шла о каком-то мальчике, но я тогда подумала, что они говорят про металлическую куклу. Они ушли ни с чем. Я только запомнила, что дед называл женщину Селеной. Как звали мужчину, не знаю. Потом... Потом однажды я увидела Селену и своего отца. Как они познакомились? Мои родители никогда не жили особенно дружно. У них были свои секреты друг от друга. Но этот секрет скрыть не удалось. Когда отец погиб, мама сказала мне, что его убила та женщина - Селена. Конечно, самой её в машине не было, но ведь всегда можно что-то испортить. Или подсыпать водителю снотворное. А механическая игрушка вновь оказалась у деда. Но теперь он берег её особенно тщательно. Хотя она уже и была сломана. А Селену и того, другого, я больше никогда не видела. Но почему-то ощущала их присутствие постоянно. Даже сейчас, - добавила она, вздрогнув и прислушиваясь к чему-то.
4
По-бабьи взвизгнув, Магомет схватился за палец, из которого пошла кровь. С удивлением он смотрел то на маленькую ранку, то на Галю, которая отскочила к окну. Безвыходность положения придало ей отчаянной решимости.
- Получил, жирный кабан? - громко сказал она. - Сейчас окно выбью и заору!
- Какие острые зубки, - покачал головой кавказец. - И какой дикий норов. Нет, ты не девочка, ты - лесная кошка, рысь. Я ведь хотел тебя всего-навсего попугать. Чтобы ты поняла, что нельзя себя так вести. Отойди от окна.
- Поняла, ага, - кивнула Галя. - Сначала открой дверь.
- Ладно. - Магомет встал, раздумывая, как поступить. Позволить ей подойти к двери, а там наброситься? Или кинуться сейчас? В это время кто-то торопливо застучал, и Магомет повернул в замке ключ. На пороге стоял один из продавцов. Его появление пришлось как нельзя кстати, хотя он и принес не слишком приятную весть.
- Приехали из налоговой полиции, трое, - зашептал продавец. - Тебя спрашивают, ведут себя тихо.
- Разберемся, - ответил Магомет. - Сейчас спущусь. Сядешь на телефон и звони Рзоеву, пусть на всякий случай приедет. И еще... - Он посмотрел на девочку, стоявшую у окна. - Проводи её до выхода. Иди! - громко сказал он Гале. - Этот тебя выведет. И скажешь Гере, чтобы сам явился. Тогда - прощу.
Отойдя чуть в сторону, он даже повернулся спиной, чтобы она не боялась. Но когда Галя осторожно огибала его, Магомет, с неожиданной для его комплекции ловкостью, обернулся и нанес ей кулаком сильный удар в голову. Галя отлетела к стене и потеряла сознание.
- Спустишь её вниз, в холодильник, - бросил он продавцу, который не слишком-то и удивился. - Накроешь чем-нибудь, чтобы не замерзла. И гляди у меня - не трогай! Заклеишь рот пластырем, руки свяжешь. Вечером разберемся.
- Хорошо, сделаю, - кивнул продавец. - В фургон пойдет?
- А ты хотел на шашлык? - засмеялся Магомет и посмотрел на распластанную на полу Галю. - Эх, жалко времени нет. Головой за неё ответишь, если кто испортить надумает, понял? - Для большей убедительности Магомет схватил продавца за горло и потряс.
- Все, все понял, - прохрипел тот. - Что мы, не знаем, ты - первый, наше место с краю...
- То-то, - погрозил Магомет. Хоть он и доверял своим людям, но все равно предпочитал держать в строгости. Они знали: в случае чего можно не только с ушами и пальцами расстаться, но и с головой. А выбиться наверх хотел каждый. Тогда у всех будут и магазины с машинами, и рынки, и бензоколонки, и свое отделение милиции под боком, и юные русские красавицы, и депутаты в Думе, и свое правительство в Кремле. А чего ещё надо, чтобы окончательно выветрить из Москвы весь русский дух? Коли этот народ готов сознательно и добровольно умирать, так пусть подыхает где-нибудь в тундре. Магомет вновь засмеялся и пошел вниз.
Проблем с налоговой полицией не было. Поводив их по павильонам, потянув время, чтобы девчонку успели перенести в холодильную камеру, Магомет вместе со всеми вновь поднялся к себе кабинет, выставил угощение, заплатил положенный оброк.
К этому времени подъехал и подполковник Рзоев.
- Мы должны жить дружно! - поднял рюмку Магомет. - Все мы - братья. Русский, таджик, еврей, татарин, горец. И великая страна, сплотившая нас, достойная самого глубокого уважения и процветания. У меня слезы подкатываются к горлу, когда я вижу чью-то беду или какую-то несправедливость. Особенно, когда это происходит с детьми. А такое ещё случается. Выпьем же за детей - нашу надежду и наше будущее!
- Слава Аллаху и храни нас всех Господь Бог, - насмешливо сказал Рзоев. Он знал, что завтра должен подойти автофургон, который повезет "надежду и будущее" на Кавказ.
5
Режиссер вроде бы позабыл, о чем только что говорил. Он не мог быть настолько пьян, подумала Карина, здесь что-то другое. Расстроен тем, что происходило на студии? Или потерял голову, узнав, что у него есть дочь? Но, хорошо изучив Клеточкина, она не могла в это поверить и усмехнулась. Не такой он человек, чтобы огорчаться даже из-за крупных неприятностей, а одна у него дочка или десять - ему на это по большому счету плевать. Его всегда интересовала только работа, и он шел напролом. Для мужчины главное - дело, а как оно у него получается, говорит о качестве самого мужчины.
Но Николай вел себя настолько странно, что Карина забеспокоилась. Он то болтал без умолку, размахивая руками и опрокидывая на стол рюмки, то угрюмо замолкал, вперившись в неё или в Алексея настороженным взглядом, то вскакивал, подбегая к окну, словно ожидая кого-то, а то требовал, чтобы они оставили его одного, потому что ему надо подумать. И при этом пытался положить голову на колени Карине и уснуть.
- Во ВГИКе я репетировал Гамлета, - говорил он. - Похоже? Он был тучен и стар. А Гертруда оказывалась его любовницей. Это ведь он отравил мать. А вы не знали? И убил всех, включая себя. И знаете почему? Он был марионеткой в руках своего отца. Единственный живой персонаж в этой гениальной пьесе тень отца Гамлета. А чья тень, вы задумывались? Великого Кукольника, играющего фигурками людей. Кукольник и его куклы.
- Тебе пора спать, - не выдержала Карина. - Я постелю. Влад тебя, конечно, не тронет, но будет долго смеяться.
- Давайте ляжем втроем? - предложил Колычев. - А когда придет муж, мы подвинемся. Групповая любовь должна его возбудить.
- Вот негодяй, - зарычал Клеточкин. - Так и хочется плюнуть в твою ржущую рожу! Наливай.
- Так, хватит, - твердо сказала Карина. - Мне это все уже осточертело. Забирайте вино и катитесь отсюда. Допьете на скамейке. А выспитесь в отделении.
- Селена, не гони! - отозвался Клеточкин. - Я жду, когда придет дочь.
- Тогда сиди спокойно. А тебе, Алексей, лучше уйти. Ты на него дурно влияешь.
- Селена, ты не права! - подхватил Колычев. - Я трезв и отвезу его на машине. Ключи у меня, а "тойота" во дворе. Если её ещё не угнали.
- Почему вы называете меня Селеной? - возразила она. - Что за шутки?
- Фильм ведь продолжается, не так ли? - пояснил Колычев, посмотрев на режиссера.
- И кроме меня, его снимать некому, - подтвердил тот. Голова его стукнулась об стол.
- Надо его хотя бы перетащить на кровать, - сказала Карина.
- Не стоит. Пусть отдохнет пять минут. И мы уедем. Ты уж извини, что так вышло, - несколько виновато произнес Колычев. - Я не думал, что все получится так скверно и глупо. Не надо мне было его сюда тащить. - Он выглядел действительно расстроенным. - Ладно, что-нибудь придумаем, сказал он. - У тебя есть нашатырный спирт? А у меня с собой. Всегда ношу, когда предстоит какая-нибудь пьянка. На, капель десять, не больше.
Он извлек из кармана маленький пузырек и протянул ей, а сам начал растирать Клеточкину виски и уши. Карина ушла на кухню, налила воды, отсчитала положенное число капель и вернулась. Пузырек, открытый, оставила на кухне. Режиссер уже сидел за столом и мутным взглядом смотрел на нее.
- Выпей, - сказала она, поддерживая ему затылок.
- И поедем, - добавил Колычев.
Николай залпом выпил полный стакан воды с нашатырным спиртом, передернул плечами, скривился и встал. Средство, видимо, подействовало мгновенно.
- Лучше? - спросила Карина.
- Еще бы! - ответил за Клеточкина Алексей. - Как на воздух вынырнул. Теперь в номера, к девочкам!
- Нет, домой, - проворчал режиссер. - Ну вас всех в болото...
Слегка пошатываясь, он направился к двери, даже не прощаясь с Кариной. Колычев, пожав плечами, пошел следом. На пороге они оба обернулись.
- Завтра начинаем пробные съемки, - трезвым голосом произнес Клеточкин. - Смотри, не опаздывай.
- Селена придет вовремя, - успокоил его Колычев, похлопывая по плечу. - Куда тебя доставить? Я поведу машину.
Закрыв за ними дверь, Карина прижалась спиной к стене. Что-то давило грудь, словно она надышалась ядовитых испарений. "Селена - ведь это моя роль", - подумала она со страхом и неожиданным отвращением.
6
"...Лето. Дачный поселок, где-то возле реки, и это последний день перед тем, как поезд повезет меня на Восток через всю страну. Выкрашенный в оранжевый цвет, я чувствую себя торжественно, словно именно мне предстоит играть главную роль в проведении какого-то научного эксперимента. То, что это действительно так, подтверждает присутствие за столом солидных мужчин, в которых, по их характерным повадкам и пенсне, можно без труда определить ученых, а также околонаучных дамочек, настроенных весьма истерически. Здесь же - Дана и Велемир, пристроились где-то в уголке комнаты. Вскоре я вынужден буду расстаться с ними, потому что срок их командировки заканчивается. Но как это произойдет, ещё неизвестно. Насколько можно понять из беседы за столом, целью собравшихся здесь людей является подтверждение или отрицание способности неживой материи аккумулировать физические и умственные возможности человека. То есть его биологические излучения... Тьфу ты, пропади они пропадом с этим своим поганым языком! Можно заметить, что как только я начинаю длительное время вращаться в какой-то среде, так и выражаюсь на их сленге. Вот жил когда-то у дворника на Воробьевых горах и говорил с собой - через слово мат, а жил у одного военного моряка - только о крейсерах да шлюпках.
У меня нет души и мозга, как у людей. Я способен только впитывать информацию. Любой самый высокоразвитый интеллектуал использует свое сознание лишь на десять процентов, хотя в его башку вмонтировано миллиарды нейронов про запас. Но идиоты люди боятся и не хотят умнеть. Мне же положен всемирный, космический разум, практически беспредельное хранилище информации, чувств, чужого опыта, и я должен познавать и познавать все вокруг: людей, страны, обычаи, науки.
- ...даже растения реагируют на эмоции человека, - говорил за столом один из ученых. - И приборы регистрируют это. Мы с вами уже не отрицаем телепатию, после нашего знакомства с господином Мессингом, присутствующим здесь... Но не разумно ли предположить и обмен информацией между неживой материей и человеком Все мы тут атеисты, но разве поклонение наших богомольцев деревянным дощечкам и мощам усопших не доказывает на чисто бытовом уровне, что у них там идет процесс некоей взаимосвязи - на астральном уровне, если хотите?
- Нет, не хочу, - возразил ему другой. - И не желаю. В Мадриде, ещё лет этак семь назад мне показывали тело одной монахини, покоящееся в склепе. Она скончалась триста сорок пять лет назад. Так вот, господа-товарищи, это молодое тело сохранилось самым замечательным образом, без малейших признаков распада или тления.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...