ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его эпоха уже наступила. Мы стоим в его прихожей и переступаем порог, а третье тысячелетие - наше. Эра Водолея... Все знаки Зодиака будут править по очереди - каждые двенадцать лет. Библия кончается Апокалипсисом, но Апокалипсис на грани человеческой истории прозревает не Царство Христа, а царство Антихриста. Будут два апокалиптических Зверя - один выходит из моря, другой - из земли, так сказано. Символы Запада и Востока. Кто встанет между ними, будет расколот. И люди создадут-таки такой образ жизни, такое общество, в котором будет нельзя найти Христа. Когда отнимется последняя свобода выбора - твоя вера, створки истории захлопнутся, движение станет невозможно. А в преддверии этого мы можем видеть сейчас не только войны и междоусобицы, природные катаклизмы, но и охлаждение любви, подмену её животной страстью, совокуплением самцов и самок, жаждой крови и смерти ближнего, всеобщим коллективным безумием, пустотой в душе каждого из нас... Ты не согласна?
- Тебя не легко слушать, но вижу, ты основательно готовишься к приходу Антихриста, - ответила Карина. - Хочешь быть в числе первых слуг?
- Или одним из хозяев, посвященных в тайные доктрины, - отозвался Колычев. Он уже не скрывал своих мыслей. - Но пока я всего лишь одна из людских пешек, продвинутая, быть может, на одно или два поля вперед. А надо идти дальше, к постижению многих тайн, стать над людьми, управлять ими с помощью мыслей... Ты ведь знаешь, - он усмехнулся, - что писатели также являются властителями дум. Это те же маги, выпускающие из-под пера демонов и фантомов, которые потом населяют инфернальный мир и живут в сознании людей. Но у меня немного другая стезя... Я хочу сделать пророческий фильм и поэтому...
Он не окончил свои откровения, внезапно замолчав и прислушавшись. Кто-то вошел в квартиру, скрипнув дверью.
3
Гера осторожно поднимался по лестнице, держа за руку свою подругу. Сторожа нигде не было. Наверное, сидит сейчас где-нибудь в баре, пьет пиво. Голосов не слышно. Возле кабинета хозяина также тихо. Но в замочную скважину виден был свет. После всего пережитого Галя уже ничего не боялась. Она знала: сейчас они войдут, Гера возьмет из сейфа деньги и на этом сегодня все кончится. Куда они направятся потом? Что будут делать, где жить? Об этом не хотелось думать. Но возвращаться домой она больше не желала... Станут колесить по стране, останавливаться там, где понравится. А может быть, начнут совершать преступление за преступлением, как Бонни и Клайд, фильм про которых она смотрела летом. Ей понравилось. Главное - они любили друг друга и умерли вместе. Их застрелили, но это красивая смерть. Она хотела бы умереть так, как Бонни.
- Мы возьмем деньги и уйдем, - шепнул Гера.
И тут они увидели сторожа, который поднимался по лестнице. Внизу горела лампочка, но сторож освещал дорогу фонариком. Герасим и Галя отступили в тень, прижавшись к стене. Сторож мог бы пройти мимо... Но неожиданно он замер, будто что-то почувствовав. Так ведут себя звери, привыкшие к таящей опасность темноте. Медленно повернувшись, он посветил фонариком туда, где стояли подростки.
- Старик, стой где стоишь, - негромко сказал Гера. - Останешься цел.
- Чего-о? - удивился сторож. Он даже не заметил, что блестело у подростка в руках. - Да я тебя сейчас...
Шагнув вперед, он запнулся - пуля попала ему в грудь. Сторож не сразу понял, что произошло, и продолжал идти вперед, но второй выстрел отбросил его к стене.
- Дурак, сам виноват! - сказал Гера. - Надо быстрее забрать деньги и сматываться.
Галя схватила его за руку и тянула вниз, но он вырвался, дернул дверь в кабинет, но там было почему-то темно.
Услышав выстрел, Рзоев успел погасить свет настольной лапмы, бесшумно бросился на пол и отполз за диван. Вытащив пистолет, затаился. Получить дурную пулю не слишком хотелось. Сначала подполковник решил, что это налет. Какая-нибудь конкурирующая группировка... Еслиб это был ОМОН и Магомета пришли брать, Рзоев знал бы заранее. Хотя не исключено и это. Возможно, что ФСБ проводило операцию в таком секрете, что утечки информации не было. Тогда - дело хана. Не выпутаешься. Магомет - трус, расколется, если его не убьют при задержании. И с ним, Рзоевым, шибко церемониться не будут... Но почему сейчас, а не утром, когда должен прийти фургон? Подполковник немного успокоился. Значит, не ФСБ.
Раздался ещё один выстрел, а потом все стихло. Рзоев вытащил из кармана рацию, включил и быстро зашептал:
- Дежурный! Наряд милиции - к "Барсу", я здесь, в кабинете у Магомета. Нападение. Быстро сюда.
Дверь в кабинет распахнулась, он увидел в проеме невысокую фигуру и, не прицеливаясь, выстрелил. Перекатился ближе к столу, ожидая ответного выстрела, и выпустил ещё две пули, но там, где в дверях уже никого не было. Человек куда-то исчез, либо отполз в сторону. Прячется. Где он? Затаив дыхание, Рзоев лихорадочно соображал. Кто это был? Почему он один? И куда делись Магомет и водитель фургона? Непохоже на нападение... Надо затаиться, выждать. Возможно, у этого человека есть сообщники. В одиночку на грабеж не ходят. А может, он вообще уже мертв?
- Я здесь! - Голос, по тембру - девичий, доносился из коридора, и подполковник начал стрелять в дверной проем. Сделав несколько выстрелов, он прислушался. Что-то не так. Абсолютная тишина, ни одного стона, а он не мог промахнуться...
Позади что-то скрипнуло. Рзоев мгновенно перевернулся и выпустил пулю.
- Здесь я! - произнес кто-то совсем рядом.
Подполковник вскочил, потому что больше не мог выдержать такого напряжения. Выстрелив на голос, он попятился к двери.
- Сюда! - Голос раздался за спиной.
Последние пули Рзоев выпустил наугад. Обойма была пуста. Он вновь замер, задрожав от внезапного подступившего холода и страха. Подполковник вдруг понял, кто играет с ним здесь в эти прятки... Тот, кого они искали. Искали, а он пришел сам. Магомет мертв, в этом нет сомнения. И Корж тоже. И многие другие. Теперь настала его очередь.
- Гера, не стреляй! - произнес Рзоев. - Я твой друг. Я знаю, что ты здесь. Ты все сделал правильно, и я единственный, кто тебя понимает. Выслушай меня. Я тебя вывезу из Москвы. Тебя и твою подружку. Ты станешь великим воином Аллаха, поверь мне. Все лягут к твоим ногам. Стой, не стре...
Рзоев не успел закончить фразу. Ослепительно яркая вспышка неожиданно разорвалась у него в голове, и все кончилось.
4
Драгуров прихватил сумку и повел Снежану к подъезду, но оттуда вдруг вывалились два пьяных мужика, которые на ходу колошматили друг друга. Они перевалились через низенькую ограду, в кусты. Глухие удары и звериное рычание не смолкало.
- Пойдем! - позвал Владислав Снежану, открывая дверь. В лицо пахнуло какой-то гнилью, мочой, потом. Лампочка еле горела, возле батареи, скрючившись, запахнувшись в несуразное пальто, обмотанная каким-то тряпками, сидела старуха. А может, старик, не разберешь... Лица в темноте видно не было, только поблескивали озорные глаза, а рот что-то шамкал.
- И ведь милицию никто не вызовет, - проскрипело существо и захихикало. - Идите, идите...
Они уже входили в лифт, когда Снежана, вздрогнув, удивленно посмотрела на Владислава.
- Ты что? - спросил он. Ему вдруг тоже стало как-то не по себе.
- Мне показалось, меня зовут, - произнесла она.
- Кто? - Но Драгуров и сам слышал, как эта старуха - или старик? что-то выкрикнула вслед.
- Селена! - прошамкало существо около батареи и вновь захихикало.
Владислав увидел, как Снежана неожиданно побледнела, зрачки её расширились от ужаса. Она стояла неподвижно, и ему пришлось втолкнуть её в лифт. Двери закрылись.
- Много тут всяких кретинов, - произнес он, нажимая на кнопку. - Чего ты испугалась?
- Не понимаю... - прошептала она. - Кто это?
- Откуда я знаю? Какой-то бомж. Потерял всякий человеческий облик.
- Мне показалось... нет. Не может быть. Мы же его... - Она не закончила фразу, прикусив губу. Встряхнула головой и взглянула на Владислава, будто ища поддержки. Но он и сам вдруг побледнел, вспомнив, кого напоминает ему существо внизу, этот скрипучий голос и хихиканье - того сумасшедшего из больницы, где они были прошлой ночью... Старика в палате, который сказал им, где искать деда Снежаны. Который твердил им вслед: "Кукла! Кукла! Кукла!" Вот и сейчас его голос звучал в голове Драгурова. Нет, не может быть! Почему он оттуда удрал, как очутился здесь? Это другой человек, они все похожи...
- Он тебе никого не напоминает? - на всякий случай спросил Драгуров.
- Кто?
- Этот идиот внизу. Ты же прекрасно знаешь, о ком я спрашиваю. Зачем притворяешься?
- Я ничего не знаю! - истерично выкрикнула Снежана. - Оставь меня в покое!
- Почему он назвал тебя Селеной? - Драгуров почувствовал, что не ошибся, что разгадка близка.
Но девушка не ответила. Она стала вырываться, её трясло, словно тело прошивали электрические разряды. Глаза закатились, губы посинели...
- О, Боже! - прошептал Владислав, поддерживая ладонью её голову.
Лифт остановился, двери открылись, и он на руках вынес девушку на лестничную площадку, перебросив сумку через плечо. Снежана была в глубоком обмороке. Драгуров не понимал, что с ней происходит, держал на руках и боялся положить на пол. Он не мог достать ключи, чтобы открыть дверь в квартиру. Присмотревшись, увидел, что замок поврежден. Толкнув ногой дверь, Драгуров переступил порог. Свет горел только в одной комнате, и Владислав направился туда. Снежана не подавала никаких признаков жизни, и это сейчас пугало его больше всего.
Навстречу шагнул незнакомый человек с соломенными волосами.
- Ну, здравствуйте! - немного насмешливо произнес Колычев и отступил в сторону, заложив руки за спину.
- Врач нужен? - спросила Карина так, словно ждала их появления. Она стояла возле окна. У неё было странное лицо, одежда изодрана, повсюду царапины, взгляд ускользающий...
Оглядевшись, Драгуров направился к дивану.
- Туда не стоит, - заметил человек с соломенными волосами. - Там, видите ли, уже занято.
5
Лес был совсем недалеко - всего несколько десятков метров, и они бежали к нему, обгоняя друг друга, словно соревнуясь. Все, что оставалось позади, уже принадлежало иному миру и не интересовало их, оно рассыпалось и исчезло... И только природа влекла их и жадно ждала. Здесь Гере были знакомы каждая тропинка и каждое деревце, он бежал и кричал что-то, а ветер свистел в ветвях. Полную свободу ото всего чувствовала и Галя, вторя его крикам, вроде бессмысленным, чувствовала полную свободу. Наверное, также вели себя и древние люди, не знавшие, как выразить ощущение счастья. Гера вытаскивал из карманов деньги и выбрасывал их, доллары взмывали вверх, подхваченные потоками воздуха, застревали в листве и оседали на землю. Чего жалеть бумажки, которых и так много, ими забиты все карманы, они под рубашкой, в брюках, всюду. А будет ещё больше...
- Что ты делаешь? - крикнула Галя. И стала швырять свои деньги, цепочки из сейфа, медальоны...
Казалось, они оба сошли с ума, им было весело, и, представляя, как утром удивленные грибники найдут тут залежи золота и долларов, Галя и Гера хохотали. Потом, не сговариваясь, они рухнули под серебристую в лунном свете ель, и молча, лишь тяжело дыша, лежали, глядя на мерцающие в вышине звезды.
- Хватит, - сказал наконец Гера. - Этак мы все выбросим. А нам надо оставить на дорогу.
- Есть ведь ещё твой пакет, который ты мне оставлял на хранение, напомнила Галя. - Надо сходить домой и забрать.
- Да ну его! Не хочу, чтобы ты возвращалась. Поедем на вокзал прямо сейчас.
- Но я все равно должна заглянуть к родителям. Всего на минуту. Они не смогут меня задержать. Я просто скажу им или оставлю записку.
- Это опасно.
- Ничуть. Уж нам-то с тобой никто больше не угрожает.
- Тогда пойдем немедленно.
Но им не хотелось уходить отсюда, где, казалось, сама земля защищает их от любой беды. И, когда они все же поднялись, деревья вокруг обиженно закряхтели, начали скрипеть, качая ветвями. Луна скрылась за тучами, ветер усилился. А где-то вдалеке прогремел гром, хотя молнии не было.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...