ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но радоваться было ещё рано.
- Мы поступим иначе, - размеренно произнес директор, медленно приближаясь к нему.
5
Подполковник Рзоев заканчивал разговор с отчимом Геры, которого вытащили из теплой постели и доставили в отделение. На мальчишку указывал Корж, хотя его показания путались и напоминали именно бред человека, звезданувшегося на дно котлована. Но сторож новостройки также описал паренька, крутившегося на территории и исчезнувшего до появления пострадавших. В словесном портрете один из милиционеров узнал "трудного подростка из неблагоприятной семьи". Он как раз занимался двумя молодежными шайками-лейками - "живчиками" и "обезьянами". Вожаком последней и был Герасим. Более того, от этого пацана тянулась ниточка к Симеону, подвешенному на чердаке. И как знать, не связан ли парень с ограблением "Барса", не его ли так ждет-не дождется его земляк Магомет? Рзоев чувствовал, что близок к удаче, а перепуганный отчим готов был выложить все. Даже то, о чем его не спрашивали; не понадобилось и ногами пинать.
- Значит, говоришь, ствол у него? - рассеянно переспросил Рзоев. Уже за одно это надо было парнишку хватать, не мешкая. - А что ж ты, пакость этакая, Вовчик, сразу не пришел и не доложил как положено? Смотри, ответишь за сына.
- Да не сын он мне вовсе! - оскорбился тот. - Говорю же. Выблядок настоящий, вот кто. Если б не мать, я бы его в детприемник давно сдал. Кого растим, начальник? Куда страна катится?
- Заткнись, падла. Оппозиционер выискался. У тебя сколько судимостей? Пора ещё одну вешать. Сам знаешь, когда и что мне докладывать, не маленький. Теперь насчет мальчишки. Как только появится - звонить. В любое время ночи. Дежурный в курсе. А сейчас пшел вон, сволочь!
- Слушаюсь, начальник. - Дядя Вова вскочил и поспешно ретировался из отделения.
Рзоев все ещё сомневался. Он не был уверен, что этот шкет причастен сразу к нескольким нешуточным преступлениям - к убийству Симеона, разборкам возле котлована и ограблению магазина. Ладно там разбить стекло и выкрасть магнитолу из автомобиля, или ещё какая-нибудь ерунда... Но хладнокровно совершить подобные вещи? Нет, все надо проверить самому. Поэтому он пока не стал звонить Магомету и радовать его новостью. Время терпит.
А дядя Вова трусцой бежал к своему дому и не сразу узнал новую соседку, Карину, которая, несмотря на позднее время, стояла возле подъезда.
- З-з-дрась-те! - испуганно сказал он, стуча зубами от холода. Теперь он ругал себя за то, что пытался шантажировать эту женщину. Связывайся с ними со всеми! Сам влипнешь.
- Вы не видели мою дочь? - спросила Карина.
- Н-н-нет! - быстро ответил отчим, прошмыгнув мимо.
- А ваш сын, Гера, дома? - крикнула она вслед.
Дядя Вова только махнул рукой, плюнул и побежал вверх по лестнице. Перед дверью в квартиру он остановился, осененный внезапной мыслью: там где девчонка - там и парень, найдешь её - отыщется и Герка. Начальник будет доволен. Радостно потирая руки, дядя Вова ввалился в коридор.
- Бутылку! - коротко приказал вышедшей на шум жене. - И пошевеливайся, старая шлюха.
- Где ж я тебе возьму, родненький?
- Клава, не шути! - строго произнес дядя Вова, подкрепив слова ударом в голову. Женщина покачнулась, но устояла на ногах. Дожидаться второго удара, который мог оказаться гораздо сильнее, не стала. Покорно вытащила из припрятанного кошелька деньги.
- Это все. Последние, - сказала она. - А жить ещё две недели до получки. И заплатят ли, не знаю - может, опять обещаниями накормят.
- Где Герка? - рявкнул дядя Вова. Его мало заботили бытовые проблемы. - Подь за водкой! Постой! Он приходил сегодня?
- Нет, не знаю, куда делся. Ты его довел до такого.
- Заткнись, сучка, башку откушу. Если придет - запри дверь и не выпускай. Так надо. Проваливай.
Выйдя из подъезда, Клавдия увидела новую соседку. Женщины поздоровались. Обменялись взглядами, как-то понимая друг друга без слов. И разошлись. Одна торопливо побежала к палатке, другая вошла в лифт и поднялась на свой этаж.
Карина ещё долго бесцельно бродила по комнатам, не зная, что делать, куда идти, где искать дочь? И Влад... Почему его до сих пор нет? Чувствуя свою вину перед ними, она замерла возле приоткрытого окна. Затем, лишь чтобы отвлечься и чем-то занять себя, вытащила из сумки ненавистный уже сценарий Колычева и раскрыла наугад.
6
"...Как я оказался на исторической родине мастера Бергера, в Баварии? Где-то в середине двадцатых годов, когда переоборудованием швейных мастерских в Киеве занимались колбасники - немецкие инженеры, мой Пупс пригласил одного из них к себе в гости. Жить в его доме было тоскливей, чем в склепе. Мещанин, дорвавшийся до власти, хуже ленивого покойника в суповом котле. С виду съедобно, и навар, и запах, и "кушать подано", а все равно воротит. Раздулся Пупсик от своей должности до такой ширины, что в дверь не влазил, а придет с работы - и только глазами на диване хлопает. Немец же, зашедший в гости, напротив, сухой, поджарый, взгляд вострый, ушки торчком, носик туда-сюда, туда-сюда, как у спаниеля. Учуял что-то, подбежал к полке, где меня поставили и даже пыль неделями не стирали, и замер. Стал со всех сторон разглядывать да вертеть.
- О, мальчик с лютней и луком! - сказал. - О, Змееносец, - добавил. О, глаз Заххака! - прошептал чуть ли не благоговейно и ладони как-то особенно к груди приставил.
Потом уже, много позже, я узнал, что означает эта "поза Гора", когда очутился на собрании теософов в баварском домике инженера Карла Хаусфишера. Думаю, и сам Бергер смастерил меня, держа в уме кое-какие древнеегипетские тайны и кабаллистические секреты Востока. Гор был сыном черной богини Изиды, рожденной ею от мертвого Озириса, которого она для такого дельца оживила. И все эти теософы, справляя свои мессы, уже знали, что эпоха Гора придет в самом конце двадцатого века.
- Чего? - тупо спросил Пупс. - Ах, это!.. Так, бронзулетка.
- Откуда она у вас? - спросил немец. По всему было видно, что он взял след, шел по нему осторожно, чтобы не спугнуть зверя.
- Купил где-то. Не помню.
Тут немец вновь как-то по-особенному сложил руки, но на Пупса эти движения не произвели никакого впечатления. Зря Хаусфишер проверял болвана, не был он причастен ни к какому братству. Но все же произнес напоследок, словно невзначай:
- Стрела предков вылетит из вращающейся мельницы в руке ламы.
- Чего? - уставился на него Пупс, посчитав, очевидно, что гость подвинулся на почве швейных машин. - Не промочить ли нам горло?
- Про-мо-чить, - радостно согласился Карл Хаусфишер, потирая ладони.
Беседа за столом протекала вяло и скучно - о чем может говорить посвященный с недоразвитым? Но немец то и дело бросал на меня вожделенные взгляды, и это не укрылось от свинячих глазок хозяина.
- Так и быть, продам тебе бронзулетку, - благодушно сказал он, не держа в уме особой выгоды.
- Не-ет, - вежливо отказался немец.
- Нет? - удивился Пупс. - Ладно, не хочешь купить - бери даром. На память от меня. От всего нашего Советского государства. На вечную дружбу между нашими великими народами... - Тут его понесло - не удержишь, говорить речи на митингах он был большой мастак. Слушал его немец минут десять, а когда тот закончил, красный, как раки на столе, все также ласково повторил:
- Нет. Нет и нет.
Но пустым он из дома не ушел. Пупс все же всучил ему какую-то другую безделушку, коих в квартире было навалом, и Карл долго благодарил, тряся руку и оставив "от всего германского народа" свои наручные часы, изготовленные в Москве.
Прошла неделя. Из разговора хозяина с домашними стало понятно, что немцы вскорости уезжают на родину, в Дойчланд, покончив с братской помощью. Уже простились со всеми. Но в последнюю ночь в доме Пупсика появился гость. Никто его, видимо, не звал, поскольку он проник через кухонное окно и, светя фонариком, пробрался в гостиную. Семья Пупса в это время отдыхала на загородной даче, служанка жила отдельно, в квартире находился один хозяин. Я думал, что Хаусфишер положит меня в сумку и удалится тем же путем, что и проник сюда, но он повел себя странно. Зачем-то направился в спальню и разбудил Пупса.
- А-а?.. Э-э?.. Кто это тут? - донеслось оттуда. Через несколько минут оба вышли из спальни.
- Значит, проститься зашли? - пробормотал Пупсик, путаясь в полах халата. Был он немного встревожен, потому что ничего не понимал со сна, но улыбался.
- Проститься, - подтвердил немец. - Прощайте.
И тонким стилетом нанес ему удар прямо в сердце. Потом склонился над мертвым телом, поднес капельки крови к губам, этими же пальцами дотронулся до моих глаз.
- Глупый боров, - прошептал он. - Нельзя ни продавать, ни дарить. Твоя сила, моя мальчик, в смерти..."
7
Рука, зажимавшая ей рот, ослабла; Галя смогла дышать и попыталась вырваться, но сзади кто-то прошептал в самое ухо:
- Молчи, не то погибнешь!
На минуту Галя затихла, но вскоре вновь дернулась, поскольку ей очень сильно сдавливали плечи. Она больше всего на свете боялась маньяков, хотя голос вроде бы не принадлежал взрослому человеку. Скорее, напоминал Герин, но это был не он.
- Ты кто? - прошептала она. Руки наконец-то отпустили её.
- Давай выбираться отсюда, пока менты не обнаружили, - ответил парень, возраста Геры или чуть постарше его. Брюнетистый, с прямым длинным носом и по-детски пухлыми губами.
- А если я сейчас закричу?
В ответ она услышала щелчок, и выскочившее лезвие ножа оказалось у её лица.
- Разрисую так, что мать родная не узнает, - ответил парень. Но по всему было видно, что его угрозы - всего лишь мальчишеское хвастовство.
- Боевиков насмотрелся, - сказала Галя.
- Пойдем, - почти умоляюще произнес он. - Я от Геры.
Вот тогда его слова возымели действие.
Выбравшись через дыру в заборе, они перебежали улицу, затем пошли медленнее, держась чуть поодаль друг от друга.
- Где он? - настороженно спросила Галя.
- Там... - Мальчишка неопределенно махнул рукой. - В надежном месте. Ждет.
- А что случилось? Ты, вообще-то, кто? Как ты меня нашел? - приставала Галя с расспросами.
- Случайно. Я следил за вами, - ответил парень.
Тут он не солгал. Еще днем он неожиданно встретил их, когда они шли к ней домой, и с тех пор уже не упускал из виду, идя следом. И возле универмага, когда Гера, переодетый девчонкой, ушел вместе с Симеоном в подъезд, а вышел один, и когда они снова вернулись к ней домой, и потом. А дальше ему пришлось пробираться за Герой на новостройку. Здесь у него появилась возможность рассчитаться с ним, напасть сзади, но он стерпел, выдержал время и, как оказалось, не напрасно. Теперь он хорошо понимал, что это могло стоить ему жизни. Гера застрелил бы его, не задумываясь. Прячась невдалеке от разыгравшейся трагедии, Пернатый отчетливо видел все. Он впервые по-настоящему испугался, чуть не наложив в штаны, но поразился хладнокровной жестокости извечного соперника. Когда-то он был его другом, но стать теперь смертельным врагом не желал. А эта девчонка, которая шла рядом с ним, кто она? Не похожа на честную давалку, но что-то все же связывало её с Герой. Вот сейчас и выясним.
- Тебя как звать? - спросила Галя, когда они подошли к какому-то дому и стали спускаться в подвал.
- Пернатый, то есть, Юра, - ответил тот. - Осторожней, здесь крутые ступеньки. Вот и пришли.
Он запер дверь на засов и подтолкнул девочку в спину. Свет давала одинокая лампочка под потолком. Вдоль стен тянулись трубы теплоцентрали. А в углу, на диване и в креслах, развалились четверо подростков с такими лицами, что Галя невольно содрогнулась
- Знакомьтесь: Додик, Татарин, Арлекин, Гусь. А это - новая подружка Герасима. Звать Му-му, - сообщил Пернатый, снова толкнув Галю в спину, отчего она вылетела на середину.
Беспомощно оглядываясь, Галя уже поняла, что оказалась в западне. Она повернулась к Пернатому, словно ища у него защиты, но губы его были жестко сжаты, а взгляд... Он не хотел на неё смотреть, будто и сам боялся чего-то. В эти мгновения Галя вдруг сообразила, чего или, вернее, кого он так боится.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...