ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Таким образом он улавливает холодные течения, богатые питательными веществами.
- Как вы заставляете его отвечать нужным образом? - приглушенным шепотом спросил Киль.
- Низкочастотными сигналами, - сообщила Алэ. - Мы еще не улучшили наш способ, но до этого недалеко. Это очень примитивно, если верить историческим хроникам. Мы ожидаем, что на следующей стадии развития келп включит в свой словарь визуальные образы.
- Вы хотите сказать, что разговариваете с ним?
- Приближенно. Как мать «разговаривает» с младенцем - в этом примерно роде. Мы еще не можем назвать келп разумным, он не способен покуда принимать независимые решения.
Киль начал понимать, откуда взялся всезнающий вид Паниля. Как много поколений островитян пробыли в море и даже не приблизились к подобному достижению? А что еще такого, что островитянам недостает, моряне сумели развить?
- Поскольку все это очень приближенно, мы оставляем большое пространство для ошибок, - добавила Алэ.
- Четыре километра… это безопасно? - спросил Киль.
- Два километра, - поправил Паниль - На данный момент это безопасное расстояние.
- Келп отвечает на серию сигналов, - заверила его Алэ.
«С чего бы им так вдруг распинаться перед высшим островитянским чиновником?» подумал Киль.
- Как видите, - пояснила Алэ, - мы обучаем келп в процессе использования. - Она взяла Уорда за руку, глядя на открывающийся в зарослях келпа проход.
Киль увидел, какой взгляд бросил Паниль на это дружеское рукопожатие Алэ и как отвердела линия его рта.
«Ревность?» гадал Киль. Мысль вспыхнула на мгновение, как огонек свечи на сквозняке. Возможно, это способ вывести Паниля из равновесия. Киль похлопал Алэ по руке.
- Понимаете, почему я привела вас сюда? - спросила Алэ.
Киль попробовал прокашляться, но горло оказалось судорожно сжатым. Безусловно, островитянам следует узнать об этих разработках. Он начинал понимать проблемы Алэ - морянские проблемы. Они совершили ошибку, не поделившись этой информацией. Или… или не совершили?
- Нам еще есть что осмотреть, - сказала Алэ. - Думаю, на очереди гимназия, это ближе всего. Там мы обучаем наших астронавтов.
Киль, полуотвернувшись, разглядывал экраны. Разум его лишь частично сосредоточился на словах Алэ, и он не сразу осознал услышанное? Он развернулся и столкнулся с Алэ, и лишь ее сильная хватка удержала его от падения.
- Я знаю, что вам нужны гибербаки, - сказал он.
- Корабль не оставил бы их на орбите, если бы не предназначал их нам, Уорд.
- Так вот зачем вы возводите ваши барьеры и громоздите сушу посреди моря.
- Мы можем запускать ракеты и отсюда, но это не наилучший способ, - подтвердила Карин. - Нам нужна база на твердой земле над уровнем моря.
- И что вы собираетесь делать с содержимым гибербаков?
- Если записи верны - а у нас нет никаких оснований в этом сомневаться - тогда все богатство жизненных форм в этих контейнерах вернет нас на человеческий путь - к человеческому образу развития.
- А каков он, этот человеческий образ? - спросил Уорд.
- Ну, это… Уорд, жизненные формы в этих контейнерах смогут…
- Я изучал записи. Что вы рассчитываете выиграть в условиях Пандоры посредством, скажем, макаки резус? Или питона? Какой нам толк от мангуста?
- Уорд, но есть же коровы, свиньи, цыплята…
- И киты - и чем они могут нам помочь? Смогут ли они ужиться с келпом? А ведь вы указываете на значение келпа…
- Мы ведь не узнаем, пока не попытаемся, верно?
- Как Верховный судья Комитета по жизненным формам - а ведь именно в этом качестве вы ко мне и обращаетесь, Карин Алэ - я должен напомнить вам, что рассматривал подобные вопросы и раньше.
- Корабль и наши предки принесли…
- Откуда вдруг эти религиозные порывания, Карин? Корабль и наши предки принесли хаос на Пандору. Они не продумали последствия своих действий. Посмотрите же на меня, Карин! Я - одно из этих последствий. Клоны… мутанты… не было ли целью Корабля преподать нам жестокий урок, я вас спрашиваю?
- Какой урок?
- Что есть перемены, способные нас уничтожить. Как легко вы разглагольствуете о человеческом образе жизни! Но как вы определяете, что такое «человеческий»?
- Уорд… мы оба - люди.
- Такие, как мы, Карин. Вот критерий нашего суждения. Человек - это «такой, как я». Мы печенкой чуем: это - человек, если он такой, как я.
- Вы и в Комитете так судите? - Тон Алэ был не то пренебрежительным, не то уязвленным.
- Конечно, так. Но кисть, которой я обрисовываю сходство, очень широка. А широка ли ваша кисть? К слову, вот этот презрительного вида молодой человек, который сидит перед нами - может он посмотреть на меня и сказать: «Он такой, как я»?
Паниль не поднял взгляда, но шея его заполыхала, и он еще ниже склонился над клавиатурой.
- Тень и его люди спасают жизни островитян, - заметила Алэ.
- Конечно, - откликнулся Киль, - и я благодарен. Вот только я хотел бы знать - считает он, что спасает людей или интересные низшие формы жизни? Мы живем в различной среде, Карин. И это различие среды диктует нам разные обычаи. Вот и все. Но я спрашиваю себя, почему мы, островитяне, позволяем вашим стандартам красоты управлять нами? Вот вы, к примеру, могли бы воспринять меня как возлюбленного? - Он поднял руку, чтобы предотвратить ее ответ, и увидел, что Паниль изо всех сил старается игнорировать их разговор. - Я не предлагаю себя всерьез, - вставил Киль. - Просто подумайте обо всем, что с этим связано. Подумайте, как печально, что мне вообще пришлось об этом заговорить.
- Вы самое трудное в общении, - сказала Алэ, осторожно подбирая слова и делая между ними большие промежутки… - человеческое существо… какое я только встречала.
- Вы меня поэтому и привезли сюда? Если вы сумеете убедить меня, то сумеете убедить кого угодно?
- Я не думаю об островитянах, как о мути, - произнесла она. - Вы люди, чьи жизни тоже важны и чье значение для нас всех должно быть очевидным.
- Но вы же говорили, что есть моряне, которые с этим не согласны, - напомнил Уорд.
- Большинству морян неизвестно, с какими проблемами сталкиваются островитяне. Вы должны признать, Уорд, что ваша работа по большей части неэффективна… хотя, конечно, и не по вашей вине.
«Как завуалировано», подумал Киль. «Эвфемизм, да и только.»
- Тогда в чем же наше «очевидное значение»?
- Уорд, каждый из нас решает одну и ту же общую проблему - как выжить на этой планете - несколько с другой стороны. Здесь, внизу, мы собираем компост ради метана и ради плодородной почвы, которая понадобится нам, когда нам придется высаживать растения на суше.
- Изымая энергию из жизненного цикла?
- Задерживая ее, - поправила Алэ. - Суша гораздо стабильнее, когда ее удерживают растения. Нам нужна плодородная почва.
- Метан, - пробормотал он, забыв, что собирался сказать, в свете этих новых откровений, нахлынувших на него. - Вам нужно наше производство водорода!
Ее глаза расширились от его догадливости.
- Нам нужен водород, чтобы достичь космоса, - сказала она.
- А нам он нужен для приготовления пищи, для отопления, для двигателей наших немногих механических устройств, - перечислил Уорд.
- У вас есть и метан.
- В недостаточном количестве.
- Мы выделяем водород с помощью электролиза и…
- Недостаточно эффективно, - возразил Киль. Он старался не выдавать своей гордости, но она все равно звучала в его голосе.
- Вы используете замечательные разделительные мембраны и глубоководное давление, - сказала Карин.
- Один-ноль в пользу биомассы.
- Но нельзя же всю технологию основывать на биомассе, - возразила Алэ. - Посмотрите, как она вас тормозит. Ваша технология должна поддерживать и защищать вас, служить вашему прогрессу.
- Этот спор завязался много поколений назад, - сказал Киль. - Островитяне знают, что вы думаете о биомассе.
- Но спор не завершен, - настаивала Карин. - А с гибербаками…
- Теперь вы идете к нам, - прервал ее Киль, - поскольку мы лучше управляемся с живыми тканями. - Он позволил себе слегка улыбнуться. - И я должен заметить, что вы обращаетесь к нам в случаях особо тонкой хирургии.
- Мы понимаем, что когда-то биомасса стала для вас наиболее удобным средством, чтобы выжить на поверхности, - возразила Карин. - Но времена меняются, и…
- И вы меняете их, - произнес Уорд с вызовом. Он примолк при виде отчаяния, заставившего ее крепче сжать челюсти, приметил, как ярко сверкнули ее синие глаза. - Времена всегда меняются, - промолвил он, на сей раз помягче. - Но вопрос остается прежним: «Как нам наилучшим образом приспособиться к переменам?»
- Все ваши запасы энергии уходят на то, чтобы поддерживать вашу жизнь и вашу биомассу, - выпалила Карин, не смягчившись в ответ. - Островам случается голодать. А мы не голодаем. И в течение жизни поколения мы выйдем под открытое небо на твердую сушу!
Киль пожал плечами. Пожатие было болезненным из-за устройства, поддерживающего его крупную голову. Он чувствовал, как по мере все большего утомления мышцы шеи скручиваются болезненными узлами от затылка к волосам.
- И что вы думаете о старом споре в свете этих перемен? - спросила Алэ. Ее вопрос прозвучал как вызов.
- Вы создаете барьеры, создаете берега, которые могут утопить острова, - сказал Киль. - вы делаете это для распространения морянского образа жизни. Островитяне были бы дураками, не задайся они вопросом - не делаете ли вы все это, чтобы утопить острова, а заодно и всю муть.
- Уорд. - Карин покачала головой прежде, чем продолжить. - Уорд, конец жизни на островах в том виде, в каком вы ее знаете, произойдет при нашей жизни. И это не обязательно плохо.
«Не при моей жизни», подумал он.
- Вы это понимаете? - требовательно спросила она.
- Вы хотите, чтобы я облегчил для вас эти перемены, - произнес Киль. - Сделать меня козлом отпущения, Иудой. Вы слышали об Иуде, Карин? А о козлах?
Заметная тень беспокойства показалась на ее лице.
- Я стараюсь дать вам понять, как скоро островитянам придется меняться. Это факт, и с ним придется считаться, нравится вам это или нет.
- А еще вы стараетесь заполучить наше производство водорода, - заметил Киль.
- Я стараюсь удержать вас выше нашей морянской политической грызни, - вставила она.
- Знаете ли, Карин, что-то я вам не доверяю. Я подозреваю, что вы действуете без одобрения вашего собственного народа.
- С меня довольно, - прервал Паниль. - Я предупреждал тебя, Карин, что островитянин…
- Дозволь мне управиться самой, - возразила Карин, утихомирив его движением руки. - если это и ошибка, это моя ошибка. - Она обратилась к Килю. - Вы можете поверить в возвращение гибербаков или восстановление суши? Вы можете понять значимость восстановления сознательности келпа?
«Это представление», понял Киль. Она разыгрывает его для меня. Или для Паниля.»
- С какой целью и при помощи каких средств? - спросил он, стараясь выиграть время.
- С какой целью? Мы наконец-то достигнем реальной стабильности. Все мы. Это то, что сможет объединить нас.
«Она выглядит такой спокойной, такой лощеной», подумал Киль. «Но что-то все-таки не в порядке.»
- Что для вас самое важное? - спросил он. - Келп, суша или гибербаки?
- Мои люди хотят заполучить гибербаки.
- А ваши люди - это кто?
Она оглянулась на Паниля.
- Большинство - вот кто ее люди, - сказал тот. - Вот так у нас делаются дела.
- А что самое важное для вас, Тень? - спросил Киль, глядя на него сверху вниз.
- Лично для меня? - глаза Паниля неохотно оторвались от экрана. - Келп. Без него вся эта планета - бесконечная борьба за выживание. - Он указал на экраны, от которых, как напомнил себе Киль, зависела жизнь многих островитян. - Вы видели, на что он способен, - добавил Паниль. - Вот сейчас он удерживает Вашон на глубокой воде. Это удобно. Это помогает выжить.
- Вы полагаете, это надежно?
- Да. У нас есть все, что было спасено из старого Редута после катастрофы. И мы хорошо представляем себе, что в этих гибербаках? Они могут подождать.
- Конечно, это меня тревожит, - сказал Киль, взглянув на Алэ. - Я знаю, что предположительно находится в контейнерах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...