ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но теперь ритм сменился. И самые крупные стебли келпа тянулись
прямиком к Килю. Течения утратили постоянство. Станция сотрясалась внез
апными переменами течений, от которой келп снаружи вспыхивал искрометн
ой пляской.
Утренняя сменная команда Гэллоу так и не прибыла. Команда медиков пропал
а. Киль слышал, как беснуется Гэллоу в соседней комнате. Его медовый голос
дал трещину.
«Странное что-то творится с этим келпом», подумал Киль. «Даже более стран
ное, чем то, что движется он против течения».
Киль ни разу не подумал о Скади и Бретте как об умерших. В мечтаниях, навея
нных мягкими покачиваниями келпа, Киль частенько думал о своих юных друз
ьях.
Удалось ли им достичь Вашона? Это его тревожило. Но ни намека на это он не у
ловил из гневных вспышек Гэллоу. А Гэллоу наверняка бы отреагировал, есл
и бы вести достигли Вашона.
«ДжиЛаар Гэллоу пытается захватить контроль над „Мерман Меркантайл“ и
возвращением гибербаков. За ними уже отправились в космос морянские рак
еты. Моряне изменяют лицо нашей планеты так, что для островитян на ней не о
стается места. Если Гэллоу преуспеет, островитяне обречены.»
А как будет реагировать КП? Килю это было любопытно. Возможно, он так об эт
ом никогда и не узнает.
Киль не надеялся на благополучный исход для себя. Его внутренности снова
горели, совсем как четыре года назад. Он знал, что последние останки прили
палы исчезли бесследно. А без нее пища будет проходить через его кишечни
к непереваренной, а кишки будут пожирать самих себя, пока он не умрет от вн
утреннего кровотечения или от голода. У Киля не было ни малейших основан
ий сомневаться в словах своего лечащего врача, а доказательство их было
слишком болезненным и быстрым, чтобы он мог обмануться.
«Если это заставляет меня постоянно ощущать усталость», подумал Уорд, «п
очему бы ей тогда не дать мне уснуть?» Потому что в последний раз он едва н
е умер во сне от внутреннего кровотечения. А теперь и сам сон стал невозмо
жным.
Но бодрствовать его заставляло не постоянное жжение. Он приучился перен
осить боль за годы ношения плохо приспособленного для его длинной шеи су
ппорта. То было хрупкое бодрствование обреченного.
Бодрствование и привлекло внимание Киля к келпу. Где-то поздним утром ке
лп начал пренебрегать течением и тянуться к станции. Периметр начинался
за двести метров от стен. Станция располагалась посредине массивного ло
жа келпа, словно драгоценный камень в толстом кольце. И рыба вся куда-то у
шла. Несколько беглых взглядов, брошенных Килем в иллюминатор, продемонс
трировали разнообразие здешних рыб, сравнимое с тем, что он наблюдал из ж
илища Алэ. Веерообразные рыбки-бабочки с радужными хвостами, вездесущие
поскребучки, очищающие слоевища и плаз, илистые дьяволы, подымающие и оп
ускающие паруса своих хвостовых плавников при малейшем беспокойстве. Т
еперь же никого не было видно, а там и серый светофильтр вечера почернел. О
ставался только келп, единственный владыка мира, лежащего за периметром
станции. Сегодня Киль ощутил, что наблюдает, как келп из изящного станови
тся мощным и, наконец, совершенно зрелым.
«Это мои интерпретации», напомнил себе Уорд. «Не следует навязывать чело
веческие категории другим созданиям. Это ограничивает возможности изу
чения». Внезапная дрожь оледенила ему спину, когда он сообразил, что келп
восстановлен из клеток, сохраненных в телах людей-мутантов.
Память келпа бесконечна. Так утверждают анналы Ц но то же самое утвержд
ает и ДжиЛаар Гэллоу. «Какой из этого следует вывод?» спросил Киль у самог
о себя.
«Келп пробуждается», дал он себе ответ. «И поглощает память живущих и нед
авно умерших.» Это представляло для Уорда Киля немалое искушение.
«Я мог бы оставить после себя нечто большее, чем закорючки в моих дневник
ах», подумал Уорд. «Я мог бы оставить все. Все! Только подумать об этом!» Он з
анес эти мысли в дневник, и ему захотелось, чтобы собрание всех дневников
за время его жизни оказалось при нем. Вполне возможно, насколько он может
знать, что ни один другой островитянин не уделял столько раздумий вопрос
ам жизни и ее проявлений, сколько судья Уорд Киль. Он знал, что некоторые и
з его наблюдений уникальны Ц некоторые из них нелогичны, но все до едино
го жизненно важны. Больше всего его ужасала возможность утратить все эти
заметки как раз тогда, когда человечество так остро в них нуждалось.
«Кто-нибудь когда-нибудь в свое время сделает такие же выводы. Если оно б
удет, это время.»
Его внимание привлекло прибытие еще одной субмарины. Субмарина миновал
а келп по широкой дуге. Приказ Гэллоу. Когда субмарина исчезла из поля зре
ния, направляясь к причалу, Киль восхитился движениями келпа. Громадные
стебли тянулись к пути следования субмарины, хотя бы и против течения. Сл
овно цветы, описывающие медленную дугу вслед за движениями солнца, келп
так же следовал за прибывающими морянами. То и дело серые пятна обознача
ли попытку побега внезапно ухватить чужака, но все моряне держались дале
ко от досягаемости келпа.
«Если келп пробуждается», подумал Уорд, «будущее всего человечества мож
ет быть поставлено на карту.»
Возможно, пообщавшись с достаточным количеством людей, келп нашел бы тот
или иной способ сказать: «Такие, как я. Если вы Ц люди, вы такие, как я». Было
же между ними, в конце концов, и биологическое родство. Киль сглотнул в мол
чаливой надежде, что Ваата действительно окажется ключом к келпу. А еще о
н надеялся, что характеру Вааты свойственно милосердие.
Киль подумал, что замечает перемену в периметре. Трудно сказать наверняк
а, когда настала ночь и видимость настолько уменьшилась, но он был уверен,
что двухсотметровый периметр закрылся. Не то, чтобы совсем, но достаточн
о, чтобы заметить.
Киль обратился к своей памяти за любой информацией, которую он имел о кел
пе. Разумный, способный к невербальному общению через прикосновение, кре
пко связанный с балластными камнями и мобильный в состоянии цветения Ц
если не считать того, что цветения Пандора не видала вот уже сотни лет. Тот
келп был уничтожен первыми людьми Пандоры. А какие сюрпризы приготовил
им новый келп? Это создание было возрождено из следовых генов в человече
ском генотипе. «Возможно ли, что келп научился свободно двигаться?» Это б
ыло непохоже на разыгравшееся воображение. Темнота снаружи сгустилась
тем временем почти полностью, только тоненькая полоска света исходила о
т самой станции.
«Утро вечера мудренее», подумал Уорд. «Если это утро настанет». Он хмыкну
л сам над собой. Когда большая часть окружающего мира погрузилась во мра
к, Киль стоял у иллюминатора, разглядывая свое отражение в плазмагласе, о
круженное светом единственной лампы, как ореолом. Он отошел от иллюминат
ора, взглянув на собственный нос. Тот свешивался через лицо, словно давле
ный фрукт, и кончик его соприкоснулся с верхней губой, когда Уорд, задумав
шись, поджал рот.
Стенной люк позади него неожиданно хлопнул, и это заставило его вздрогну
ть. Желудок Уорда свернулся узлом и снова расслабился, когда Уорд увидел
Гэллоу, одного, с двумя литрами островитянского вина.
Ц Господин судья, Ц сообщил Гэллоу, Ц я решил, что лишу своих людей этог
о удовольствия. Я предлагаю это вино вам в знак гостеприимства.
Киль отметил, что этикетка на вине Вашонская, а не Гуэмесская, и вздохнул с
покойнее.
Ц Благодарю, мистер Гэллоу, Ц ответил он и позволил своей голове чуть с
клониться в вежливом кивке. Ц Теперь я редко могу наслаждаться хорошим
вином Ц желудок с годами, как говорится, дает о себе знать. Ц Киль тяжело
опустился на сидение и жестом указал на другое. Ц Присаживайтесь. Чашки
в выдвижном ящике.
Ц Отлично! Ц Гэллоу просиял широкой белозубой улыбкой, которая Ц Киль
был в этом просто уверен Ц распахнула перед ним множество люков.
«И множество женских сердец», подумал он Ц и отбросил эту мысль, внезапн
о устыдясь самого себя. Гэллоу достал из ящика две чашки и водрузил их на с
тол. А ручки у них, отметил Киль, толстые, чтобы удерживаться в мозолистых
пальцах здешних работников.
Гэллоу налил вина, но присаживаться не стал.
Ц Я заказал для нас ужин, Ц сказал Гэллоу. Ц Один из моих людей довольно
сносный повар. Станция переполнена, так что я взял на себя смелость распо
рядится, чтобы ужин нам доставили прямо сюда. Я надеюсь, вы одобряете?
«Ну какой же ты вежливый», подумал Киль. «И что же тебе нужно?» Он взял чашк
у янтарного вина. Оба подняли свои чашки, но Киль едва пригубил.
Ц Приятное вино, Ц сказал Киль. Его желудок горел от крепкого вина и мыс
лей о горячей еде. А еще больше он горел от перспективы выслушивать эгоце
нтричную болтовню Гэллоу.
Ц Ваше здоровье, Ц возгласил Гэллоу, Ц и ваших детей тоже. Ц То был тра
диционный островитянский тост, что Киль отметил, приподняв одну бровь. Н
екоторые едкие замечания так и просились к нему на кончик языка, но Уорд с
умел его прикусить.
Ц Умеете вы, островитяне, выращивать виноград, Ц заметил Гэллоу. Ц То, ч
то получается у нас, больше всего напоминает вкусом формалин.
Ц Винограду нужна погода, Ц ответил Киль, Ц а не свет искусственных ла
мп. Поэтому вина разных сезонов такие разные Ц вы пробуете на вкус истор
ию жизни винограда. Формалин Ц это точное определение ваших условий жиз
ни внизу с точки зрения винограда.
Выражение лица Гэллоу на мгновение омрачилось, и он позволил себе еле за
метно принахмуриться. И снова Ц широкая обезоруживающая улыбка.
Ц Но вашим людям прямо-таки не терпится все это бросить. Они готовятся м
ассово переселиться вниз. Похоже, у них развилось пристрастие к формалин
у.
Так вот о чем пойдет речь. Киль слыхивал такие разговоры и раньше Ц оправ
дания дорвавшихся до власти мужчин и женщин собственным беззакониям. Он
представил себе, скольким приговоренным к смерти приходилось выслушив
ать виноватую болтовню своего тюремщика.
Ц Право самоочевидно, Ц сказал Киль. Ц Оно нуждается не в адвокатах, а т
олько в свидетелях. Зачем вы пришли сюда?
Ц Поговорить, господин судья, Ц ответил Гэллоу, отбрасывая со лба светл
ую челку. Ц Поговорить, побеседовать Ц как хотите, так это и называйте. С
моими людьми это для меня едва ли возможно.
Ц У вас же должны быть командиры, какие-никакие офицеры. Как насчет них?

Ц Вы находите это любопытным? Или даже пугаетесь того, что я нарушаю прив
атность вашего заключения? Успокойтесь, господин судья, я пришел только
поговорить. Мои люди ворчат, мои офицеры сговариваются у меня за спиной, м
ои враги строят заговоры, а мой пленник размышляет Ц иначе он не вел бы дн
евник, а меня восхищает любой, кто размышляет. Рациональный ум Ц штука ре
дкая, ее надо лелеять и уважать.
Теперь Киль окончательно уверился, что Гэллоу что-то нужно Ц что-то сове
ршенно особое.
«Следи за собой», предупредил себя Киль, «он Ц профессиональный очарова
тель». Глоток вина отыскал в желудке Киля самое горячее местечко и тепер
ь прожигал себе путь сквозь кишечник. Киль испытывал искушение покончит
ь с этим разговором. «И много ли уважения ты проявил к умам Гуэмеса?» Но он
мог позволить себе прервать разговор Ц не сейчас, когда это был источни
к информации, в которой, возможно, отчаянно нуждались островитяне.
«Пока я жив, я сделаю для них все, что в моих силах», подумал Киль.
Ц Я скажу вам правду, Ц начал Киль.
Ц Правда всегда желательна, Ц ответил Гэллоу. Ответом на его высказыва
ние послужил согласный кивок, и Гэллоу осушил свою чашку. Киль налил ему е
ще вина.
Ц А правда в том, что мне тоже не с кем потолковать, Ц сказал Киль. Ц Я ста
р, детей у меня нет, и я не хочу после смерти оставлять за собой пустоту.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...